Американские эксперты об обострении политической ситуации в Судане после попытки государственного переворота

Как полагают американские эксперты, последствия попытки государственного переворота обострят напряженность между соперничающими гражданскими и военными лидерами Судана, что отсрочит переход этой африканской страны к полному гражданскому правлению, одновременно увеличивая риск насилия и срыва столь необходимой иностранной финансовой помощи.21 сентября переходное правительство Судана ликвидировало попытку государственного переворота, в ходе которой мтежники использовали танки, чтобы заблокировать мост через реку Нил между Хартумом и Омдурманом. Премьер-министр Абдалла Хамдок заявил, что попытка государственного переворота была быстро пресечена и что более 20 офицеров были арестованы. Попытка государственного переворота происходит на фоне растущего общественного недовольства временным правительством, в основном из-за его неспособности осуществить обещанные институциональные реформы и обеспечить основные товары и услуги. В дни, непосредственно последовавшие за попыткой государственного переворота, сотни людей прошли маршем в суданских штатах Аль-Джазира, Северный Кордофан и Гедареф, чтобы осудить попытку захвата власти.  Демонстранты также подожгли бронированный автомобиль в центре столицы Судана Хартуме.  Ассоциация суданских профсоюзов, которая сыграла важную роль в свержении бывшего авторитарного лидера страны Омара аль-Башира в 2019 году, призвала к продолжению протестов, чтобы потребовать, чтобы переходное правительство создало институты, обещанные революционными лидерами. Попытка государственного переворота выявила глубокие разногласия между военными и гражданскими лидерами Судана, которые мешают усилиям по интеграции разрозненных группировок в новые структуры управления. Премьер-министр Хамдок публично приписал переворот военным, лояльных свергнутому лидеру О.аль-Баширу, и исламистским группировкам, действующим в Восточном Судане, призвав к радикальным реформам в области безопасности и усилению гражданского надзора за предприятиями и компаниями военных. Тем временем глава Суверенного совета Судана генерал Абдель Фаттах аль-Бурхан и его заместитель генерал Мухаммед Хамдан Дагало обвинили гражданское правительство в подготовке попытки государственного переворота,  на фоне не обеспечения суданского народа основными товарами и услугами. Высшие военные лидеры Судана прямо обвинили суданских политиков в неоднократных попытках государственного переворота, на следующий день после того, как военные заявили, что сорвали планы сторонников старого режима свергнуть правительство. А.Ф.аль-Бурхан, командующий армией и глава Суверенного совета, обвинил политические силы Судана в «игнорировании страданий граждан и сосредоточении внимания на оскорблении вооруженных сил». «Мы не потерпим доминирования или оскорблений со стороны какой-либо политической силы, единственной заботой которой является борьба за власть», — сказал он в телевизионном выступлении. «Мы повторяем, что именно наши силы сорвали попытку государственного переворота», — сказал он, добавив, что у военных нет желания захватывать власть. А.Ф.аль-Бурхан также подверг критике инициативу, объявленную Хамдоком в июне, направленную на объединение гражданских и военных группировок, поскольку это вызовет недовольство  как среди военных, так и среди демократических активистов. «Мы были исключены из инициативы премьер-министра, и ни одна партия не может руководить страной в одиночку», — завил он, добавив, что есть «те, кто стремится посеять раздор в вооруженных силах». А.Ф.аль-Бурхан подчеркнул, что он хочет завершить переходный период и посредством выборов создать  гражданское государство, которое ценит роль военных. В своем обращении к нации Хамдок заявил, что сторонники «глубинного государства» (имеются в виду сторонники свергнутого президента О.аль-Башира) как внутри, так и за пределами вооруженных сил «были вовлечены в попытки посеять небезопасность, особенно на востоке Судана, с целью подорвать демократический переход в стране». На этом фоне  влиятельный командир военизированных формирований Сил быстрой поддержки (СБП) Мухаммед Хамдан Дагало, широко известный как Хемити, обвинил политиков в том, что они «бросили страну, подверженную нестабильности, в своей озабоченности борьбой за разделение власти». «Последняя попытка государственного переворота была не первой, и мы предотвратили ряд других попыток в течение переходного периода», — сказал он, также добавив, что военные арестовали заговорщиков. СБП, военизированная группировка, возглавляемая Хемити и связанная с арабскими формированиями «Джанджавид», до сих пор не объединилась с суданскими военными, несмотря на международное и внутреннее давление. Хемити обеспокоен сохранением своей базы власти, поскольку гражданское правительство продолжает настаивать на военных реформах. Напомним, что О.аль-Башир создал СБП в 2013 году именно в качестве средства противодействия суданской армии.

