О причинах снижения популярности премьер-министра Судана Абдаллы Хамдока

Когда Абдалла Хамдок стал премьер-министром в августе 2019 года, многие в Судане надеялись на начало нового этапа в истории страны, после того как президент Омар аль-Башир был отстранен от власти в апреле того же года после масштабных протестов. Бывший заместитель исполнительного секретаря экономической комиссии Организации Объединенных Наций для Африки А.Хамдок рассматривался как оптимальная кандидатура с точки зрения руководства гражданским крылом переходного Суверенного совета — совместного военно-гражданского органа, призванного привести Судан к новой эре правления после 30-летнего правления О.аль-Башира. Но первоначальная беспрецедентная популярность Хамдока сильно пострадала в последние месяцы, поскольку многие гражданские активисты  обеспокоены сильными уступками со его стороны  сохраняющим влияние во властных структурах суданским военным и силовикам. С момента своего назначения премьером Хамдок настаивал на том, чтобы придерживаться «суданской модели переходного периода», основанной на соглашении о разделе власти, подписанном в августе 2019 года между проправительственной политической коалицией «Сил за свободу и перемены» (FFC) и армией, которое должно продлиться до конца 2022 года. Нынешнее падение его популярности в глазах общественности частично объясняется его неспособностью противостоять захвату армией крупных политических и дипломатических позиций, что препятствует прорывам во многих вопросах и не соответствует требованиям протестующих сторонников демократии. В частности, спустя полтора года после резни около задания Генерального штаба ВС Судана расследование не привлекло виновных к ответственности за смертоносные события в Хартуме в тот день. На этом фоне недавние события также повлияли на популярность премьер-министра. Имеется ввиду убийство 45-летнего Бахаа Альдина Нури, который был похищен боевиками военизированной группировки Сил быстрого реагирования (СБР) под командованием «второго человека» в силовом блоке Судана Хемити в декабре, но через несколько дней был найден мертвым, и на его теле были следы пыток. Еще одной неудачей, приписываемой Хамдоку, было его решение заморозить запланированные изменения в программе начальной школы, которая была разработана под руководством исламистского правительства О.аль-Башира, после давления со стороны религиозных групп. Этот шаг Хамдока привел к тому, что глава Национального центра учебных программ и образовательных исследований Омар Эль-Гарай подал в отставку в знак протеста, в то время как организации гражданского общества и активисты, выступающие за демократию, также осудили это решение. Один суданский политический аналитик, выступавший на условиях анонимности, заявил, что, по его мнению, смерть Нури и полемика вокруг школьной программы нанесли особый ущерб популярности Хамдока. «Нет никаких сомнений в том, что его популярность падает из-за осложнений переходного периода в Судане и укоренившегося влияния армейских генералов, которые находятся вне гражданского (правительственного) контроля. Мы видим, что армия и сектор безопасности не были реструктурированы, и все это негативно отражается на премьер-министре», — сказал он. На этом фоне еще один источник в Министерстве иностранных дел Судана заявил, что армия «захватила» внешнюю политику после свержения О.аль-Башира — включая принятое в октябре решение о нормализации отношений с Израилем. «Глава Суверенного совета Абдель Фаттах аль-Бурхан встретился с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху и принял делегации из Израиля, не посоветовавшись с Советом министров во главе с Хамдоком. Помимо этого армейские лидеры заключили секретную сделку по созданию российской военно-морской базы в Красном море, даже не уведомив об этом Министерство иностранных дел», — сказал этот источник, пожелавший сохранить анонимность, поскольку он не был уполномочен общаться со средствами массовой информации. Ведущий член комитета сопротивления Мохаммед аш-Шариф также сказал, что у него нет сомнений в том, что армия оттесняет гражданскую часть правительства по большинству важных вопросов. «Они объединились с эмиратским и саудовским лагерями, а также с Египтом, чтобы укрепить себя и организовать переворот против гражданского правительства»,- утверждает он.

