О противоречиях премьер-министра Ирака М.аль-Казыми с рядом шиитских вооруженных фракций

25 марта в Багдаде наблюдалась интересная картина. По дороге в центре и на юге столицы катились десятки военных «Тойот Лэнд Крузеров», некоторые с тяжелыми пулеметами и десятками ойцов в полной форме. Ни на одной из автомашин не было знаков, указывающих на их принадлежность, хотя некоторые бойцы демонстрировали маленькие иракские флаги и изуродованные  фотографии премьер-министра Мустафы аль-Казыми и его союзника генерал-майора Ахмеда Абу Рагхифа, заместителя министра внутренних дел по разведке. На лицах аль-Казими и Абу Рагхифа были нарисованы отпечатки ног, а под ними были написаны лозунги вроде «мы отрежем ухо преступнику» и «пришло время отрезать уши [аль-Казыми]». Эта демонстрация  продолжалось не более получаса. Но кадры этого события транслировались по телеграмм-каналам и сайтам, принадлежащим вооруженным группировкам, поддерживаемым Ираном. В видеороликах боевики в масках читали заявление с требованием утверждения годового бюджета и восстановления прежнего курса доллара. Они также идентифицировали себя как «Рабаа Аллах», фракция, о которой только иногда слышали раньше.  «Нет никакой вооруженной группировки по имени «Рабаа Аллах». «Рабаа Аллах» — это совсем другая история. Это бойцы «Катаиб Хизбаллы». Некоторые из этих сил официально зарегистрированы в Управлении народной мобилизации [PMA], и большинство этих машин и оружия, которые они использовали на параде, являются частью тех, которые принадлежат PMA.  Включение машин и сил РМА в этот парад было предметом больших разногласий между руководством Сил народной мобилизации и руководством «Кататб Хизбаллы», — сказал в этой связи один старший командир военизированных формирований Сил  народной мобилизации, в состав которых входит эта поддерживаемая Ираном группировка. Само руководство  «Катаиб Хизбаллы» прокомментировало это событие следующим образом: «Силы просто перемещаются в ходе «рутинного»” маневра, и «некоторые восторженные, неконтролируемые молодые люди воспользовались этим, чтобы выразить достойные требования, но таким образом, который не приемлем для нас». Эта попытка дистанцироваться никого не убедила. Вместо этого эпизод только привлек больше внимания к фракции, а также поднял несколько вопросов. Почему «Катаиб Хизбалла» считает благоразумным демонстрировать свое боевое оснащение? Какова была цель этого шоу? И какое сообщение группа пыталась передать М.аль-Казыми? Ответ, заключается в том, что «Катаиб Хизбалла» и другие группировки начинают все ощутимее чувствовать прессинг, поскольку аль-Казыми постепенно ограничивать  их власть. За два дня до этого парада,  22 марта в своем доме в районе Мансур Багдада был убит сотрудник Иракской национальной разведывательной службы  Мухаммед  Латин,  что некоторые наблюдатели напрямую связывают с акцией   «Аль-Хашд аш-Шааби» (Сил народной мобилизации), которые регулярно используют эти методы, особенно против политических оппонентов. Убийство последовало за атаками в социальных сетях со стороны «Асаиб Ахль аль-Хак»  («Лиги праведников»). Эта   группа ополченцев в марте напрямую выступила против иракской разведки, обвинив ее в стремлении контролировать пункты пересечения границы с Ираном и доступ к порту Умм-Каср, единственному морскому пункту въезда в страну. Премьер-министр Мустафа аль-Казыми, ранее возглавлявший иракскую разведку, приказал ей усилить свое присутствие на границе, чтобы попытаться остановить трансграничные доходы, поступающие к различным ополченцам. Несмотря на меры, принятые за последний год, такие как создание Антикоррупционного комитета   и изгнание «Катаиб Хизбаллы» из Багдадского аэропорта, «Аль-Хашд аш-Шааби», которые интегрированы в иракский аппарат безопасности, до сих пор имеют своих людей в различных пунктах въезда в страну. Они также стоят за всеми  демонстрациями силы в Багдаде с целью вынудить   аль-Казыми  отложить дальнейшую кардинальную  реформу группировок ополченцев. Для того, чтобы лучше понять, что происходит,  стоит изучить, как непрозрачная группа, известная как «Рабаа Аллах», впервые появилась на иракской сцене. В своем Telegram-канале, который был создан только в сентябре прошлого , эта группа описывает себя как гражданскую группу, которая «обязуется заставить замолчать уста, оскорбляющие исламскую веру и ее священные ветви». Деятельность группы первоначально ограничивалась преследованием партий и средств массовой информации, которые «злоупотребляли» критикой деятелей и вооруженных группировок, поддерживаемых Ираном.  