Об обсуждениях в Израиле военной стратегии государства. Часть 4

В последние годы в Израиле ведутся дискуссии по поводу «доктрины победы», инициированной нынешним начальником Генштаба Армии обороны Израиля бригадным генералом Авивом Кохави, и необходимости создания официального документа под названием «Стратегия национальной безопасности».

В предыдущих статьях рассматривалась экспертная оценка «доктрины победы», отмечалось, что Израилю, у которого нет писаной доктрины национальной безопасности, она необходима для реализации идей и достижения целей стратегии национальной безопасности; приводились предпосылки и шаги, направленные на ее формулирование.

Генерал-майор запаса Яаков Амидрор, ведущий эксперт Иерусалимского центра стратегии и безопасности (JISS) и научный сотрудник Центра Гемундер в Еврейском институте национальной безопасности Америки (JINSA, произраильской «фабрике мысли», действующей в Вашингтоне, округ Колумбия) опубликовал статью, в которой представлено то, что он считает хоть и не официально принятой, но по факту реализуемой «концепцией национальной безопасности» Израиля.

По мнению эксперта, «концепция национальной безопасности должна определять подход к созданию необходимых государству возможностей (наращивание сил) и использованию этих возможностей (применение силы) перед лицом угрозы применения силы или фактического насилия в отношении Израиля и его граждан, которое исходит от стран, организаций и отдельных лиц».

Согласно Я.Амидрору, концепция национальной безопасности Израиля в качестве отправной точки должна принять три основополагающих факта.

Во-первых, Израиль находится в крайне асимметричной ситуации с точки зрения значимых количественных показателей. Он обречен на серьезный разрыв не только между численностью своего постоянного населения и соседних с ним стран, но и в размере сегментов израильского общества, которые несут бремя обороны государства и тех, кто не служит в армии (большинство в арабских и ультраортодоксальных общинах). Последние враждебно относились к существованию Израиля в прошлом, а некоторые и по-прежнему так относятся. Израиль всегда будет небольшой по размеру страной и, следовательно, сверхчувствительной к любой потере территории и навесным (артиллерийским и ракетным) обстрелам, в отличие от большинства своих соседей. Он также стоит особняком на международных форумах, таких как Генеральная Ассамблея ООН, как единственное еврейское государство, противостоящее Лиге арабских государств, состоящей из 22 стран-членов, и Организации исламского сотрудничества – из 57 членов.

Во-вторых, «Израиль никогда не сможет «взять Берлин» на Ближнем Востоке, то есть добиться решающей победы в войне, какой была победа союзников во Второй мировой войне. Это радикально изменило бы политическую культуру региона, учитывая желание соседних стран и организаций уничтожить Государство Израиль. Это означает, что никакая победа в любой войне раз и навсегда не гарантирует, что Израиль снова не столкнется с угрозами своему существованию. Более того, первое поражение Израиля вполне может оказаться его последним, конечно, если его территория в конечном итоге будет завоевана арабскими или исламскими силами. Это не относится к любой арабской стране, которую Израиль может победить и оккупировать».

Таким образом, полагает эксперт, Израиль обречен в конце любой военной операции начинать планировать следующую войну, которую он будет вести независимо от ее успеха; и в каждой войне он должен побеждать вопреки всему. В отличие от своих противников, ЦАХАЛ не имеет возможности отступить. Это весьма ощутимая асимметрия в качественном отношении, которая сильно влияет на использование силы, а также на ее наращивание.

В-третьих, «центр оперативной устойчивости» Израиля находится в узком географическом пространстве, в «Гуш-Дане» вокруг Тель-Авива, недалеко от старой границы Израиля (до Шестидневной войны 1967 г.), т.н. «зеленой линии». Тель-Авив находится всего в 16 км от «зеленой линии», в 72 км от границы по реке Иордан и в 40 км от сектора Газа. Эта основа боевого потенциала для ЦАХАЛа и оборонного ведомства также включает ключевые институты национальной экономики Израиля, которые находятся в Тель-Авиве. Таким образом, удерживать врага подальше от большого Тель-Авива и защищать этот район от нападения критически важно для способности Израиля выжить и действовать при любом сценарии событий.

Для оборонительной способности Израиля также необходимо сохранить возможность перебрасывать войска с одного фронта на другой, для чего потребуется свобода передвижения по дорогам в центре страны при любых обстоятельствах. Кроме того, из-за небольшого размера у Израиля нет больших резервов с точки зрения критически важной инфраструктуры, что является его серьезным уязвимым местом. В эпоху оружия навесного огня сложность защиты стратегического центра страны и уязвимость избыточной инфраструктуры становится еще более очевидной.

Приведенные выше факты и другие факторы (включая уроки, извлеченные из истории Израиля и еврейского народа) способствовали формированию ряда принципов, которыми руководствуются лица, принимающие решения в Израиле. Согласно Я.Амидрору, эти принципы фактически представляют собой неписаную, но широко признанную доктрину национальной безопасности еврейского государства.

  1. Израиль приложит все усилия, чтобы укрепить свою способность защищаться самостоятельно. Он не может и не должен полагаться на других в ведении своих войн.

