Ситуация в Судане и Южном Судане: декабрь 2020 г.

3 декабря в Хартуме было объявлено, что в середине месяца будут допрошены высокопоставленные суданские военные на предмет их причастности к силовому разгону манифестаций в июне 2019 г., в результате чего погибли сотни людей. Очевидно, что это решение отразило противоречия между гражданскими и военными, делящими власть в переходных властных структурах.

Напомним, что 3 июня 2019 г., почти два месяца спустя после падения режима Омара аль-Башира, ставшего следствием массовых народных выступлений, вооруженные лица в военной форме подавили в крови сидячую забастовку, проводившуюся перед зданием штаб-квартиры суданской армии. По данным поддерживавшего манифестантов комитета врачей, тогда погибли 127 человек. Власти заявил о 71 погибшем.  Правивший в то время в Судане Переходный военный совет (ПВС) сначала потребовал от военных разогнать манифестантов, а затем выразил сожаление в связи с совершенными при этом «ошибками».

Как сообщил советник по СМИ командующего суданской армией генерала Абдель Фаттаха аль-Бурхана генерал Ат-Тахир Абу Хаджджа, «все участники ныне распущенного ПВС должны предстать перед независимой комиссией по расследованию» событий 3 июня 2019 г. Аль-Бурхан был главой ПВС, просуществовавшего до августа 2019 г., когда был сформирован Суверенный совет, правящий с тех пор в стране. Предполагалось, что допросы участников ПВС начнутся с 16 декабря. Комиссию возглавил адвокат Набиль Адиб, назначенный на этот пост премьер-министром Судана Абдаллой Хамдоком.

Согласно первому расследованию, проведенному в июне 2019 г., к расправе над манифестантами были причастны бойцы полувоенного формирования Силы быстрой поддержки (СБП), ранее оставившие кровавый след в Дарфуре.

Первый допрос высокопоставленного суданского военного из состава ПВС в рамках вышеуказанного дела состоялся 22 декабря.

Уже 28 декабря генеральный прокурор Судана выписал мандаты на арест против ряда руководителей СБП, бойцы которых похитили 16 декабря, пытали и убили активиста протестного движения 45-летнего Бахаэддина Нури.

К 5 декабря стало очевидным, что подписанный 1 декабря генералом аль-Бурханом указ об учреждении наделенного большими полномочиями «Совета партнеров переходного процесса» (СППП) вызвал очередной раздрай между военным и гражданскими, делящими уже в течение 15 месяцев власть в Суверенном совете. СППП поручено «управлять в переходный период, разрешать разногласия между ветвями власти, он наделен всеми необходимыми прерогативами для того, чтобы осуществлять свою власть».

На решение аль-Бурхана тут же отреагировало правительство. Совет министров во главе с А.Хамдоком отверг это решение, заявив, что генерал превысил свои полномочия, наделив СППП исполнительной властью. Как отметил представитель правительства Фейсал Мухаммед Салех, первоначально между Суверенным советом и правительством была договоренность, что СППП будет заниматься только «координацией и разрешением разногласий, которые могут возникнуть во время переходного периода». «Как исполнительный орган, которому оказал доверие суданский народ с задачей защитить завоевания Декабрьской революции, важно, чтобы мы заявили о нашем несогласии с формированием СППП в его настоящем виде», — сказал он. По его оценке, указ аль-Бурхана противоречит конституционному документу, подписанному в августе 2019 г. между активистами протестного движения и военными. По оценке Салеха, у СППП должна быть исключительно консультативная функция, и он ни в коем случае не может вмешиваться в работу исполнительной и законодательной ветвей власти, а также в работу Суверенного совета (состоит из 6-ти гражданских и 5-ти военных).

А.Хамдока поддержал бывший мотором восстания против прежнего режима альянс «Силы за свободу и изменения». Ему ответил 9 декабря аль-Бурхан, заявивший, что исполнительная власть в лице правительства А.Хамдока провалилась.

