О причинах и последствиях кадровых изменений в силовом блоке Ирака

Несколько двойных взрывов террористов-смертников в Багдаде 21 января привели к кадровым перестановкам в сфере безопасности и определенные сдвиги в политическом ландшафте страны: смещение премьер-министром Мустафой аль-Казыми старших командиров вызвало резкую негативную реакцию со стороны нескольких крупных политических сил. Эти увольнения рассматривается ими как попытка премьер-министра ужесточить свою власть над большей частью иракских сил безопасности. Напомним, что, по меньшей мере, 32 мирных жителя были убиты и 110 ранены, когда два террориста-смертника, одетые в жилеты со взрывчаткой, взорвали себя на переполненном рынке на площади Таяран в четверг утром. Ответственность за взрывы взяла на себя группировка «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России). По сообщениям сотрудников Службы безопасности и ряда разведывательных телеграмм, которые просочились в СМИ за последние два дня, в Багдаде, Басре и ряде других провинций ожидается еще больше подобных нападений террористов-смертников. Выразим в этом сомнение просто в силу того, что, судя по всему, сторонники ИГ в данном контексте либо вообще не имеют отношения к произошедшему, либо использовались «втемную». После территориального поражения ИГ летом 2017 года теракты смертников в столице, стали редкостью. Последний по времени  раз это было в январе 2018 года. Однако нынешнее нападение вызвало много вопросов по поводу способности ИГ проводить такие операции в городах, удаленных от северо-западных районов, где, как считается, в основном сосредоточены его ячейки, в таких местах, как Багдад и Басра, где у него нет прочной базы тыловой поддержки. Самым принципиальным в этой связи является вопрос, действительно ли ИГ осуществило атаку, или же появилась другая группа, использовавшая ту же тактику. Заявление ИГ об ответственности пришло необычно медленно, а эксперты иракской и американской разведки уже начинают высказывать определенные сомнения в отношении причастности к указанному инциденту именно ИГ. Если проще, то указанные инциденты случились очень «ко времени» и рассматривать их надо, прежде всего, в рамках внутришиитской политической борьбы. После терактов М.аль-Казыми созвал срочное заседание Совета министров национальной безопасности. Помимо министров обороны и внутренних дел в состав Совета входят руководители всех подразделений служб безопасности и разведки, включая военизированные формирования «Аль-Хашд аш-Шааби». Они обсудили причины и последствия, личности преступников и то, какие провинции, по данным разведки, могут стать будущими целями. Кроме того, по словам источников, обсуждались пути устранения выявленных недостатков в системе безопасности. Одним из решений, принятых на совещании, была замена ряда командиров сил безопасности и вооруженных сил, а также сил, обеспечивающих безопасность районов Багдада. Кроме того, был создан Следственный комитет для расследования фактов халатности, которая привела к нарушению безопасности. При этом М.аль-Казыми не стал дожидаться результатов расследования и поздно вечером января принял ряд решений, которые включали увольнение 5 высокопоставленных руководителей сил безопасности и военных. Генерал-лейтенант Амер Саддам, заместитель министра внутренних дел по разведывательным вопросам, генерал-лейтенант Джафар аль-Баттат, командующий федеральной полицией, и Абу Али аль-Басри, генеральный директор разведки и борьбы с терроризмом в Министерстве внутренних дел, были самыми известными именами, уволенными, согласно распоряжению, опубликованному канцелярией премьер-министра. В Багдаде был также смещен генерал-майор Бассем Маджид, директор городского департамента разведки и безопасности. Амера Саддама сменил генерал-лейтенант Ахмед Абу Рагхиф, глава Высшего комитета по борьбе с коррупцией. Генерал-лейтенант Раед Шейкер Джавдат, командир, чья карьера была под реальной угрозой после того, как он был пойман в коррупционном деле в 2019 году, заменит аль-Баттата. Хамид аль-Шатри, заместитель главы Агентства национальной безопасности, заменит аль-Басри. В этой связи отметим, что Саддам, аль-Батат и аль-Басри пользуются прямой поддержкой шиитских политических и вооруженных группировок Ирака, которые считают их своими людьми. Решение М.аль-Казыми уволить их впоследствии было ими расценено как попытка свести счеты со своими шиитскими соперниками, которые считают, что преьер таким образом пытается усилить свой  контроль в системе безопасности. «Ясно, что уволенные не имеют никакого отношения к взрывам. Решения Казыми были просто сведением счетов. Ячейка «Соколов», разведывательное подразделение, возглавляемое Басри, является одним из лучших подразделений страны и сыграла ключевую роль в демонтаже ИГ и нейтрализации десятков его оперативников. Кроме того, Амер Саддам известен как профессионал и талантлив в своей работе. У нас есть много оговорок по поводу этих изменений, и у нас сложилось впечатление, что Казыми воспользовался взрывами, чтобы свести свои счеты с некоторыми партиями», — сказал на условиях анонимности видный шиитский политик, близкий к премьер-министру. А это само по себе говорит, что кадровые изменения не являются продуктом согласия в рядах даже окружения самого премьера и были для него неожиданностью. За исключением Абу Рагхифа, все уволенные имеют серьезную поддержку тех же шиитских фракций. «Их лидеры уже дали четко понять, что считают устранение Басри одним из самых больших ударов, которые Казыми нанес им в последнее время», — сказал глава поддерживаемого Ираном парламентского шиитского блока. «Использование последних терактов для сведения счетов с некоторыми лидерами безопасности является подлым и злодейским. Если и есть кто-то, кого следует изгнать, то это Казыми… и его группу сообщников из спецслужб», — заявил в 23 января Абу Али аль-Аскари, пресс-секретарь влиятельного военизированного движения «Катаиба Хизбалла», поддерживаемого Ираном. Влиятельный шиитский священнослужитель Муктада ас-Садр также отверг назначенцев М.аль-Казими, в частности критиковал назначение Джавдата командующим федеральной полицией, поскольку он видят в нем бывшего врага за его роль в борьбе с ополчением «Армии Махди» в 2008 году. На первый взгляд, приказы М.аль-Казыми пока выполняются, и тот же Абу Рагхиф приступил к своим обязанностям 24 января, согласно краткому заявлению, опубликованному в субботу канцелярией министра внутренних дел. Но многие политические лидеры и руководители безопасности уже дали утечку в кулуарах о том, что переговоры с М.аль-Казыми на эту тему все еще продолжаются, и вполне вероятно, что некоторые из его решений будут отменены. И оппоненты М.аль-Казыми, и некоторые из его политических союзников единодушны только в одном: заменив Саддама Абу Рагхифом, премьер-министр теперь контролирует очень чувствительную службу безопасности – «ужесточая свою власть над внутренней и внешней разведкой», как выразился глава шиитской партии, союзной премьеру. «Казыми воспользовался недавними взрывами, чтобы принять ряд своих решений. Решение об отставке генерал-лейтенанта Амера Саддама и замене его Абу Рагхифом было готово к подписанию около месяца назад. Казыми уже давно пытается восстановить контроль над разведывательным управлением в МВД, но он ждал подходящей возможности, опасаясь резкой негативной реакции своих оппонентов. Что касается ячейки «Соколов», то Басри добился больших успехов в своей работе и не имеет прямого отношения к тому, что произошло в плане последних взрывов. Но он находится на этом посту уже почти 10 лет и должен быть сменен. Остальные изменения естественны и обусловлены», — заявил в этой связи анонимно высокопоставленный военный командир, знакомый с решениями министерского Совета национальной безопасности.

51.47MB | MySQL:101 | 0,328sec