Эта эскалация гражданских и военных конфликтов, усугубляемая отсутствием интеграции военизированных формирований и экономическими трудностями, подрывает шансы Судана на успешный переход к постоянному правительству под полным гражданским контролем. Конкурирующие силы в переходный период, в значительной степени разделенные военно-гражданскими альянсами, до сих пор не объединились в подготовке к выборам 2024 года. Считая себя «защитником революции», сторонники аль-Бурхана дали понять, что они не останутся в стороне, даже столкнувшись с массовыми протестами на востоке Судана. Стремясь использовать попытку государственного переворота для оправдания военной реформы, гражданская коалиция Хамдока проявляет опасения, что переход не состоится по графику. Если эти разногласия сохранятся, выборы почти наверняка будут отложены, что повысит риск массовых протестов и репрессий со стороны военных. Напряженность между двумя сторонами несколько ослабла 27 сентября, когда каждая из них публично объявила о готовности сотрудничать с другой, при этом аль-Бурхан также пообещал поддержать предстоящие выборы и обеспечить, чтобы военные оставались беспартийными. Но споры между гражданскими и военными лидерами Судана, вероятно, вновь обострятся на фоне противоречащих интересов международного развития, особенно в отношении Порт-Судана, а также мер жесткой экономии, которые приводят к дополнительным экономическим трудностям для суданского народа. Чем дольше каждая сторона будет соперничать в борьбе за исполнительную власть, тем дольше устойчивый мир будет ускользать от Судана. С 17 сентября в Восточном Судане продолжаются демонстрации против соглашения между правительством и повстанческими группировками, а также ряда экономических реформ, необходимых Судану для участия в пакете мер по облегчению долгового бремени Международного валютного фонда (МВФ). 27 сентября напряженность в отношениях между переходным правительством и этнической группой беджа была смягчена соглашением о пропуске нефти через порт Башайер, который блокировали протестующие. Активисты обвинили базирующуюся в Дубае компанию DP World в намеренной дестабилизации этнических отношений в Порт-Судане в попытке вырвать контракты у региональных игроков портовой отрасли, таких как «Международный контейнерный терминал» и «Гамбург порт консалтинг». Другими словами, идет борьба за контракты в Порт-Судане между европейскими и эмиратскими компаниями, если еще проще, идет борьба между двумя   этими сторонами за финансовые и экономические активы в стране.  И в данном случае отметим еще один момент. После неудавшегося переворота в Хартуме на прошлой неделе, в котором, как и в предыдущих заговорах, «светские» обвиняли «бывших сторонников режима», и очень прозрачно намекали на то, что их поддерживает некая «зарубежная страна». Это камень в огород Египта и опосредованно его союзников в лице ОАЭ. Причем в такой форме это прозвучало в первый раз. Откуда такие обвинения, за которыми опять же стоят нападки гражданских на военных, которых собственно те же Енипет и ОАЭ  поддерживают? В основе таких намеков лежат попытки советских властей связать с попыткой переворота некогда главного разведчика  Судана Салаха Гоша, который сейчас живет в Египте. Путч только стимулирует  переходное правительство в его усилиях, как и в предыдущей попытке неудавшегося переворота в январе 2020 года, чтобы попытаться арестовать и судить Салаха Гоша. Однако суданские власти сталкиваются с серьезной проблемой.
До сих пор Каир и Хартум обсуждали дело Гоша только в  режиме секретных встреч. Но сентябрьская попытка государственного переворота грозит превратить его дело в серьезный источник межгосударственных трений. Последний по времени обмен мнениями по этому вопросу между сторонами состоялся 7 сентября, когда генеральный прокурор Судана Мубарак Махмуд Осман отправился в Каир, чтобы встретиться со своим коллегой Хамадом аль-Сави, для обсуждения  судьбы бывших сторонников О.аль- Башира, которые бежали из страны, в том числе Салаха Гоша. Египет, который никогда официально не признавал присутствие Гоша на своей территории, не проявляет никаких признаков согласия на экстрадицию его или кого-либо другого из соратников аль-Башира. Бывший главный прокурор Судана, генерал Тадж аль-Сэр аль-Хабр, уже столкнулся с несговорчивой позицией Египта по этому вопросу. Гош, который приобрел при аль-Башире огромный объем знаний, особенно о международных джихадистских сетях, с которыми он имел дело напрямую, является ценным источником информации не только для египетских спецслужб, но и для всех их западных партнеров. Поэтому маловероятно, что Каир согласится выдать его. И интересно, что за попытками Хартума добиться выдачи Гоша подспудно стоят и США, которые уже получили доступ к архивам разведки Судана. В сентябре  для этой работы в Хартум прибыла делегация ФБР США.  Есть и еще один важный плюс  для гражданских с точки зрения экстрадиции Гоша. Именно он был архитектором формирования из «джанджавидов» тех же   СБП, а значит обладает серьезным компроматом на того же Хемити.
Несколько других высокопоставленных лиц эпохи аль-Башира, которых активно разыскивает Хартум, в том числе вторая жена аль-Башира Видад Бабакер и бывший представитель Судана в Лиге арабских государств Камаль Хасан Али, также живут в Египте. И  Каир также не желает отправлять их обратно в Судан. Камаль Хасан Али занимает, в официальном качестве, пост экономического советника генерального секретаря Лиги арабских государств, египтянина Ахмеда Абуль Гейта,