7 декабря сотни суданцев, бежавших из родных мест в годы конфликта в Дарфуре, вышли на улицы г.Ниала в знак протеста против готовящегося вывода из региона Миссии ООН в Дарфуре (Minuad), назвав его преждевременным.

Ранее сообщалось, что ООН и Африканский союз договорились о прекращении мандата Minuad 31 декабря 2020г., как того потребовал Хартум. В ООН предполагали, что этот процесс займет 6 месяцев. Соответствующее требование Судана подержали Россия, Китай и африканские страны, представленные в Совбезе ООН.

Minuad была развернута в Дарфуре в 2007 г. и насчитывала около 8 тысяч «голубых касок». Манифестация проходила перед штаб-квартирой миротворцев под лозунгом «Нет уходу Minuad!».

Несмотря на протесты, Совет Безопасности ООН 23 декабря принял решение о сворачивании Minuad, поручив с 31 декабря 2020 г. ответственность за поддержание мира в Дарфуре на переходные суданские власти.

Уже 28 декабря Хартум принял решение о развертывании на юге Дарфура дополнительных войск после развернувшихся там межплеменных столкновений, повлекших многочисленные жертвы. Речь идет о племенах массалит и фалата.

9 декабря в Москве было объявлено, что Россия и Судан подписали документ относительно учреждения пункта материально-технического обеспечения (ПМТО) ВМФ России  в Порт-Судане. Речь идет о базировании там 300 человек персонала и 4-х кораблей, в том числе с ядерными энергетическими установками.

Судя по всему, договоренность об этом была достигнута еще в ходе визита аль-Башира в Москву в конце 2017 г. Спрашивается, а зачем такой ПМТО вообще нужен? Ведь корабли, которые окажутся там в случае развязывания вооруженного конфликта, обречены, поскольку окажутся заперты между Суэцким каналом и Баб эль-Мандебским проливом. Да и Судану после достижения известных договоренностей с США он вряд ли будет нужен.

В любом случае, соглашение, будущее которого очень сомнительно, рассчитано на 25 лет с возможной пролонгацией на 10 лет.

10 декабря суданские власти решили отозвать суданскую национальность у более чем 3,5 тысяч персон, натурализованных при режиме О.аль-Башира. По данным сирийских СМИ, это были главным образом сирийцы. Они же назвали и цену вопроса – 10 тысяч долларов.

13 декабря А.Хамдок сообщил, что находится с визитом в Аддис-Абебе по случаю очередного гуманитарного кризиса, связанного с прибытием в Судан 50 тысяч граждан Эфиопии из провинции Тыграй. В поездке его сопровождали высокопоставленные представители суданской армии и спецслужб. Войска Эфиопии начали наступление против повстанцев в Тыграе в начале ноября. В тот же день состоялась встреча А.Хамдока с его эфиопским коллегой Абием Ахмедом – лауреатом Нобелевской  премии мира от 2019 г.

17 декабря правительственный источник сообщил, что главный суданский военный генерал А.Ф.аль-Бурхан отправился на восток страны в район границы с Эфиопией после того, как днем ранее суданские военные потеряли убитыми несколько человек, попав в засаду, устроенную эфиопскими военными и полувоенными формированиями. По данным местных СМИ, в результате инцидента погибли 4 суданских военных, 12 получили ранения. Официально эта информация не подтверждалась. Как заявил суданский премьер А.Хамдок, «правительство (Судана) поддерживает вооруженные силы». Со своей стороны Эфиопия попыталась минимизировать инцидент.

19 декабря официальные СМИ сообщили о направлении «значительных военных подкреплений» в район границы с Эфиопией.

