Отчет экспертной группы ООН о фактах финансовых злоупотреблений в ходе Форума ливийского политического диалога

28 февраля. агентство AFP процитировало выдержки из отчета экспертной группы ООН по ситуации в Ливии, который будет представлен Совету Безопасности ООН в марте месяце и который включает результаты расследования утверждений о взяточничестве, представленных членам экспертной группы в ходе работы Форума ливийского политического диалога в Тунисе в ноябре 2020 года. AFP добавило, что отчет экспертной группы подтверждает, что «голоса, как минимум, трех участников» Форума ливийского политического диалога, спонсируемого Миссией ООН по поддержке в Ливии, были куплены. Как известно, во время встречи в Женеве, 5 февраля члены ФЛПД, своеобразной комиссии выборщиков (сразу становится понятно, кто придумывал весь этот формат) выбрали на переходный период новый орган исполнительной власти, состоящий из трех членов Президентского совета во главе с Мухаммедом аль-Манфи и его членами Мусой аль-Кявни и Абдаллы аль-Лафи, а также Абдель Хамида Дбейбу в качестве главы правительства национального единства. Деятельность Форума началась 9 ноября 2020 года в столице Туниса с участием 75 деятелей из разных регионов Ливии, как раз, с целью выбора нового органа для управления переходным этапом, который приведет страну к выборам, запланированным на декабрь этого года.

Можно было бы заподозрить AFP в предвзятости, или ангажированности в подаче этой информации. Ведь, зная щепетильность американцев в подобных вопросах, всем, что связано с коррупцией и взятками, нетрудно допустить вероятность того, что результаты голосования можно оспорить. Однако, хотя такая вероятность существует и, более того, она является одним из страховочных механизмов, если кто-то из бенефициаров выбора решит отойти от предписанных ему установок. И на сей раз французские источники правы. И можно добавить: все. что творилось вокруг работы ФЛПД во всех его локациях являлось политическим торгом между ливийскими фракциями, племенами, кланами, между бизнес-группировками и политиками. С весьма значительной коррупционной составляющей. В этом и была простая (мы не раз упоминали, что США предпочитают простые и отработанные схемы) задумка – заставить ливийцев выяснить отношения не на поле боя, в чем они достаточно бестолковы с точки зрения конечного результата, а десять лет это красноречиво показали, а в привычном им поле – торгово-переговорном. Главное – вывести процесс на нейтральную территорию, не дать вмешиваться в него внешним факторам (впрочем, турок и так все устраивает, их влияние в Ливии должным образом структурировано, резервировано. Российское присутствие – существует только в грезах и пропагандистском пространстве. А всем прочим дали понять: будет так и не лезьте. Что и происходит). А ливийцы, пусть торгуются, покупают друг у друга сферы влияния, голоса, объекты приложения властных полномочий, в конце концов, локальные бизнесы пусть переделывают, попросту говоря, пусть творят, что хотят, но в рамках генеральной линии. На случай несоблюдения ее в бенгазийской «Аль-Раджме», где пока еще сидит Х.Хафтар, подготовлены отчеты о многочисленных злоупотреблениях в ходе ФЛПД, и, не сомневаемся, с многочисленными документальными доказательствами кулуарных общений депутатов-выборщиков в женевских и тунисских отелях, ну и еще, кое-что, о чем речь пойдет в нашем следующем материале.

Согласно отчету экспертов ООН, «во время переговоров в Тунисе двое из участников предложили взятки в размере от 150 000 до 200 000 долларов, как минимум, трем членам Форума, если они решат голосовать за А.Х.Дбейбу на пост премьер-министра». Отчет, который еще не опубликован, подготовлен экспертами ООН, которым было поручено расследовать нарушения международного эмбарго на поставки оружия Ливии, сообщает AFP. Эксперты ООН пишут в одном из абзацев отчета об эпизоде, когда один из делегатов «взорвался от гнева в вестибюле отеля Four Seasons в Тунисе, узнав, что некоторые из участников могли получить до … 500 тысяч долларов в обмен за их голоса отданные А.Х.Дбейбе, в то время как сам он получил всего 200 тысяч долларов» . Один из участников переговоров, попросивший не называть его имени, подтвердил AFP, что он был свидетелем произошедшего, выразив гнев по поводу «недопустимой коррупции в то время, когда Ливия переживает серьезный кризис (видимо, ему заплатили еще меньше – авт.). Тогдашний спецпосланник ООН в Ливии Стефани Уильямс сообщила делегатам и журналистам, что начала расследование обвинений во взяточничестве. Члены Форума г-жа Камель аль-Якуби и Азза Махмуд аль-Саид, в письме, направленном новому спецпосланнику ООН Яну Кубишу 20 февраля, призвали к публикации отчета экспертов, заявив, что эти утверждения представляют оскорбление их «достоинства, чести и прозрачности».