Наиболее заметное  ее появление было в Багдаде в октябре, когда была сожжена  штаб-квартира Демократической партии Курдистана в знак протеста против критики одним из ее лидеров Сил народной мобилизации. Несмотря на арест ряда ее членов, участвовавших в поджоге, группа начала регулярно транслировать видеозаписи своей другой деятельности. Второй, шокирующий инцидент произошел в ноябре, когда около 20 молодых людей, одетых в фирменные черные футболки, совершили налет на массажный салон, сняли, как они ломают мебель, вытаскивают женщин на улицу и избивают их. Записи с камер видеонаблюдения из зданий рядом с фитнес  и массажным центром «Шелан», которые позже просочились в сеть, показали, что члены группы спокойно передвигаются, несмотря на то, что он расположен в самом сердце Каррады, одного из самых оживленных и чувствительных районов Багдада, где расположены офисы десятков политических партий, правительственных учреждений и средств массовой информации, не говоря уже о многих силах безопасности. Вначале в группу входили в основном члены «Катаиб Хизбаллы» и «Асаиб Ахль аль-Хак», и этот вопрос не был согласован с руководством первой.  При этом  атака на  «Шелан» стала своеобразным оселком, поскольку после этого инцидента  члены «Асаиб Ахль аль-Хак» дистанцировались от этого акта, и группа полностью присоединилась к «Катаиб Хизбалле». Через несколько часов после нападения на «Шелан» было сделано несколько заявлений, отрицающих связь «Рабаа Аллах» с этим рейдом. Однако Telegram-канал, связанный с группой, опубликовал ряд видеороликов, документирующих нападение, и заявление, в котором говорится об ответственности за операцию, направленную против «одного из центров аморальности и разврата». После этого «Рабаа Аллах» держалась в тени до парада в Багдаде. 23 марта, ровно тогда когда был убит офицер иракской разведки, и внезапно и без предупреждения мотоцикл с двумя пассажирами столкнулся с джипом возле моста Аль-Машталь на севере Багдада, после чего мотоцикл перевернулся.  Власти оцепили место проишествия и эвакуировали пострадавших в ближайшую больницу, позже распространив заявление о том, что мотоцикл загорелся из-за того, что в нем находилось взрывное устройство, в результате чего погиб водитель и был ранен его спутник. Первоначальная информация предполагала, что пострадавшее  мотоциклисты были боевиками из «Сарайя аль-Салам», вооруженного крыла влиятельного шиитского священнослужителя Муктады ас-Садра дислоцированного в Самарре, к северу от Багдада, и что они собирались взорвать винный магазин в этом районе. Несколько часов спустя  «Тойота» с боевиками «Катаиб Хизбаллы», остановился перед больницей, где проходил лечение раненый. Боевики попытались взять штурмом больницу, чтобы забрать его, но силы, связанные с офисом аль-Казыми, прибыли на место происшествия, забрали раненого и ушли, не реагируя на угрозы боевиков. Отсюда закономерный вопрос:  в каких отношениях сторонники Муктады ас-Садра находятся  с «Катаиб Хизбаллой» и почему эта фракция рискнула устроить публичную шумиху, напав на больницу только для того, чтобы выручить раненого. «Арестованный раненый — один из наших зарегистрированных бойцов, но, к сожалению, он работает с ними [Катаиб]. Оба они [мотоциклисты] работали с «Катаиб Хизбаллой». Они попытались освободить раненого, чтобы он не выдал своей связи с ними или какой-либо информации о том, что они делают», — сказал в этой связи анонимный лидер садристов. Это интересный момент и по факту означает, что М.ас-Садр в данный момент вошел в неформальный альянс с «Аль-Хашд аш-Шааби» и что он также против действий М.аль-Казыими по сокращению уровня влияния  вооруженных шиитских групп.

