О влиянии судано-американских и судано-израильских отношений на поставки оружия для ХАМАСа в сектор Газа

Президент США Дональд Трамп продлил еще на год срок действия режима американских санкций в отношении Судана, несмотря на принятое решение исключить страну из американского списка государств — спонсоров международного терроризма. Текст соответствующего уведомления распространила в понедельник 2 ноября пресс-служба Белого дома.
«Несмотря на недавнее позитивное развитие событий, кризис, вызванный действиями и политикой правительства Судана, который привел к объявлению национального режима чрезвычайной ситуации, <…> не был разрешен. Эти действия и политический курс продолжают представлять особую и чрезвычайную угрозу для национальной безопасности и внешней политики Соединенных Штатов. По этой причине я принял решение, что необходимо продлить национальный режим чрезвычайной ситуации <…> в отношении Судана», — говорится в заявлении Трампа.
В свою очередь госсекретарь США Майкл Помпео пояснил, что продление режима санкций, по мнению Вашингтона, не является негативным сигналом властям Судана, с которыми США в последнее время улучшили отношения. «Сегодня Белый дом опубликовал уведомление о продлении национального режима чрезвычайной ситуации в отношении Судана <…> Это уведомление сохраняет некоторые связанные с Суданом полномочия, на которые США полагаются для того, чтобы осуществлять наши обязательства по санкциям в соответствии с резолюциями Совбеза ООН, связанными с конфликтом в Дарфуре. Однако это не отражается негативным образом на наших улучшившихся двусторонних отношениях с Суданом и на деятельности гражданского переходного правительства, и это не оказывает никакого воздействия на решение и процедуры, направленные на то, чтобы исключить Судан из списка государств — спонсоров терроризма», — говорится в распространенном заявлении.
С 1997 года находящиеся в американской банковской системе авуары Судана содержатся под арестом. В 2007 году администрация бывшего президента Джорджа Буша-младшего приняла решение ввести санкции в отношении ряда должностных лиц правительства Судана, на которых она возлагала персональную ответственность за трагические события в Дарфуре, где в 2003 году начались вооруженные межэтнические столкновения.
Ранее Трамп принял решение исключить Судан из американского списка стран-спонсоров международного терроризма. По его словам, Хартум «не оказывал никакой поддержки актам международного терроризма» в течение полугода. Это произошло после того, как власти страны по требованию Вашингтона выплатили компенсации семьям жертв террористических актов в размере 335 млн долларов. Также Трамп объявил о том, что Судан и Израиль договорились о нормализации отношений.
США обвиняли прежние власти Судана в оказании помощи террористической группировке «Аль-Каида» (запрещена в РФ) в организации взрывов у посольств США в Кении и Танзании в 1998 году, жертвами которых стали более 200 человек, включая 12 американцев. На Хартум была также возложена ответственность за подрыв американского эсминца «Коул» в Адене 12 октября 2000 года, унесший жизни 17 человек.
Гражданская война в Дарфуре началась в 2003 году, когда две вооруженные группировки – Суданское освободительное движение и Движение за справедливость и равенство — восстали против центральных властей в знак протеста против «экономической маргинализации» региона. По данным ООН, конфликт унес жизни 300 тыс. человек, более 2,5 млн человек стали беженцами. 11 апреля прошлого года в Судане был совершен военный переворот, армия отстранила находившегося 30 лет у власти в стране президента Омара аль-Башира. Таким образом, Вашингтон по сути «подвесил» Хартум, что в принципе совершенно адекватно внешней политике США при любой администрации: они никоим образом не удовлетворяются частичными уступками со стороны партнеров, стремясь добить в рамках их полной капитуляции по тому или иному вопросу. В случае с Суданом надо отдавать себе отчет в том, что дарфурское досье в данном конкретном случае вообще ни причем. Вашингтон видит свою генеральную задачу в окончательном дистанцировании военных от власти, что, однако, противоречит расстановки приоритетов на суданском направлении со стороны Каира и Абу-Даби. Видимое потепление отношений с Вашингтоном и все громкие заявления на эту тему собственно надо четко связывать с главным и принципиальным вопросом: сделкой между Суданом и Израилем, что должно было подтвердить общий успех ближневосточной политики Д.