Западные военные эксперты о динамике повстанческих и контрповстанческих действий на примере Мали. Часть 2

Достижение политического влияния на местное население в комплексе оперативных мероприятий ППД, по утверждению западных военных экспертов, имеет важнейшее значение. Как указано в FM 3-24, почти всегда среди местного населения существую небольшие группы, активно поддерживающие правительство или противостоящие ему. Успех же ППД зависит от привлечения к сотрудничеству значительной части пассивного большинства, изначально состоящего как из сторонников  правительства, так и повстанцев. Аналогичную цель преследуют и лидеры ВЭО.

Пассивное население гарантирует ВЭО «пассивную поддержку», которая на раннем этапе повстанческого движения имеет решающее значение для его выживания и роста группировки. Такая поддержка оказывается населением «негласно» и имеет большое влияние на долгосрочную эффективность ВЭО. Пассивные сторонники не оказывают материальной поддержки, но позволяют повстанцам действовать за счет того, что не предоставляют информацию силам безопасности. Эту форму поддержки специалисты называют «терпимостью», или «уступчивостью». Другая форма народной поддержки мятежников называется «активной внутренней поддержкой». Она включает: присоединение к ВЭО гражданских лиц или групп, оказание логистической, финансовой, интеллектуальной и медицинской помощи, предоставление безопасных убежищ, передачу транспортных средств, осуществление действий от имени ВЭО.

Исламистские группировки в Мали пользуются как пассивной, так и активной внутренней поддержкой. Например, успехи АКИМ на северо-западе страны в Тимбукту во многом является результатом значительной активной внутренней поддержки со стороны местного населения. Утверждается, что АКИМ имеет несколько источников среди сельских жителей, через которых получает новобранцев, предметы первой необходимости, снаряжение, а также сведения об обстановке. В значительной степени это стало следствием установления межплеменных связей с ключевыми лицами путем заключения брака и ведения предпринимательской деятельности в зоне влияния группировки.

В других случаях сельские жители просто вынуждены терпеть боевиков ВЭО, учитывая отсутствие сил, способных предоставить защиту. Как правило, в таких условиях локальная поддержка ВЭО достигается применением насильственных методов принуждения и запугивания жителей. Принуждение эффективно в краткосрочной перспективе, особенно на уровне общины. Напротив, в долгосрочной перспективе насильственные действия, отрицательно влияющие на образ жизни людей, подрывают имидж ВЭО, особенно если последние желают добиться открытой поддержки местного населения.

Повстанцы могут занимать деревни постоянно или периодически. Их цель – контролировать людей, требовать соблюдения законов шариата, взимать налоги, собирать продовольствие, получать разведданные и вербовать новых членов группировки. Деревни могут также выступать в качестве безопасных убежищ, позволяя боевикам «растворяться» среди общины для обмана сил безопасности, действующие в этом районе. Так, в окрестностях Мопти деревня Софара находилась под контролем боевиков Фронта освобождения Мачина. Жители были лишены права на организацию праздников, свадеб и крещения. Боевики по своему усмотрению периодически приходили и уходили, запугивая жителей Софары. Многочисленные свидетельства, собранные в нескольких населенных пунктах в центральном регионе Мали, свидетельствуют о постоянных случаях пыток и других форм насилия. В частности деревня Ноу-Бозо, также в Мопти, находилась под контролем нескольких группировок ВЭО. Боевики запретили сельским жителям въезд в деревню и выезд из нее. Жители подвергались угрозам и избиениям, когда отказывались выполнять требования боевиков. В других случаях ВЭО разрушали общественные здания и осуждали присутствие государственных органов на местах. Населению деревень пригрозили не сообщать силам безопасности о присутствии ВЭО и предупредили, что повстанцы обязательно вернутся.

