О ситуации в Афганистане после формирования нового правительства

МИД РФ не рекомендовал руководству страны посылать делегацию из Москвы на возможную инаугурацию правительства Афганистана, сформированного движением «Талибан» (запрещено в РФ), считая достаточным присутствие на уровне посла в Кабуле. Об этом заявил 10 сентября министр иностранных дел РФ Сергей Лавров на форуме современной журналистики «Вся Россия – 2021».
«Они [талибы] объявили инаугурацию, потом они эти планы пересматривают. Мы никогда не собирались, я вам скажу честно, рекомендовать нашему руководству быть там, на инаугурации, представленными делегацией из Москвы. Мы исходили с самого начала, что посол — достаточно хороший уровень с учетом конкретного развития ситуации, чтобы нас там представлять», — отметил глава МИД РФ.
По его словам, представители «Талибана» на данный момент не могут определиться в своих действиях по формированию нового правительства Афганистана и путаются в своих планах по его инаугурации. «Мы не отказывались [участвовать в возможной инаугурации], просто инаугурации не будет. Никто не отказался. Это, по-моему, очевидная совершенно проблема, которая заключается в том, что они [талибы] сами пока путаются в том, что им надо делать в приоритетном порядке. Здесь нет никакой подковерной игры и никакого нет разлада», — сказал министр. Он добавил, что талибы «меняют свои планы ежедневно, в том числе и в том, что касается инклюзивности политического процесса», а также самого вопроса проведения инаугурации правительства. Ранее несколько местных и зарубежных СМИ сообщили о том, что талибы планируют инаугурацию временного правительства 11 сентября. Как уточнялось, на церемонию приглашены представители России, Ирана, Китая, Катара, Турции и Пакистана. Между тем пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил в пятницу, что Москва не будет принимать участие в церемонии инаугурации нового правительства Афганистана ни в каком качестве.  6 сентября талибы заявили об установлении контроля над всей афганской территорией, а 7 сентября объявили состав временного правительства страны, в которое вошли исключительно члены «Талибана» и преимущественно представители самой многочисленной этнической группы страны — пуштуны. Затем талибы вообще отказались от инаугурации, что связано, видимо, не только с внутренними разногласиями и техническими причинами, но и нежеланием других стран присылать свои делегации. А это отражает в свою очередь пока очень осторожную позицию других стран к движению «Талибан» в принципе: до сих пор ни одна страна и ООН не убрали это движение из списка террористических организаций.. По оценке американских экспертов, недавно созданное временное правительство талибов вряд ли получит широкое официальное международное признание из-за отсутствия разнообразия и бывших афганских чиновников. Но восстановление официального кабинета министров все равно, скорее всего, приведет к немедленному возобновлению важнейших торговых и дипломатических отношений с соседями Афганистана, а также ограниченному — даже неофициальному — взаимодействию с более отдаленными странами. 7 сентября талибы объявили о создании временного правительства, состоящего из их лидеров, несмотря на первоначальные обещания этнически инклюзивного и представительного правительства. Это объявление последовало за неделями консультаций между лидерами талибов и официальными представителями свергнутого афганского правительства, что породило предположения о том, что в новую систему  власти войдут, по крайней мере, некоторые бывшие политики. Но в список из 33 министров, представленных талибами, не входит никто из администрации бежавшего президента Ашрафа Гани. Кроме того, только двое из новых министров являются этническими узбеками и только один — таджиком, а остальные 30 являются выходцами из доминирующей пуштунской этнической группы Афганистана. Отсутствие женщин в новом правительстве также усилило опасения в западных странах по поводу будущего прав женщин в стране. Талибы заявили, что в будущем будет объявлено о создании постоянной системы, которая могла бы дать им время и возможности для урегулирования внутренних политических конфликтов. Но отстранение различных групп и бывших чиновников от власти будет повышать риск возникновения новых беспорядков и нестабильности. Исполняющим обязанности премьер-министра был назначен Мохаммад Хасан Ахунд, давний глава влиятельного руководящего совета талибов. Ахунд занимал пост министра иностранных дел, а затем заместителя премьер-министра во время предыдущего правления талибов в Афганистане в 1996-2001 годах. Абдул Гани Барадар, один из основателей движения «Талибан» был назначен заместителем премьер-министра. Барадар помог провести переговоры с администрацией бывшего президента Дональда Трампа, которые завершились соглашением, формализующим вывод войск США. Временное правительство также включает членов могущественной «Сети Хаккани». Сам С.Хаккани находится в розыске в США, а  несколько высокопоставленных членов нового правительства были задержаны в свое время и содержались в тюрьме в Гуантанамо до того, как были освобождены в рамках сделки по обмену заключенными в 2014 году. При этом соседи Афганистана, скорее всего, по-прежнему будут сотрудничать с новым правительством, чтобы помочь обеспечить приток помощи и основных поставок в страну, не имеющую выхода к морю и охваченную войной. Близлежащие страны, такие как Пакистан и Таджикистан пытаются разработать согласованную стратегию в связи с событиями в Афганистане и оказания прямой помощи стране. Таджикистан первоначально выразил оговорки по поводу отсутствия этнических меньшинств во временном правительстве. Но, похоже, среди соседей Афганистана существует общее понимание необходимости продолжать работать с новым правительством, чтобы обеспечить страну столь необходимой гуманитарной помощью и  двусторонней торговлей. На следующий день после того, как было объявлено о временном правительстве талибов, 8 сентября в Пакистане состоялась виртуальная встреча, в которой приняли участие Иран, Китай, Таджикистан, Узбекистан и Туркменистан. В ходе встречи Китай пообещал чисто символически выделить 31 млн долларов на чрезвычайную гуманитарную помощь Афганистану. Пакистан также предложил включить представителей временного правительства, возглавляемого движением «Талибан», в будущие совещания по ситуации в Афганистане.

