Гендиректор МАГАТЭ о проблемах иранской ядерной программы

Почти через два года после одностороннего выхода США из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) и 21 месяца подобных действий со стороны Ирана, Тегеран продолжает демонстрировать все новые случаи нарушения условий  венских договоренностей. При этом оптимистично настроенный генеральный директор Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) Рафаэль Гросси продолжает делать заявлении о невозможности  восстановлении цельности первоначального договора и реальных шансах его имплементации. В начале шагов Ирана по выходу из СВПД, Р.Гросси в интервью CМИ говорил, что Иран «к настоящему времени достиг лишь  минимального запаса, необходимого для наполнения ядерных боеголовок, однако насущно нуждается в дополнительных количествах обогащенного урана». Ныне он утверждает, что быстрого и автоматического возврата к СВПД не будет,  потому что Иран к настоящему времени серьезно нарушил свои обязательства, подорвав основу своих обязательств, причем, по целому ряду пунктов соглашения. Вот как он разъяснил нарушения Ираном своих обязательств. В интервью испанскому изданию El Pais   Р.Гросси сказал, что Иран создал больший запас обогащенного урана, и превысил установленную СВПД планку обогащения. При этом, отметил гендиректор МАГАТЭ, не в его компетенции связывать подобные действия с санкционными мерами. Из слов Р.Гросси следует, что возврат к тому состоянию, в котором пребывал СВПД, после последних по времени шагов Ирана по постепенному выходу из соглашения, не является простым и быстрым. Чиновник подтвердил, что решение проблемы зависит от шагов Ирана и США, а также согласия МАГАТЭ как главной контролирующей международной инстанции.

Смысл слов Р.Гросси в том, что заявляя декларативно о том, что нужно поскорее вернуться к венским договоренностям, Иран делает все от него зависящее, чтобы такой возврат был максимально затрудненным и продолжительным  по времени. Р.Гросси второй раз за последние три месяца подтвердил, что для восстановления СВПД необходимо выработать новое соглашение. Другими словами, превышение в 13 раз запаса обогащенного урана, пуск в эксплуатацию центрифуг нового поколения, и начало обогащения урана до 20%  всерьез осложняет те задачи, которые ставит Иран своим требованием вернуться к первоначальному документу СВПД. Отсюда, считает Р.Гросси, вытекает задача совместных усилий всех заинтересованных сторон в многосторонней деятельности, которая приведет к возврату к соглашению.

В последние недели важным вопросом является то, кто начнет первым движение навстречу друг другу. СМИ цитируют следующий пассаж заявления главы МАГАТЭ: «Кто должен сделать первый шаг? Тот, кто вышел из сделки, или тот, кто остался, но попал в проблемную ситуацию? Я считаю, что каждый должен действовать. Каждый. И они должны делать это быстро. Мы стараемся дать дипломатии возможность действовать. С этой целью в Тегеране в феврале, а также сейчас в марте в Совете управляющих МАГАТЭ мы провели напряженные переговоры о сохранении определенных минимальных договоренностей для инспекций. Все мы знаем, что это сложно».

В связи с проблематикой этого  аспекта иранской ядерной программы интерес представляет публикация в лондонском издании  Daily Telegraph. В ней пишется о том, что западные подписанты СВПД всерьез озабочены теми случаями укрывательства ядерных объектов и неискренностью и ложью, которые Иран проводит уже много лет подряд.  У стран Запада имеется полученная их спецслужбами и являющаяся вполне достоверной информация о том,  что Иран вполне осознанно скрывает от инспекций МАГАТЭ многие объекты ядерной программы, проливающие свет на действительное состояние дел и способные свидетельствовать о продвижении военного аспекта иранской ядерной программы. Эти данные подтверждают известные уже многим в мире факты использования Ираном скрытых от инспекций СВПД новых типов центрифуг и повышенного процента обогащения, входящих в противоречие с условиями СВПД.  Как пишет лондонское издание, с помощью этого оборудования можно производить  те действия, которые необходимы для создания оружейного запаса обогащенного урана.  На скрытых от инспекции объектах хранятся и все необходимые запасы сырья и оборудования, необходимые для продвижение атомного проекта. Все эти объекты, указывает Daily Telegraph, созданы и находятся в подчинении Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Добавим от себя, что подобное можно констатировать и в отношение всей иранской ядерной программы. Мало кого в мире это сейчас удивляет, принимая во внимание все большую вовлеченность этой военно-религиозной структуры во все сферы жизни сегодняшнего Ирана. Между тем, данные лондонского издания говорят и о том, что от глаз инспекторов МАГАТЭ скрыто довольно много оборудования и материалов, «хранящихся в 75 контейнерах, надежно упрятанных на секретных объектах», расположенных, по всей видимости, в толщах гор.  Причем, отмечается в сообщении, такие объекты рассредоточены по всей территории страны. В частности, часть из них размещены в районе г.Исфахана. Как известно, в СВПД оговорено, что Иран должен рассекретить и предоставить для инспекций МАГАТЭ все свои атомные объекты. Публикация в  Daily Telegraph показывает, что дело обстоит совсем не так. Именно поэтому инспекторы этой международной структуры, в компетенции которых находится проведение проверок в любое время и всюду, где им необходимо, уже не раз за минувшие годы обвиняли власти ИРИ в невозможности реализации своей профессиональной деятельности на иранской территории.

Гендиректор МАГАТЭ Р.Гросси постоянно подчеркивает важность проверок состояния иранской ядерной программы как фундаментального элемента объективного анализа. «Что мне нужно, чтобы дать международному сообществу эти гарантии, так это то, что мои инспекторы могут иметь необходимый им доступ. В противном случае это невозможно. Вот что меня беспокоит», — сказал он. При этом, напоминает 23 марта израильская фарсиязычная радиостанция «Пайамэ Эсраиль», на основании подписанного в феврале самим Р.Гросси в ходе визита в Тегеран,  технического соглашения,  инспекторы МАГАТЭ  в течение трех месяцев лишены права непосредственного и постоянного доступа к оперативным данным о деятельности иранской ядерной программы. Доступ станет возможным по истечении этого срока и только в том случае, если будут сняты  наложенные на Иран санкции.

55.84MB | MySQL:105 | 0,546sec