Трампа (а вернее, его зятя Дж.Кушнера, который свой собственный план за время президентства своего тестя практически полностью выполнил) в рамках его предвыборной кампании. Кампания проиграна, и об обещаниях Хартуму можно забыть, оставив все это разруливать новой администрации. При этом, если учесть, что в новые госсекретари прочат жесткого антагониста «арабского» Судана С.Райз, то о каком-то санкционном облегчении Хартуму можно пока забыть. В этой связи не удивимся, если весь процесс нормализации отношений с Израилем забуксует (суданцы — люди ментально гордые и не любят, когда их цинично обманывают), а это совсем не отвечает израильским интересам: в отличие от Трампа Израиль волнуют реальные вопросы своей безопасности. Речь идет, прежде всего, о каналах поставок оружия ХАМАСу на Синай. Собственно в основном этим вопросом и объяснялся чрезмерный оптимизм Израиля в рамках своей нормализации отношений с Суданом. Это соглашение о нормализации отношений автоматически ставило перед ХАМАСом сложные вопросы с точки зрения поставок оружия. Собственно не случайно, израильско-суданская сделка приветствовалась в израильских политических кругах, кругах безопасности и военных кругах «как стратегическое достижение». Основные средства массовой информации Израиля тогда посвятили большую часть своего освещения обсуждению выгод, которые Израиль получит от соглашения, включая прекращение поставок оружия через Судан ХАМАСу и другим палестинским группировкам в осажденном секторе Газа. Ни для кого не секрет, что ХАМАС имел тесные связи с правительством бывшего президента Омара аль-Башира, а Хартум был надежным убежищем для лидеров движения. Однако в начале 2016 года, когда правительство О.аль-Башира приблизилось к Эр-Рияду и Абу-Даби и порвало с давним союзником ХАМАСа Ираном, отношения между ними стали натянутыми. Отношения эти еще более ухудшались после свержения О.аль-Башира и прихода к власти Суверенного совета, якобы временного органа, которому поручено вести Судан к демократии. Совет стремился наладить связи с Соединенными Штатами и Западом, помочь ослабить жесткое экономическое давление и добиться отмены санкций. Ряд источников в ХАМАСе утверждают, что отношения с Суданом в эпоху О.аль-Башира выходили за рамки политического измерения, включая как военную поддержку, так и поддержку в сфере безопасности. Глава политического бюро ХАМАСа Исмаил Хания заявил в интервью катарскому каналу «Аль-Джазира» в прошлом месяце , что «Судан был главной линией снабжения сопротивления». ХАМАС за последние 10-15 лет создал ряд объектов в Судане, необходимые для усиления переброски оружия в Газу. При этом Судан содействовал передаче оружия через свою территорию сопротивлению в Газе через египетский Синай либо морем, либо через туннели под палестино-египетской границей. Израильские спецслужбы в свою очередь заявили, что Судан работал бок о бок с Ираном и служил каналом для передачи оружия ХАМАСу, добавив, что это объясняет, почему Израиль проводил тайные и открытые операции внутри Судана и на его границах, а также даже наносил удары с воздуха по целям на суданской территории. Газета «Едиот ахаронот» сообщила о серии таких израильских операций в Судане, включая авиаудар в 2009 году, в ходе которого Израиль уничтожил колонну из 17 грузовиков с оружием к северо-западу от Порт-Судана, направлявшуюся на Синай, а затем в Газу. Несколько месяцев спустя был атакован иранский корабль с оружием, направлявшийся в Газу через Судан, а в 2012 году был разбомблен оружейный и ракетный завод в Судане.
