Большая стратегия Турции. Часть 41

Продолжаем разбирать книгу главного мозгового центра Турции – Фонда политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV, со штаб-квартирой в Анкаре – И.С.) под заголовком «Большая стратегия Турции».

Перед собой мы видим попытку осмысления новой роли Турции, предпринятую главным мозговым центром Турции – Фондом политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV), на фоне того, как это новое, укрепившееся положение Турции стало все более отчетливо проявляться, как минимум, в регионе нахождения страны.

Главный вопрос, который в наши дни занимает Турцию: каким образом страна может воспользоваться теми тектоническими сдвигами, которые сейчас наблюдаются в мире, чтобы укрепить свой статус региональной державы и даже сделать себе «апгрейд» до статуса державы глобальной?

Предыдущая, 40-я часть публикации доступна по ссылке на сайте Института Ближнего Востока: http://www.iimes.ru/?p=78277.

Напомним, что мы перешли непосредственно к заключению книги, где авторами подводятся её итоги и основные мысли. В частности, авторами рассматривается стратегическая автономность страны в экономике, промышленности и военной сфере в качестве непременного условия реализации Турцией своей Большой стратегии. Характерным примером, в этом смысле, авторами называется военно-промышленный комплекс страны и, в частности, тот триггер, который в итоге привел к тому, что Турция приступила к разработке собственных БПЛА. Речь идет о том, что Израиль отказался их поставлять стране.

На самом деле, Турция извлекла из этого урок, который пытается тиражировать на другие сферы, максимально возможным образом локализация и «импортозамещая» поставки из-за рубежа. Разумеется, с ограничениями, накладываемыми текущим научно-техническим, производственным, кадровым и экономическим потенциалами. Флагом этого процесса являются турецкие беспилотные летательные аппараты.

Как отмечают турецкие авторы, в ближайшее десятилетие геополитическая среда, в которой находится Турция, будет переживать масштабные преобразования и разломы. При этом Турция должна быть готова к любому сценарию развития событий. Это, в свою очередь, требует того, чтобы Турция «освоила бы метод гибкой и высокоподвижной внешней политики и политики в сфере безопасности».

Гибкость, как пишут авторы, должна обеспечить Турции рост альтернатив в своих предпочтениях, расширит свободу маневра и снизит расходы (если понимать под этим расходы и издержки в самом широком смысле этого слова – как стоимость тех решений, которые страна принимает на внешнеполитической и внутриполитической аренах – И.С.).

Заметим, что это качество турецких партнёров – гибкость – нашим соотечественникам нужно очень хорошо понимать и чувствовать. Турецкий мыслительный процесс – весьма нелинеен. Турки, в своих исканиях пути решения возникающих проблем, пробуют множество различных альтернатив, нередко, возможно, на наш взгляд достаточно экзотичных.

При этом они, зачастую, не сковывают себя моральными обязательствами, производя впечатление ненадежных партнёров. Однако, это – тут ни при чем: просто турки мыслят другими категориями. Среди которых, как раз, та самая пресловутая гибкость и желание сохранить для себя пространство для маневра. Если туркам это удается это вселяет им законную гордость за то, что они провели «успешную операцию».

Если говорить про практическую сторону данного вопроса, то Турция строит достаточно замысловатые многоугольники своих отношений с США, ЕС, Россией, Китаем и проч.

Строя отношения с США, Турция говорит о том, что она выполняет важную роль по тому, чтобы «балансировать Россию», которая вернулась к своей экспансионистской политике (но уже на постсоветском пространстве правда – прим.). России турки преподносят себя в качестве важного голоса в НАТО, можно сказать, что голоса здравого смысла. С Европой Турция говорит о том, что она является буфером на пути в неё беженцев, а также, что не менее важно, альтернативным маршрутом доставки энергоносителей, параллельно России и с целью по её диверсификации. На протяжении долгих лет, Турция говорит о том, что она является важным фактором обеспечения энергетической безопасности ЕС.

Отношения с Китаем Турция строит ровно по той же самой схеме – Турция позиционирует себя в качестве той региональной державы, которая не боится поднимать неудобные для Китая вопросы, в первую очередь, речь разумеется, идет о так называемом «Восточном Туркестане», о положении уйгурского меньшинства Китая. Заметим, что, тем самым, Турция подыгрывает США, когда разогревает тему положения уйгуров в Китае, давая американцам основания или повод, в зависимости от точки зрения на вопрос, чтобы ставить этот вопрос на различных международных площадках и вводить против Китая разного рода ограничительные меры. Турция выступает своего рода тараном для США, которые вступают в эпоху серьезнейших противоречий с КНР.

С другой стороны, Турция пытается принимать участие в китайской инфраструктурной мегаинициативе «Один пояс и один путь».

При этом турки, «бесстрашно накручивая хвост Китаю», могут исходить, как минимум, из двух обстоятельств.

