О причинах и последствиях дипломатического кризиса между Ливаном и аравийскими монархиями

Бахрейн приказал 2 ноября своим подданным в Ливане немедленно покинуть страну, поскольку ссора Бейрута со странами Персидского залива продолжается. Министерство иностранных дел Бахрейна «настоятельно призвало всех подданных немедленно покинуть страну в связи с напряженной ситуацией там, которая требует особой осторожности», говорится в заявлении, распространенном официальным информационным агентством Бахрейна. За день до этого  Объединенные Арабские Эмираты также призвали своих подданных покинуть Ливан. Министр информации Ливана Джордж Кордахи спровоцировал скандал своим интервью, записанным в августе и вышедшим в эфир на прошлой неделе. Кордахи — известный телеведущий в Ливане и прихожанин маронитской христианской церкви страны. На протяжении своей карьеры он также выражал поддержку палестинскому делу и «арабской исламской цивилизации» в более широком смысле. В интервью, записанном еще до того, как он вошел в правительство, Кордахи сказал, что йеменские повстанцы-хоуситы «защищались», и назвал многолетнюю войну в Йемене «бесполезной». Несмотря на примирительные заявления ливанского правительства, Саудовская Аравия призвала хрупкий коалиционный кабинет в Бейруте отправить в отставку Кордахи, чего сделано не было. Между тем, Кордахи заявил, что об отставке «не могло быть и речи». Причем свое решение он не отменил даже после встречи с маронитским патриархом, который его уговаривал это сделать.  Саудовская Аравия 29 октября дала послу Ливана 48 часов на то, чтобы покинуть страну, отозвала своего посланника из Бейрута и приостановила весь импорт из Ливана. Бахрейн и Кувейт быстро последовали примеру с аналогичными мерами, а ОАЭ 30 октября отозвали своих дипломатов из Бейрута в знак «солидарности» с Эр-Риядом. Министерство иностранных дел КСА заявило, что его шаги были предприняты после «оскорбительных» высказываний о войне в Йемене, а также из-за влияния ливанского шиитского движения «Хизбалла», поддерживаемого Ираном. Саудовская Аравия, которая одновременно приостановила весь импорт из Ливана, заявила, что иметь дело с Бейрутом было «бессмысленно» из-за доминирования «Хизбаллы». В интервью CNBC  31 октября министр иностранных дел Саудовской Аравии Фейсал бен Фархан аль Сауд отрицал, что ссора привела к дипломатическому кризису, но заявил, что Эр-Рияд решил, что поддержание связей с Ливаном не является ни «продуктивным», ни «полезным», ни в интересах королевства. «Я думаю, что мы пришли к выводу, что иметь дело с Ливаном и его нынешним правительством непродуктивно и бесполезно в связи с продолжающимся доминированием «Хизбаллы» на политической арене и с тем, что мы воспринимаем как продолжающееся нежелание этого правительства и ливанских политических лидеров в целом проводить необходимые реформы, необходимые действия, чтобы подтолкнуть Ливан в направлении реальных перемен», — сказал Фейсал бен Фархан американскому новостному каналу. Бейрут в свою очередь 1 ноября  призвал к переговорам с Саудовской Аравией, чтобы смягчить конфликт, что является новым ударом на фоне глубокого экономического кризиса и в то время как хрупкое правительство Ливана изо всех сил пытается получить помощь, в том числе от богатых арабских стран.