В этой связи закономерен вопрос: насколько этот канал снабжения вооружением ХАМАС актуален до сих пор? Ряд хорошо осведомленных источников утверждают в этой связи о том, что содействие Ираном Судану в поставках оружия прекратилось задолго до свержения О.аль-Башира, что серьезно ограничило поток оружия по этому маршруту. ХАМАС неоднократно признавал, что Иран был его главным поставщиком оружия и военной техники. В 2012 году, после того как израильская авиация уничтожила военно-промышленный комплекс Ярмук в Судане, израильские разведывательные источники сообщили, что операция была проведена на основе информации, найденной в документах, изъятых агентами Моссада из кейса лидера ХАМАСа Махмуда аль-Мабхуха после его убийства в Дубае в 2010 году. Одним из этих документов была копия оборонного соглашения между Тегераном и Хартумом, подписанного в 2008 году. В соглашении якобы оговаривалось, что Иран будет производить оружие в Судане для передачи ХАМАСу и его союзникам в регионе из-за своих опасений, что оно может быть перехвачено на море, если оно будет отправлено в Порт-Судан. Эта тема была видимо актуальной после войны в Газе в конце 2008 года, когда эффективность ХАМАСа в «вовлечении и конфронтации» вышла на новый уровень, благодаря «иранской поддержке и внутреннему развитию». При этом источники утверждают, что судано-израильское соглашение представляет собой «серьезную потерю» для группировок в Газе, но добавили, что «сопротивление не будет испытывать недостатка в средствах для получения оружия, будь то другими методами из-за рубежа или путем производства и разработки его внутри страны». Аналитик по вопросам безопасности Мухаммед Абу Харбид утверждает, что судано-израильское соглашение будет иметь «негативные последствия» для группировок в Газе и что в результате этого будет затронута «деятельность сопротивления». К тому на перехвате этих каналов работают и Еипет. В марте 2011 года Египет официально объявил, что его армия захватила пять автомобилей, перевозивших крупную партию оружия из Судана, которое направлялось контрабандой через туннели в Газу. Два военных источника в египетской армии подтвердили, что Ливия была еще одной линией снабжения — хотя традиционно в меньшей степени, чем суданская линия, — но что все внешние пути снабжения были сильно затронуты усиленными мерами безопасности на Синае после прихода А.Ф.ас-Сиси к власти в Египте. Собственно эта тема для Каира продолжает оставаться приоритетной. После визита в Каир главы Суверенного совета Абдель Фаттаха аль-Бурхана в конце прошлого э месяца египетская разведка открыла в Хартуме бюро военной связи. Заявленная цель состоит в том, чтобы предотвратить любые действия исламистов против переходного правительства. 27 октября глава Суверенного совета, Абдель Фаттах аль-Бурхан и глава Национальной службы разведки и безопасности (NISS), генерал-лейтенант Джамаль Абдель-Маджид встретились в Каире со своим коллегами: руководителем Управления общей разведки генералом Аббасом Камелем и главой военной разведки генералом Х.Маджаваром. Оба выразили желание незамедлительно открыть бюро связи в Хартуме чтобы помочь суданским коллегам предотвратить любые действия исламистов в армии, выступающих против признания Израиля Суданом. Президент АРЕ Абдель Фаттах ас-Сиси в данном случае полон решимости защитить переходное правительство Судана от любых угроз, поскольку он делает ставку на то, что оно будет солидарно с Каиром отстаивать свою позицию в споре с Эфиопией по поводу Великой эфиопской плотины «Возрождения» и блокировать каналы контрабанды оружия на Синай. Будучи экс-главой военной разведки, он лично руководил чисткой своей бывшей структуры от подозрительных сторонников исламизма в рядах египетской армии, когда в 2013 году сверг президента Мухаммеда Мурси, имевшего прочные связи с «Братьями-мусульманами». Этот опыт египтяне теперь предложили использовать в Судане. К слову сказать, эта чистка проводилась «квадратно-гнездовым» методом, что самым серьезным образом дестабилизировало функционал всех спецслужб и породило там устойчивую паранойю.
В этой связи отметим несколько нюансов.

  1. Снабжение Ираном оружием ХАМАСа резко сократились после разрыва отношений между ними еще в 2014 году, когда выяснилось, что ХАМАС по заданию катарцев помогают исламистам в гражданской войне в Сирии. После этого иранцы в основном сосредоточили свои усилия по снабжению прежде всего ракетным оружием конкретно йеменских хоуситов через оманский и сомалийский каналы. Причем в последнем использовались исламисты из «Аш-Шабаб» и кланы в Путленде, а само оружие шло по каналам контрабанды древесного угля в ОАЭ из Сомали. Попытки ХАМАС восстановить свои особые отношения с Тегераном пока не материализовались в поставки оружия. По многим причинам, в том числе и исходя из особой роли Каира в рамках дипломатических усилий по возвращению Сирии в ряды ЛАГ, чисто экономическим причинам, и в связи с резким охлаждением отношений Тегерана с Хартумом еще в период О.аль-Башира.
  2. Основным поставщиками оружия на Синай и Ливию теперь стали катарцы, которые использовали в этом контексте наработанные ХАМАСом логистические каналы. Об этом в Израиле почему-то не говорят, упирая исключительно на иранский след. А между тем именно Доха является сейчас основным игроком в процессе контрабанды оружия на Синай в рамках поддержания там нужного градуса партизанской войны против Каира.
52.09MB | MySQL:104 | 0,808sec