Озабоченность правительства Мали обеспечением безопасности на юге и в северных регионах страны привела к ограниченному присутствию vалийской армии в центральных районах. Вместе с тем, агрессивное поведение малийских солдат по отношению к представителям фулани часто усугубляет ситуацию. Такое поведение облегчает ВЭО пропагандистские и вербовочные акции среди этой народности. Итогом, по оценкам экспертов, становится типичное «хорошее восстание», которому способствует динамика «плохого противоповстанческого движения». Для достижения полного доверия гражданских лиц к силам безопасности, репутация последних должна оставаться незапятнанной. В противном случае ВЭО заполнят пустоту и увеличат свою власть и влияние на население. Вместе с тем, даже если бы местные силы безопасности были учтивы по отношению к сельским жителям и реализовали инициативы ППД с целью разорвать контакты мятежников с гражданским населением, это принесло бы успех только в том случае, когда более крупные формирования ВЭО были зачищены в целевой области.

«Создать благоприятное население». По ряду оценок операция «Бархан» оказала разрушительное воздействие на ВЭО. Тем не менее, продолжает существовать проблема сохранения территорий, очищенных от мятежников, после того, как обычные силы будут развернуты в других районах для борьбы с повстанцами. Очевидно, что изгнать крупные повстанческие формирования из того или иного района с помощью военной операции по зачистке практически возможно. Однако, по-прежнему невозможно предотвратить возвращение небольших групп террористов, которые попытаются восстановить свое влияние и политическую сеть.

Как отмечают эксперты, в первые четыре года войны во Вьетнаме американские войска совершили те же ошибки. Они зачищали районы от сил Вьетконга и уходили, не оставив статических подразделений для восстановления, защиты местных жителей и предотвращения возрождение повстанческого движения. В результате зачистку территорий приходилось проводить снова, иногда дважды, поскольку повстанцы свободно проникали в этот район и деревни после ухода американцев.

По утверждению западных специалистов ППД, единственный способ повернуть этот процесс вспять – это «создать благоприятное население», которое в районе операции будет находиться под защитой постоянно развернутых взводов контрповстанцев. Соответственно, безопасность деревень и их жителей должна стать главной целью сил безопасности.

Однако, согласно источникам, в Мали военные и полицейские силы бездействуют в нескольких регионах и в ходе боевых действий регулярно проигрывают ВЭО. Так, в окрестностях Менака 1 ноября 2019 года более 50 малийских солдат были убиты после захвата днем их укрепленной базы несколькими десятками повстанцев ИГБС. Подобные сокрушительные атаки критически подрывают авторитет ВС Мали в глазах местного населения. Согласно западной военной науке, для овладения укрепленной обороняемой позиции в открытом поле при полном дневном свете, требуется, как минимум, соотношение силы 3: 1 в пользу атакующих. Учитывая расположение и характер цели ИГБС, нападение должно было привести к тяжелым потерям для повстанцев. Однако многочисленные сообщения показывают, что в ходе боя не был убит ни один боевик. Во время этого инцидента малийские солдаты показали кране низкую эффективность, что является постоянной тенденцией для всех сил безопасности Мали при столкновении с ВЭО. В таких условиях гражданские лица менее склонны полностью поддерживать вооруженные силы страны, поскольку они воспринимают их как слабые, ненадежные и неэффективные. Местные жители часто заявляли, что части Малийской армии «бросили» их повстанцам. Как следствие, местное население не доверяет своим военным.

Эксперты подчеркивают, что в ППД много психологии: если контрповстанцы смогут убедить население в том, что они сильнее боевиков и что у них есть намерение, а также средства для защиты деревень, гражданское население, естественно, будет предрасположено к полной поддержке сил безопасности и правительства. Однако тактическое преимущество ВЭО над подразделениями Малийской армии и спорадическая проактивность малийских сил безопасности в большинстве деревень полностью сводят на нет это правило ППД в Мали.