Во-первых, смычка между Турцией и Пакистаном, противостоящая Индии, на самом деле, работает, в определенной степени, и на пользу китайским интересам, с учетом непростых отношений Китая и Индии.

Во-вторых, если говорить непосредственно о маршруте «Пояса и пути», то Турция является выгодным для Китая маршрутом поставки его товаров в Европу. Этот маршрут, как подчеркивается турками, является более коротким, чем по России, а, следовательно, более выгодным для Китая. А, следовательно, это не Турция нуждается в китайских инвестициях, а Китай нуждается в том, чтобы Турция стала надежным маршрутом доставки китайских товаров на европейские рынки.

Проще говоря, речь идет о том, что «Китай никуда не денется» и том, что «от турецкого предложения нельзя отказаться». А, следовательно, Китай будет просто вынужден сотрудничать с Турцией. Не говоря уже о том, что Турция, занимающая нередко (или создавая видимость) позицию того, что называется «свободным радикалом», может быть, в глазах Китая, ищущего козыри в своей конкуренции с США козыри, выгодным приобретением.

Это – лишь немногие примеры того, как Турция «дрейфует» между различными международными игроками, ища для себя наиболее выигрышную позицию на пути следования к своим целям.

Как отмечается авторами, целью написания книги Большая стратегия Турции стала подготовка аналитической базы для того, чтобы страна подошла бы готовой к тем «болям» и к тем рискам, которые могут возникнуть в связи упомянутым процессом коренных перемен в мире. С этой целью мир разделен авторами, разумеется, с известной степенью условности, на несколько стратегических поясов. И в рамках каждого из них определены своих характерные особенности, риски, возможности и предлагаемая для Турции стратегия и тактика дальнейших действий. При этом, в качестве определенного водораздела поставлена пандемия коронавируса.

Разумеется, между каждым из рассмотренных в издании стратегических поясов – от ближайших соседей («ближнее зарубежье» в российской терминологии) до пятого стратегического пояса («глобальное уравнение баланса сил» в терминах авторов турецкого издания) – существует тесная взаимосвязь. В каждом из этих стратегических поясов авторами определены факторами риска для стабильности – при том, что стабильность в стратегических поясах Турции определяется в качестве одного из важных аспектов Большой стратегии Турции.

Опять же, здесь, очевидно, турецкие авторы несколько уводят читателей в сторону от на практике реально складывающейся ситуации.

Она состоит в том, что Турция сейчас интенсивно расчищает для себя «оперативный простор», вступая в достаточно напряженные контакты с ведущими региональными и даже глобальными державами. Возникновение пояса нестабильности вокруг Турции является, как раз, следствием того, что Турция пытается изменить свое качество с регионального на глобального игрока. А имея последнее в качестве турецкой цели, нельзя говорить о том, что целью Турции является относительная или же относительная стабильность. Турецкие цели и задачи, как раз порождают нестабильность, в регионах её интереса. Это происходит в тот момент, когда Турция вступает «в зацепление» с признанными игроками на той или иной площадке.

Другой вопрос, что за возникшей нестабильностью и сменой турецкого качества должна быть проведена «стабилизация». Но это – уже совсем другой вопрос.

При этом, как подчеркивают авторы, у Турции нет роскоши по тому, чтобы запоздало или недостаточно отреагировать на те или иные риски, давая им возможность по превращению в реально существующую угрозу.

Тут авторами дается ссылка на достаточно интересное высказывание президента Р.Т,Эрдогана от 28 мая 2020 года, который, в частности, отметил следующее – приведем полную цитату его высказывания:

«Мы не повторим ошибок, совершенных после Второй мировой войны и после Холодной войны. В этот раз мы используем те возможности, которые возникают перед нашей страной».

Это лишь, подтверждает, на взгляд авторов то, что турецкое руководство стремится к тому, чтобы быть, в итоге, готовым к новой геополитической реальности. Действия Турции в тех же Ливии, Восточном Средиземноморье и в Сирии лишь подтверждают этот тезис.

Завершая книгу, авторы говорят о том, что Турция должна двигаться, развиваться и переживать преобразования параллельным образом с преобразованиями в глобальной системе. Авторами выражается уверенность в том, что Турция сможет повысить свою стратегическую автономность и обеспечить устойчивую автономность через реализацию своей Большой стратегии. Путь для реализации этого заключается в том, чтобы осуществлять хорошее стратегическое планирование и разработать всеобъемлющую дорожную карту.

Итак, на этом мы завершаем рассмотрение труда турецких авторов, который, даже если не всегда является конкретным, дает нам представление об образе мыслей турецких партнёров России, о целях и задачах нынешнего турецкого руководства, а также о тех методах, которые турецкие партнёры России могут применять на пути достижения целей Большой стратегии. Разумеется, при этом не может не возникать «симметричного вопроса» о наличии у России своей Большой стратегии, вообще, и по отношению к Турции, в частности.

52.57MB | MySQL:104 | 0,407sec