Это не первый раз, когда среди кандидатов в президенты находятся те, за которых предлагается взятка, а за утверждение членов правительства назначается цена. Первым было предъявление обвинений Абдель Хамиду Дбейбе в том, что участник Форума, его дядя, Али Дбейба назначил цену и предложил взятку за избрание своего племянника. И оно получило косвенное неожиданное подтверждение, когда посол Ливии в Иордании и бывший кандидат в президенты Мухаммед аль-Баргути написал об «одном из кандидатов в правительство», оговорив, что это не А.Х.Дбейба и не М.аль-Манфи. Вот, что он сообщил корреспондентам ливийского новостного портала «Сада»: «Вначале я хотел бы отметить, что эта история не имеет ничего общего с личностями, которые были выбраны для занятия руководящих должностей (председательствующего в Президентском совете или в правительстве), и она не имеет ничего общего с какой-либо действующей фигурой на нынешней политической сцене. Это просто пример, тем более, что отношения между мной и героем истории стали очень далекими, у него немало политического и функционального опыта, наш друг амбициозен, но это законно, однако, когда мы встретились, я узнал его с новой стороны. Началось все с телефонного звонка: «Я хотел бы приехать завтра в Амман, чтобы встретиться с Вами и поговорить с Вами о важном деле». Я приветствовал его визит, человек приехал, позвонил мне из своей резиденции, он хотел бы встретиться в тот же вечер, а  завтра утром, он уедет, у него много работы. Я пригласил его на ужин, ужин был в том же отеле, в котором он останавливался. Во время ужина он рассказал, что был в большом турне по Ливии, во время которого он встретился со многими важными фигурами, а завтра он начнет визит во многие страны, связанные с ливийским досье. Мой гость сказал: «Я договорился о том, чтобы я был премьер-министром, и во время моих встреч в Ливию я обнаружил, что Ваше имя очень уважают, и вас рассматривают как влиятельную фигуру. Поэтому я предлагаю Вам сотрудничать со мной в этом правительстве и стать заместителем премьер-министра и министром иностранных дел». Гость не оставил мне возможности ответить, добавив: «Я все уладил и договорился с заинтересованными сторонами, и после консультаций и достижения договоренностей вопрос будет стоить мне 50 млн долларов. Я заплачу 50% от стоимости заранее, а потом оставшуюся часть, среди тех, кто поддерживает меня есть такие, кто хочет купить дома за пределами страны». Я застыл на своем месте, мне было трудно поверить в сказанное, я пытался найти слова, чтобы ответить, я сказал: «Я удивлен, как вы так думаете? Это недопустимо, и для меня неприемлем». Он прервал меня, сказав: «50 млн долларов ради спасения Ливии ничего не стоят». Дистанция между мной и собеседником стала весьма велика, несмотря на то, что мы сидим за одним столом, расстояние между людьми измеряется не в метрах, а в идеях. Я извинился перед ним и поблагодарил его за предложение. Затем позвонил этому человеку и попрощался с ним, поняв, что есть большая разница между теми, кто говорит о родине, и теми, кто говорит о базаре».

Редакция экономического раздела газеты «Сада» также связалась с послом Ливии в Иордании Мухаммедом аль-Баргути, и он объяснил нам, что это история, «не имеющая ничего общего с аль-Манфи и Дбейбой, закончилась»,  добавив, «То, что произошло между мной и тем, кто упоминается в этом эпизоде, — это то, что я слышал от него, а он — от меня,  но я бы предпочел не упоминать его имя».

Кто бы ни был «таинственный» амманский визитер аль-Баргути, что между ними произошло на самом деле, и почему они не договорились, не так уж и важно, хотя намек более чем красноречив. Даже, если допустить, что дипломат оговорил своего гостя по той, или иной причине, эта история дает возможность понять порядок цифр, вращающихся вокруг назначений во власть. И это далеко не первый случай, когда мисуратская партия, весьма состоятельная, упоминалась в связи с различными финансовыми эпизодами, часто сомнительного свойства. Это типичная картина для региона БВСА и,  онакроме всего прочего, примечательна еще одним моментом, характеризующим сегодняшние место и возможности РФ в той же Ливии. И в Ираке. Все мало-мальские серьезные вопросы в этих странах сейчас решаются исключительно таким путем, как описал посол М.аль-Баргути. В крайне редких эпизодах срабатывают другие обстоятельства политического или конъюнктурного свойства, когда местная сторона вынуждена соглашаться на заключение той или иной сделки, «просто так».  Москва же предпочитает оперировать незамысловатым набором понятий «союзнические отношения», «геополитика». «стратегическое партнерство», пытается играть на противоречиях местной стороны с теми же США, делать все. что угодно, но только не платить.  Даже тогда, когда ей недвусмысленно намекают: «дайте и получите». Те же США, кстати, при всем своем огромном политическом весе, платят и дают. В итоге, выгодные контракты достаются конкурентам, влияния и роли – ноль целых ноль десятых, а «вымученные» сделки остаются неоплаченными на годы из-за того, что, видимо «жаба душит». Чем вызван такой подход, жадностью или глупостью, или их сочетанием, мы затрудняемся сказать, результат, тем не менее, очевиден.

Отметим еще одно обстоятельство. Формально, все приличия соблюдаются. 28 февраля,  Министерство внутренних дел ПНС и Главное управление по борьбе с коррупцией подписали меморандум о взаимопонимании между двумя сторонами в офисе министерства в Триполи. Соглашение, подписанное министром внутренних дел, полномочным представителем Фатхи Башагой и директором Главного управления по борьбе с коррупцией, Нуманом аль-Шейхом, предусматривает борьбу со всеми формами коррупции, обмен усилиями и успешным опытом, знаниями, информацией и документами в области коррупции. предотвращение, расследование, выявление коррупционных преступлений, защита свидетелей, экспертов, информаторов и конфиденциальных источников и т. д. в рамках положений Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции и действующего законодательства. В МВД заявили, что подписание соглашения связано с «усилением принципа участия и воплощением в жизнь управления собственностью, честности, прозрачности и подотчетности, предусмотренных Организацией Объединенных Наций для борьбы с коррупцией, а также общей озабоченности по поводу серьезности угроз, которые коррупция представляет для безопасности и стабильности общества, подрыва его институтов, ценностей демократии, моральных ценностей и справедливости, а также угроза экономическому процветанию и верховенству закона». Немного вычурно, но, тем не менее, как говорится, «комар носу не подточит». Кроме того, появляются законные основания, при необходимости, задать ряд вопросов министрам, депутатам или даже главе правительства. Недаром, МВД Ливии консультируют британские советники.

51.5MB | MySQL:101 | 0,327sec