Еще одно столкновение между премьер-министром и вооруженными шиитскими группировками публично вспыхнуло несколькими днями ранее, 14 марта. Кайс аль-Хазали, командир  шиитской вооруженной группировки «Асаиб Ахль аль-Хак», написал в Twitter, что группа безопасности из ОАЭ приземлилась в Ираке, чтобы «управлять разведывательным аппаратом». Он спросил, стоит ли делегация ОАЭ за решением о замене 300 офицеров на своих постах в стратегических пограничных пунктах. «Я не знаю причины молчания или самодовольства по этому вопросу. То, что происходит уже некоторое время … это опасно и угрожает будущему государства», — сказал он. После этого заявления аль-Хазали, члены его политического крыла из блока «Садикун», возглавили кампанию в средствах массовой информации, обвиняя аль-Казыми в проведении «мягкого переворота», чтобы контролировать службы безопасности, заменив их лидеров в провинциях по всему Ираку. «Аль-Казыми стремится с помощью этих изменений в сфере безопасности контролировать страну, чтобы он мог возобновить свой срок полномочий во втором туре. Премьер-министр Мустафа аль-Казыми давным-давно приступил к реализации проекта «мягкий переворот» путем замещения руководителей спецслужб в различных мухафазах Ирака»,- заявил журналистам Мухаммед аль-Балдави из «Садикуна». На следующий день глава парламентского комитета по безопасности и обороне генерал-лейтенант Мухаммед Рида аль-Хайдар опроверг присутствие группы безопасности ОАЭ и заявил, что «обвинения, направленные против иракской разведки в отношении ОАЭ, не соответствуют действительности … и безосновательны». Но утверждение аль-Хазали о том, что 300 офицеров были заменены на пограничных переходах, соответствовало действительности. Согласно официальному правительственному письму от 24 ноября, аль-Казыми приказал перевести в управление пограничных портов «хороших сотрудников» из различных министерств и независимых органов, в том числе 300 человек из разведывательной службы. Хотя приказ был издан в ноябре прошлого годв, внутренний комитет, созданный в рамках разведывательной службы для решения вопроса о том, кто должен быть переведен в Управление пограничных портов, не завершил свою работу до марта. Что возмутило лидеров поддерживаемых Ираном сил, особенно «Асаиб Ахль аль-Хак» и «Катаиб Хизбаллу», так это то, что десятки замененных были офицерами, «близкими» к вооруженным группировкам и политическим силам, лояльным Тегерану. Это были люди, действующие как «глаза и оружие» этих группировок в разведывательном аппарате. На смену им пришли десятки старших и хорошо подготовленных офицеров, специализирующихся в таких важных областях, как контрразведка, сбор информации, внутренний шпионаж, международное сотрудничество и стратегический анализ. «На этот раз аль-Казыми провел огромную операцию по перестройке. Он убил двух зайцев одним выстрелом. Он избавился от их [ополченцев] людей внутри аппарата и разместил своих людей на пограничных переходах. Он продолжает спокойно подрезать им крылья в службе безопасности. Вот почему они ведут себя очень вызывающе, и они чувствуют, что он стал реальной угрозой для них, и что он действительно начинает душить их», — сказал в этой связи видный шиитский политический союзник аль-Казыми из окружения аятоллы А.ас-Систани. А это само по себе говорит о расколе внутри шиитских групп по линии «проиранские группы» и М.ас-Садр – М.аль-Казыми и аятолла А.ас-Систани.  В последние годы поддерживаемые Ираном политические и вооруженные группировки и их союзники заняли высокие посты в различных  службах безопасности Ирака, что предоставило им широкую власть. Национальная разведывательная служба, Агентство национальной безопасности, аппарат советника по национальной безопасности, Агентство внутренней разведки, элитная «Ячейка соколов» и Высший технический комитет по информационной и коммуникационной безопасности являются одними из наиболее важных официальных органов безопасности Ирака, которые до прошлого года контролировались проиранскими вооруженными группировками и политическими силами. Но аль-Казыми под тем или иным предлогом на сегодня сумел самым кардинальным образом минимизировать уровень этого влияния и присутствия. Агентство внутренней разведки и «Ячейка соколов», наиболее известные внутренние разведывательные подразделения с точки зрения технических и кадровых возможностей, которые ранее не использовали свои ресурсы для преследования поддерживаемых Ираном группировок,  находятся под полным контролем  премьер-министра с января с.г., когда аль-Казыми прикрепил «Ячейку Соколов» непосредственно к своему военному ведомству, в то время как разведывательное управление было передано Абу Рагхифу, одному из его самых влиятельных помощников, известному своей личной смелостью и опытом в разведывательной области, а также отсутствием излишнего пиетета перед вооруженными группировками. С тех пор информация о незаконной деятельности шиитских группировок, их людях, пособниках и финансистах начала поступать аль-Казими на регулярной основе. Было выявлено несколько небольших вооруженных группировок, причастных к убийствам активистов, журналистов и бывших чиновников, что привело к ряду арестов в Басре в феврале. Там эти убийства выдавались изначально за «бытовые разборки», но по факту являются отголосками внутришиитской борьбы.  