Как полагают американские эксперты,  быстрое ухудшение отношений между Ливаном и монархиями Персидского залива из-за противоречивых комментариев ливанского министра по йеменскому конфликту отражает готовность аравийских монархий решительно действовать против иранских доверенных лиц и рискует нанести дальнейший ущерб и без того хрупкой экономике Ливана.   Затянувшийся процесс формирования правительства Ливана за последний год показал степень влияния «Хизбаллы» и Ирана в этой стране, что побудило Саудовскую Аравию принять ответные меры, когда нашелся удобный повод. Назначенный премьер-министром Ливана Наджиб Микати объявил о создании нового правительства 10 сентября после 13 долгих месяцев переговоров. В процессе формирования Саудовская Аравия и другие арабские государства Персидского залива, обеспокоенные глубоким влиянием Ирана в регионе, стремились поддержать суннитские группировки в Ливане, которые могли бы противостоять поддерживаемой Ираном «Хизбалле» оказывать непосредственное влияние на формирование правительства. В этой связи от себя отметим, что в Эр-Рияде сами спровоцировали такое усиление, фактически дискредитировав и ослабив своими действиями (арест премьера С.Харири и отказом от финансовой помощи его коалиции) суннитскую антииранскую оппозицию. И сделано это было прежде всего в силу личной антипатии наследного принца КСА Мухаммеда бен Сальмана к С.Харири. И добавим, что примерно такие же «продуманные» действия  КСА привели и к нынешнему кризису в том же Йемене.    Недавние комментарии Кордахи в отношении хоуситов также указывают на уровень поддержки нынешнего правительства со стороны Ирана, пусть даже косвенной, которую Саудовская Аравия всегда считала недопустимой. Иран и Саудовская Аравия десятилетиями вели холодную войну за региональное влияние. Это происходит и на других региональных точках, таких как Йемен, где поддерживаемые Ираном силы хоуситов сражаются с йеменскими силами, поддерживаемыми Саудовской Аравией. Тегеран и Эр-Рияд также боролись за политическое влияние в таких странах, как Ливан и Ирак.

В ответ на комментарии Кордахи Саудовская Аравия, похоже, успешно уговорила страны ССАГПЗ занять общую позицию. Однако у отдельных арабских государств Персидского залива есть свои собственные точки напряженности в отношениях с  Ливаном.Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты и Бахрейн рассматривают группы, связанные с «Хизбаллой», как угрозу внутренней и региональной безопасности. Эти государства также рассматривают политическую ситуацию в Ливане как общую проблему, а заявления Кордахи как угрозу, которая может укрепить общественное мнение в пользу йеменских повстанцев-хоуситов, которые представляют физическую угрозу для Саудовской Аравии и всего Персидского  залива. Это согласованное мнение ССАГПЗ только продлит нынешний  дипломатический кризис. Отставка Кордахи была бы самым простым способом разрешения спора. Но, несмотря на давление со стороны ливанского политического истеблишмента, Кордахи до сих пор отказывается это сделать. Характер спора в рамках ССАГПЗ, вероятно, будет способствовать усилению контроля за ущербом со стороны ливанского истеблишмента, чтобы гарантировать, что другие страны не последуют примеру Саудовской Аравии, приостановив свой импорт. В условиях продолжающегося конфликта другие арабские государства Персидского залива также могли бы рекомендовать своим подданным воздержаться от поездок в Ливан или инвестиций в него. Правительства государств-членов ССАГПЗ потенциально могут даже зайти так далеко, что выгонят ливанских граждан из своих стран. Чем дольше будет продолжаться спор, тем больше он усугубит финансовый кризис Ливана и его региональную изоляцию. Арабские государства Персидского залива относятся к числу стран, которые обычно оказывают Ливану финансовую помощь и подданные которых инвестируют в ливанские предприятия и путешествуют в Ливан с целью туризма. Ливанские граждане также составляют важные компоненты эмигрантских общин и рабочей силы арабских государств Персидского залива. Недели или, возможно, даже месяцы охлажденных отношений между Ливаном и ССАГПЗ будут угрожать этим коммерческим связям в то время, когда ливанская экономика не может позволить себе потерять какую-либо внешнюю поддержку. Хотя Ливан не является основным источником импорта в Саудовскую Аравию, она является главным экспортным направлением для ливанских экспортеров продукции, и потеря любых финансовых поступлений повредит в условиях серьезного экономического кризиса в стране. Недавно введенные санкции США в отношении ливанских политиков также могут усугубить ущерб, который может нанести бойкот ССАГПЗ. Импорт Ливана в Саудовскую Аравию в 2019 году составил 282 млн долларов. Ранее в этом году Саудовская Аравия временно приостановила импорт сельскохозяйственной продукции из Ливана после того, как изъятие наркотиков в грузе сельхозпродукции возмутило правительство КСА. Приостановка обошлась Ливану примерно в 33 млн долларов ожидаемого дохода.

52.39MB | MySQL:103 | 0,546sec