Растущая политическая напряженность в Хартуме в сочетании с сохраняющейся угрозой насилия по всей стране нанесет ущерб усилиям Судана по привлечению международных инвестиций и облегчению бремени задолженности. После переворота 2019 года, положившего конец 26-летнему правлению О.аль-Башира богатые арабские государства Персидского залива и западные державы запустили проекты развития в Судане, стремясь помочь обеспечить долгосрочный экономический рост страны. ОАЭ, например, заключили союз с Переходным военным советом Судана для содействия его инвестициям в сельскохозяйственные и морские проекты, в то время как гражданское правительство, возглавляемое Хамдоком, обратилось за инвестициями к европейским странам. В июне Всемирный банк и МВФ также одобрили проект по облегчению бремени задолженности в рамках Расширенной инициативы в отношении бедных стран с крупной задолженностью (БСКЗ), которая требует ряда мер жесткой экономии, включая сокращение субсидий и осуществление специальной стратегии Судана по сокращению масштабов нищеты в течение, по крайней мере, одного года. Германия при поддержке коалиции Хамдока организовала в 2019 году инициативу «Друзья Судана», направленную на укрепление международной поддержки перехода страны к гражданскому правлению и стимулированию инвестиций. После переворота 2019 года Германия одной из первых сняла экономические санкции с Судана и зашла так далеко, что предоставила Хартуму финансовую помощь в размере 80 млн евро. «Гамбург порт консалтинг», глобальная транспортно-логистическая компания, также имеет несколько текущих проектов в Порт-Судане.

Американские эксперты полагают, что стороны противостояния будут стремиться избежать полномасштабной гражданской войны в стране, а лидеры Судана будут стремиться сохранить программу МВФ, которая, по оценкам, в настоящее время сократит государственный долг страны примерно с 50 млрд до 6 млрд долларов в течение следующих трех лет. Но продолжающиеся волнения и недовольство мерами жесткой экономии чрезвычайно затруднят выполнение контрольных показателей, что, вероятно, приведет к задержке завершения программы после 2024 года.

52.56MB | MySQL:103 | 0,575sec