Если население чувствует себя в безопасности, оно, обычно, охотно предоставляет разведданные своим защитникам и поддерживает тех, кто с большей вероятностью обеспечит им стабильность и безопасность. Если же силы безопасности отсутствуют или бездействуют в окрестностях деревень, их жители не решатся взять на себя обязательство по борьбе с ВЭО, если им не будет гарантирована долгосрочная защита. Эта тенденция наблюдалась во время прошлых мятежей, гораздо более серьезных, чем в Мали.

В частности, в Южном Вьетнаме после возведения укрепленных «стратегических» деревень с постоянным размещением южновьетнамских сил безопасности, их жители стали охотно передавали разведывательную информацию о повстанцах и осуждать действия Вьетконга в районе операции. Позже в деревнях Южного Вьетнама морские пехотинцы США развернули взводы комбинированных действий (Combined Action Platoons, CAP). Совместные группы морской пехоты и правительственных сил безопасности постоянно дислоцировались внутри деревень, обеспечивая защиту жителей и препятствуя проникновению в деревни вьетконговцев. Сведения, предоставленные местными жителями, позволяли морским пехотинцам и южновьетнамским войскам обнаруживать, отряды противника и его тайники с оружием, устраивать засады и перерезать его линии коммуникаций. Перебежчики Вьетконга и военнопленные признали, что они не могут использовать деревни с CAP в качестве баз и опираться на проживающее в них гражданское население.

Войска Великобритании достигли аналогичных результатов своей стратегической программой создания деревень в Малайе. Коммунистические повстанцы были полностью изолированы и отрезаны от сельского населения Малайи. Местные жители находились под круглосуточной защитой стационарных сил безопасности, постоянно дислоцированных в деревнях. Мобильные силы контрповстанцев проводили непрерывные засады на партизан на их линиях коммуникаций. Повстанцы оказались изолированы на своих базах, не имели возможности пополнить запасы, вести разведку, получать убежища и пополнение. В сочетании с чередой политических и гражданских инициатив избранная стратегия привела к падению повстанческого движения.

Специалисты в области ППД убеждены, что группировки ВЭО в Мали никоим образом не являются исключением и так же уязвимы, как и любое другое повстанческое движение, подвергающееся такой тактике, методам и процедурам. Во всем мире слабый контроль правительства и военных над сельскими районами облегчает вербовку в отряды боевиков. Деревни являются основными центрами их вербовки. Например, в центральной части Мали ВЭО сосредоточили свои усилия по вербовке на народности фулани, используя разочарования общины из-за растущего бандитизма, коррупции в правительстве и конкуренции за землю и воду. Вербовка фулани привела к обострению напряженности с племенами бамбара и догонов, что в условиях ограниченного присутствия малийских сил безопасности способствовало формированию более этнически ориентированных групп самообороны.

Десятки лидеров общины фулани, опрошенных представителями Human Rights Watch, выразили обеспокоенность по поводу проникновения исламистов в их деревни и их способности вербовать множество молодых мужчин фулани. Некоторые из этих мужчин были добровольцами, другие вербовались насильно. Такая тактика преследует две цели: во-первых, она увеличивает численность формирований ВЭО. Во-вторых, обеспечивает секретность их операций (если ВЭО вербует ребенка деревенского жителя, родитель не станет сообщать о действиях повстанцев, чтобы избежать любого риска или возмездия повстанцев против ребенка).

Такие возможности вербовки в ВЭО, а также доступ к деревням готовит почву для засад и атак, подобных той, которую 4 октября 2017 года в Нигере в деревне Тонго Тонго провели боевики ИГБС против совместной американо-нигерийской колонны. Считается, что сведения о присутствии сил США в этом районе исламисты получили от своих агентов или сторонников, действовавших в окрестностях Тонго Тонго. Если же силы контрпартизан будут находиться внутри деревень, свобода действий боевиков, их возможности по вербовке пополнения и доступ к разведывательной информации окажется ограниченным. Эффективность ВЭО резко упадет, если силы безопасности лишат террористов доступа к их линиям коммуникаций.

51.5MB | MySQL:101 | 0,327sec