Эксперт отмечает, что Израиль отклонился от этого принципа в 1956 г., когда Франция развернула авиационные эскадрильи для защиты неба страны. Размещение в Израиле американских батарей противоракетной обороны в 1991 и 2003 гг. он тоже считает исключением и уникальным обстоятельством. «Как ни парадоксально, это стало результатом попыток Америки отговорить Израиль от действий в рамках самообороны против Ирака и, таким образом, подрыва элементов арабской коалиции».

Данный ключевой принцип (опоры на свои собственные силы), полагает Я.Амидрор, «основан на опыте Израиля с момента создания государства, и на уроках Холокоста. Он также отражает специфическое географическое положение страны, которая не может позволить себе полагаться на решения, которые зависят от воли других стран. У Израиля нет на это времени; он может быть захвачен до прибытия помощи».

К этому эксперт добавляет «извечный израильский посыл миру в целом и США, в частности, который заключается в том, что в отличие от стран Европы, Израиль не должен просить иностранные войска (то есть американские) подвергать себя опасности, защищая еврейское государство». Для понимания позиции Израиля Я.Амидрор привел высказывание Черчилля: «Дайте нам инструменты, и мы закончим работу».

По мнению эксперта, «сочетание исторической памяти, моральных императивов и профессиональных потребностей сделало этот принцип [о готовности Израиля защищать себя своими силами] краеугольным камнем концепции национальной безопасности Израиля». Отмечается, что этот принцип был публично признан лидерами США, в том числе президентом Бараком Обамой.

В этом контексте эксперт напоминает о сокращении американского присутствия на Ближнем Востоке. Подтверждением тому он считает неспособность Вашингтона отреагировать на иранские удары по саудовским нефтяным объектам, атаки на судоходство в Персидском заливе, а также на сбитый Ираном американский беспилотник. Уход Америки из ближневосточного региона также проявился в оставлении курдов в Сирии на милость туркам. «Все это бесспорно доказывает, несмотря на целенаправленное убийство американцами Касема Сулеймани в январе 2020 г., что в защите от врагов, как ближних, так и дальних, Израиль может полагаться только на свои собственные силы».

  1. Израиль максимизирует свои возможности за счет призыва на национальную военную службу и создания большой регулярной армии (по сравнению с численностью его населения). Израиль также полагается на оперативный призыв многочисленных хорошо обученных резервных сил. Это требует продолжительной военной службы с последующей постоянной подготовкой резерва и вложением средств в поддержание боевой готовности резервных частей. Данные меры необходимы Израилю на случай чрезвычайной ситуации, когда потребуется без какой-либо опоры на иностранные силы преодолеть соседей, обладающих значительным численным преимуществом.
  2. «Израиль должен создать сдерживающий потенциал на нескольких уровнях: как для предотвращения нападений противника на его территорию и население, так и для недопущения любого типа экзистенциальной угрозы». Еврейское государство старается поддерживать безоговорочное превосходство своих стратегических возможностей над всеми врагами. В этой связи эксперт напоминает о «доктрине Бегина», провозглашенной премьер-министром Менахемом Бегином после «Операции опера» по разрушению израильскими ВВС недостроенного иракского ядерного реактора в июне 1981 г. «Предотвращение попадания ядерного арсенала в руки враждебной региональной державы является неотъемлемой частью израильской стратегии сдерживания».
  3. «Как для сдерживания, так и для эффективной защиты, а также для нападения и победы, когда это необходимо, Израиль должен поддерживать «качественное преимущество» над своими врагами, в основном используя передовые технологии и высококвалифицированные кадры, особенно в командных эшелонах. Израиль сделает все необходимое, чтобы сохранить и приумножить свои качественные преимущества. С этой целью Израиль должен инвестировать значительные ресурсы в нахождение качественных человеческих ресурсов, в систематическую подготовку кадрового резерва и в его развертывание в областях, имеющих решающее значение для поддержания качественного преимущества; имеются в виду технологии, разведка, кибернетика, летчики-истребители, военно-морские офицеры, и в какой-то мере, спецназ».

Способность привлекать лучших и талантливых, в свою очередь, зависит от проведения национального отбора. Это позволит «просеять» всю когорту старшеклассников, выбрать тех, кто больше всех компетентен для задействования в упомянутых выше областях, а других высококвалифицированных мужчин (и в некоторых случаях, женщин) отправить выполнять наземные боевые задачи; из них будет формироваться военное руководство. Помимо прочего, полагает эксперт, такой проект играет важную социальную роль, способствуя национальной устойчивости и сплоченности нации.

Одновременно Израиль должен развивать свою оборонную промышленность, которая, как ожидается, сможет обеспечить компонентами и системами вооружения, которые «изменят правила игры». Израиль не может полностью полагаться на приобретение критически важных технологий из-за границы. Следовательно, необходимо найти рынки для экспорта, что позволит сохранить финансовую устойчивость оборонной промышленности.

Я.Амидрор отмечает, что с 2008 г. администрация США по закону обязана поддерживать качественное военное преимущество Израиля (QME) и по этому поводу ежегодно отчитываться перед Конгрессом. Это обязательство имеет большое значение для Израиля, особенно с точки зрения технологий, а также сдерживания, которое из этого следует[i].

[i] Israel’s National Security Doctrine // JISS. 18.07.2021 — https://jiss.org.il/en/amidror-israels-national-security-doctrine/

52.91MB | MySQL:103 | 0,497sec