20 декабря канцелярия суданского премьера сообщила, что переговоры с Эфиопией относительно демаркации общей границы начнутся через два дня. Это решение было принято на состоявшейся в тот день в Джибути встрече между А.Хамдоком и А.Ахмедом. 22 декабря действительно такие переговоры начались. Со стороны Судана делегацию возглавил министр по делам кабинета министров Омар Манис, со стороны Эфиопии – вице-премьер-министр, министр иностранных дел Демеке Меконнен.

Две страны оспаривают, в частности, район Эль-Фашага в штате Гедареф площадью 250 кв. км, который пытаются использовать крестьяне с той и другой стороны. Эфиопия обвиняет Судан в том, что тот, используя конфликт в Тыграе, продвинул свои войска на новые позиции в оспариваемом районе.

31 декабря глава МИД Судана Омар Гамар Эддин заявил, что Хартум восстановил контроль над всеми спорными территориями, занятыми на некоторое время крестьянами из Эфиопии.

14 декабря США завершили процедуру по удалению Судана из своего «черного» списка стран, поддерживающих международный терроризм. Он в нем значился с 1993 г. Эта мера позволяет Судану привлечь международные инвестиции для помощи вымирающей экономике и решения проблемы внешнего долга в 60 млрд долларов. Напомним, что 19 октября президент Д.Трамп объявил о подготовке этой меры. Уже 23 октября Судан согласился нормализовать отношения с Израилем. Понятно, что все это было взаимосвязано, хотя Хартум на словах полностью отверг шантаж в этом вопросе.

В тот же день глава Госдепа США Майк Помпео, подтвердив, что Судан удаляется из «черного» списка, заявил, что этот шаг являет собой «фундаментальное изменение» в отношениях между двумя странами.

22 декабря подал в отставку по причинам, связанным «со здоровьем», председатель суда, перед которым предстал О.аль-Башир по обвинениям, связанным с обстоятельствами переворота 1989 г.

19 декабря исполнилось 2 года с момента начала массовых народных выступлений, приведших к падению режима О.аль-Башира. По оценкам наблюдателей, несмотря на предпринимаемые переходным правительством меры, в жизни простых суданцев пока изменилось не много. Это создает определенную критическую массу, готовую вновь взорваться. Это выразилось в многотысячных манифестациях, прошедших в ряде городов Судана 19 декабря. Одним из лозунгов при этом был «Народ хочет низложения режима!». Поэтому, как представляется, говорить о некоем ПМТО ВМФ России в Порт-Судане представляется явно преждевременным, особенно с учетом быстрого роста американского влияния в этой стране.

 

1 декабря комитет экспертов ООН, следящий за исполнением санкций в отношении Южного Судана, в докладе Совбезу ООН рекомендовал продлить этот режим, введенный в 2018 г. Он также рекомендовал лучше следить за исполнением этого режима. Среди нарушителей режима санкций была названа, в частности, Уганда. Авторы доклада отметили также, что стороны конфликта в Южном Судане не выполнили своих обязательств, предусмотренных мирным соглашением от 2018 г. По их оценке, реализация соглашения от 2018 г. «практически находится в мертвой точке», и власти Южного Судана расходуют все меньше средств для его конкретизации.

Эксперты ООН вновь просигналили, что оружие из правительственных арсеналов расходится различным негосударственным милицейским группировкам. Они потребовали введения целевых санкций против лиц, которые препятствовали миссиям по поддержанию мира, а также миссиям по доставке гуманитарной помощи.

Со своей стороны неправительственная организация «Международная амнистия» (МА) потребовала, чтобы эмбарго на поставки оружия в Южный Судан было сохранено «после случаев насилия против гражданских лиц в 2020 году».

18 декабря в совместном докладе правительство Южного Судана и гуманитарные агентства ООН сообщили, что к середине 2021 г. свыше 7,2 млн южносуданцев или около 60% населения этой страны будут страдать от недоедания. В предыдущем аналогичном докладе значились 5,8 млн человек. Этот показатель стал самым высоким со времени достижения Южным Суданом независимости в 2011 г.

55.82MB | MySQL:105 | 0,703sec