На этом фоне исламисты и сторонники режима О.аль-Башира сыграли определенную роль в подрыве авторитета Хамдока, который пережил покушение в марте прошлого года, и его гражданского правительства. «Исламисты работают из подполья, чтобы саботировать переходный период, иногда объединяясь с армией, а иногда саботируя экономику, стремясь устроить переворот против переходного периода», — утверждает вышеуказанный источник в правительстве. Суданский политолог Салах аль-Дома также заявил, что, по его мнению, сторонники О.аль-Башира стоят за экономическими и племенными проблемами в стране. Он отметил, что саботаж политических преобразований в Судане не является чем-то новым: «Они используют свое влияние в глубоком государстве для того, чтобы вызвать межплеменные столкновения, воспрепятствовать перестройке армии, чтобы удержать своих агентов на позициях влияния, защитить свои экономические интересы и многие другие тактики, чтобы взорвать переходный период, чтобы устроить переворот против гражданского населения или создать общий хаос, как во многих странах региона». В данном случае не согласимся с этой оценкой. Межплеменные столкновения были и будут в Судане всегда, и исламисты здесь не причем. Более того, в результате многочисленных кадровых чисток и откровенных репрессий под часто надуманными предлогами влияние исламистов в силовом блоке очень сильно снижено. По крайней мере, до той степени, которая не позволяет им серьезно влиять на развитие политических процессов. Вообще говорить о «глубинном государстве» исламистов в силовом блоке Судана при наличии принципиального альянса между ним и спонсорами из АРЕ и ОАЭ, которые полагают политический ислам главной своей национальной угрозой, наивно. А эта координация настолько тесная, что сейчас, например, суданские спецслужбы по указанию египетских коллег стали изымать у иностранных исламистских эмигрантов выданные им в свое время суданские паспорта в рамках подготовки их депортации в тот же Египет. В этой связи подчеркнем, что основной смысл борьбы между гражданскими и военными в Судане сейчас сосредоточен не на исламизме, а на борьбе за контроль над основными финансовыми потоками в условиях открытия суданского рынка после снятия американских санкций. В том числе и в рамках продолжения контроля со стороны военных над золотодобычей. И эту борьбу Хамдок пока проигрывает.

Суданская профессиональная ассоциация (СПА), возглавлявшая протесты против О.аль-Башира, с тех пор неоднократно выступала против переходного правительства, которое она помогла привести к власти после долгих переговоров с армией. Ведущий член СПА Мухаммед Альфатих Юсеф в этой связи заявил, что почти через два года после отстранения О.аль-Башира ассоциация считает, что правительство не смогло достичь целей восстания, воплощенных в объединяющем лозунге «свобода, мир и справедливость». «Экономика продолжает ухудшаться, армия и ополченцы продолжают доминировать в политическом ландшафте, конфликты продолжаются по всей стране, и многие законы, унаследованные от старого правительства, все еще не изменены», — сказал он. «Слабость премьер-министра является одной из главных причин снижения его популярности. Армия контролирует экономику, мирные переговоры с повстанцами, внешнюю политику и ведет государство в направлении, противоположном требованиям демократических протестующих», — добавил  Юсеф. Один из ведущих членов  Коммунистической партии Судана Камаль Карар обвинил самого Хамдока в провале руководства переходным периодом, обвинив премьера в том, что он сдался на милость армии. Он сказал, что существует реальное разочарование в связи с предполагаемой неспособностью Хамдока противостоять военным, включая генерала А.Ф.аль-Бурхана и печально известного лидера военизированных формирований Мухаммеда Хамдана Дагало (Хемити),  которого обвиняется в причастности к резне 3 июня. «Десятки многомиллионных демонстраций прошли к офису [Хамдока], чтобы поддержать его в противостоянии армии и навязывании требований революции, но он упустил все возможности. — Если он продолжит нынешнюю политику, у революционеров не останется иного выбора, кроме как свергнуть его вместе с армией», — сказал он. В этой связи отметим, что эти угрозы пока надо воспринимать как чисто риторические, поскольку на сегодня гражданский сегмент в отличие от военных сильно фрагментирован и дезориентирован. К тому же основные международные спонсоры нынешнего режима в Хартуме в лице ОАЭ и АРЕ хронически не доверяют гражданским и полагают, что они не в состоянии удержать власть и сохранить стабильность в Судане.

51.63MB | MySQL:104 | 0,769sec