Тем временем был арестован ряд членов других небольших группировок, участвовавших в нападениях на военные конвои, багдадский аэропорт и военные базы в столице и Дивании. Все эти аресты, направленные, в том числе, против ряда бизнесменов, инвесторов и чиновников, причастных к финансированию вооруженных группировок, происходили и происходят под наблюдением Абу Рагхифа. Планируется, что их число будет только возрастать. «Изменения, которые аль-Казыми произвел в руководстве спецслужб, а также в работе Агентства внутренней разведки и «Ячейки соколов», стали источником беспокойства для шиитских фракций. Абу Али аль-Басри [бывший глава «Ячейки соколов»] ограничил свою деятельность только  «Исламским государством» и суннитскими вооруженными группировками и закрывал глаза на все, что связано с этими группировками. Сейчас происходит то, что агентству и ячейке было поручено собирать информацию о передвижении боевиков этих шиитских группировок, их связях, финансировании и обо всем, что с ними связано», — сказал на условиях анонимности видный военный командир. Пока эта деятельность не представляет для фракций прямой угрозы, но аль-Казыми  все активнее начинает нацеливаться на источники  их финансирования. Впереди ожидаются  аресты командиров вооруженных группировок или использования собранной компрометирующей  информацию для угрозы их личной безопасности.  Хотя поддерживаемые Ираном вооруженные группировки якобы действуют под правительственным прикрытием в лице «Аль-Хашд аш-Шааби», по сути, они используют  это прикрытие для своей незаконной деятельности. В декабре 2020 г. четыре вооруженные группы, лояльные  аятолле  Али аль-Систани, а не верховному лидеру Ирана Али Хаменеи, отделились от «Аль-Хашд аш-Шааби  в знак протеста против доминирования поддерживаемых Ираном группировок. С тех пор глава этого движения Фалих аль-Файяд,  и Абу Фадак аль-Мохаммадави, его начальник штаба, а также другие лидеры, близкие к Ирану, стремились ослабить местное и международное давление на военизированные силы и улучшить их имидж. Еще одна  проблема, которую они пытаются преодолеть ,- это сдерживание хаоса, оставшегося после убийства в январе 2020 года США Абу Махди аль-Мухандиса, бывшего заместителя главы «Аль-Хашд аш-Шааби» и крестного отца большинства иракских вооруженных группировок, а также  иранского генерала Касема Сулеймани. «Катаиб Хизбалла» находится на переднем крае этой борьбы. При этом аль-Файяд и аль-Мохаммадави ведут тайные переговоры с  аль-Казыми. План этой пары принять участие в предстоящих октябрьских выборах, поддержав независимый список, включающий кандидатов, близких к «Аль-Хашд аш-Шааби», также встретил непонимание среди ряда проиранских шиитских деятелей. На этом фоне аль- Хазали из «Асаиб Ахль аль-Хак» хочет позиционировать себя как наследника Хади аль-Амири, главы организации «Бадр», старейшей шиитской вооруженной фракции, и возглавить поддерживаемый Ираном парламентский блок «Аль-Фат». Эти планы конкурируют с аналогичными амбициями  Абу Хусейна, нынешнего военного командира «Катаиб Хизбаллы». У «Асаиб Ахль аль-Хак» есть политический проект, и хотя аль-Хазали время от времени устраивает крупные медиа-атаки на аль-Казими, он и его люди публично не участвуют в каких-либо незаконных действиях, в отличие от «Катаиб Хизбаллы». Абу Фадак при этом явно приближается к аль-Казими и стремится втянуть «Аль-Хашд аш-Шааби»  в орбиту государства, а для Абу Хусейна это означает, что он будет политически дистанцирован.  Военный парад с использованием техники «Аль-Хашд аш-Шааби» и ее сил таким образом был направлен на то, чтобы затащить всех колеблющихся в лагерь Абу Хусейна и дать всем сигнал о том, что эти силы никогда не будут под контролем правительства. Чего Абу Хусейн точно не ожидал, по словам нескольких командиров фракций и официальных лиц, так это реакции, которую он получил от аль-Файяда и Абу Фадака, которые оба выступили с заявлением о том, что они не имеют никакого отношения к параду и что соответствующие службы безопасности должны преследовать тех, кто нарушает закон. Точно так же аль-Амири и аль-Хазали заявили, что они откажутся от контактов с «Катаиб Хизбаллой», если подобное поведение повторится в будущем. По их словам, это «детский акт, который негативно влияет на все шиитские фракции и проекты». Абу Хусейн был вынужден выступить с заявлением, в котором заявил, что «его войска не демонстрируют военной силы» и осудил поведение своих бойцов. Таким образом,  «Катаиб Хизбалла» сейчас находится в самом слабом политическом состоянии по сравнению с остальными шиитскими фракциями. И следующие несколько месяцев покажут либо ее окончательное дистанцирование от центров силы, либо инкорпорацию ее и других ведущих шиитских групп в систему, которую выстраивает нынешний премьер аль-Казими при поддержке аятоллы ас-Систани.

55.86MB | MySQL:105 | 0,416sec