Однако страны по всему миру вряд ли официально признают новое афганское правительство в краткосрочной перспективе из-за его противоречивого состава. Но само  наличие официальной системы какой-то исполнительной власти позволит талибам, по крайней мере, установить дипломатические, если не неофициальные, каналы связи с внешним миром, что в конечном итоге может открыть им доступ к замороженной помощи и средствамТалибы призвали международное сообщество признать новое правительство и помочь восстановить послевоенную экономику Афганистана, хотя последнее является гораздо более насущной потребностью по сравнению с первым в настоящее время. Талибы также заявили, что хотят хороших отношений со всеми странами (за исключением Израиля), и, как утверждается, встречались с представителями иностранных государств в сентябре в Катаре. Несколько стран и международных политических организаций поддерживали определенные контакты с талибами после захвата Кабула 15 августа, хотя большинство из этих контактов носили технический характер и не подразумевали признания государственного статуса талибов. Например, Европейский союз и Соединенные Штаты координируют с «Талибаном» действия по обеспечению безопасности в кабульском аэропорту во время окончательной эвакуации иностранцев и афганцев. Брюссель и Вашингтон, наряду с Организацией Объединенных Наций, также обязались продолжать направлять гуманитарную помощь в Афганистан. Организация Объединенных Наций недавно предупредила, что в Афганистане могут закончиться запасы продовольствия к концу месяца на фоне продолжающейся в стране засухи и кризиса ликвидности, при этом почти все валютные ресурсы страны в настоящее время заморожены. Соединенные Штаты выразили озабоченность по поводу состава временного правительства Афганистана, но заявили, что их суждения будут по-прежнему сосредоточены на действиях новых лидеров талибов, в том числе и в связи с разрешением афганцам  свободно покидать страну. Однако будущее сотрудничество США с Афганистаном будет осложнено решением Вашингтона объявить лидеров «Сети Хаккани» террористами, учитывая, что один из этих лидеров был назначен исполняющим обязанности министра по делам беженцев и репатриации в новом правительстве. Европейский союз также заявил, что новое временное правительство не является ни инклюзивным, ни представительным, и о нем будут судить по его поведению. Китай открыто выразил заинтересованность во взаимодействии с правительством, возглавляемым талибами, и, наряду с Россией, сохранил свое посольство в Кабуле открытым. Если брать позицию этих стран по сути, то очевидным сценарием их действий на этом направлении (помимо Пакистана) в среднесрочной перспективе, скорее всего, будет выжидательная позиция по принципу «ни войны, ни мира» без резких движений в сторону признания нового режима в Афганистане в сочетании с адресными и символическими гуманитарными инъекциями.

55.87MB | MySQL:105 | 0,549sec