Об участии израильской арабской партии РААМ в правящей коалиции

Существование нынешней правящей коалиции Израиля было бы невозможным без участия возглавляемой вице-спикером Кнессета Мансуром Аббасом исламистской партии РААМ. Ничего подобного не было за всю историю Израиля. Включение в коалицию антисионистских арабских партий и даже опора на их поддержку извне всегда рассматривались подавляющим большинство израильских евреев как нечто делающее такую коалицию нелегитимной. Процесс легитимации партии РААМ начал год назад тогдашний премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, лидер крупнейшей израильской партии Ликуд, ныне оказавшейся в оппозиции. После трех избирательных компаний подряд он понял, что ему – лично ему, Биньямину Нетаньяху, а не партии Ликуд — не удастся создать правящую коалицию, опирающуюся на поддержку исключительно еврейских партий. После этого он начал активно «ухаживать» за депутатом Мансуром Аббасом, а в израильских СМИ и социальных сетях на иврите и по-русски стали регулярно появляться пропагандистские «вбросы», авторы которых убеждали граждан, что РААМ – совсем не плохая и не антисионистская партия. Основных доводов в этих «вбросах» было два:

  1. Партия РААМ опирается на умеренное, «южное» крыло Исламского движения в Израиле, а не на объявленное вне закона радикальное «северное» крыло, возглавляемое шейхом Раадом Салахом, находящимся сейчас в заключении за свою подрывную деятельность.
  2. Умеренные исламисты с их неколебимой поддержкой традиционных семейных ценностей неизмеримо ближе к религиозным, соблюдающим традиции и просто консервативным евреям, чем левые еврейские партии с их идеями поддержки прав сексуальных меньшинств.

Казалось, что Биньямину Нетаньяху удастся после состоявшихся весной этого года четвертых подряд досрочных выборов в Кнессет создать правящую коалицию, включающую в себя партию РААМ. Однако его планы были сорваны одним из его союзников, лидером радикального религиозно-сионистского блока, депутатом Кнессета Бецалелем Смотричем, который категорически отказался пойти на создание правящей коалиции, включающую арабскую партию. Планы Биньямина Нетаньяху были сорваны, однако его активность по легитимации союза с партией РААМ открыла его соперникам возможность создания такой коалиции. И она действительно была создана и находится сейчас у власти. Теперь пропаганда Ликуда и его союзников клеймит эту коалицию как «левую» и нелегитимную (из-за участия в ней партии РААМ).

В последнее время – с подачи Ликуда и его союзников — в израильских СМИ достаточно часто звучит резкая критика в адрес депутатов Кнессета от партии РААМ. Их обвиняют в том, что они «говорят двумя разными голосами» – на иврите подчеркивают, что они стремятся к сотрудничеству с евреями и интеграции в израильское общество, а по-арабски – демонстрируют враждебность к Государству Израиль и к его еврейским гражданам. Так, например, согласно сообщению 13-го канала Израильского телевидения, в конце октября один из заметных деятелей партии РААМ Рази Иса (он не является депутатом Кнессета, но был одним из тех, кто вел переговоры о вступлении РААМ в правящую коалицию) присутствовал на съезде ХАМАСа в Газе.

Но трудно назвать левой (по израильским понятиям, подразумевающим, что левизна – это готовность к территориальным уступкам арабам) коалицию, в которой во многом решающую роль играют три откровенном правые партии: возглавляемая премьер-министром Нафтали Беннетом умеренная (в смысле религиозности) религиозно-сионистская «Ямина», возглавляемая министром финансов Авигдором Либерманом «израильская партия с русским акцентом» «Наш дом – Израиль» и отколовшаяся от Ликуда «Новая надежда» во главе с министром юстиции Гидеоном Сааром. А над легитимацией союза с партией РААМ в глазах израильских граждан-евреев, как уже было сказано, основательно потрудилась не так давно пропаганда самого Ликуда.

Теперь, когда правящей коалиции удалось провести через Кнессет закон о государственном бюджете на 2021-2022 гг. (в течение трех лет нового государственного бюджета не было из-за постоянных досрочных выборов), стало очевидно, что эта парадоксальная право-левая коалиция с участием партии РААМ может продержаться у власти все положенные ей по закону 4 года. Однако все, что было сказано до сих пор – взгляд на внутриполитическую израильскую драму лишь с еврейской стороны, а есть и арабская сторона, и там тоже всё не так уж просто.

Следует напомнить, что до конца прошлого года РААМ входила в состав блока Объединенный арабский список (ОАС), в состав которого, кроме нее, входили все остальные представленные в Кнессете арабские партии – контролируемый коммунистами блок ХАДАШ во главе с депутатом Кнессета Айманом Удой, умеренная националистическая партия ТААЛ во главе с депутатом Кнессета Ахмадом Тиби и светская радикально-националистическая партия БАЛАД во главе с депутатом Кнессета Сами Абу-Шхаде. Все они, включая идеологически связанную с движением «Братья-мусульмане» РААМ, были вынуждены объединиться для того, чтобы иметь возможность уверенно преодолеть электоральный барьер, составляющий сейчас в Израиле 3,25% от всех поданных на выборах голосов. Партнеры по блоку ОАС резко порицали готовность Мансура Аббаса начать переговоры с сионистскими партиями о возможности присоединения к правящей коалиции. Сама по себе такая готовность была с их точки зрения «нарушением табу». Идти на выборы без блока было рискованно. Велика была вероятность того, что РААМ не преодолеет в одиночку электоральный барьер. Однако Мансур Аббас рискнул, и его партия стала сюрпризом последних по времени выборов, уверенно преодолев электоральный барьер. То, что РААМ уже после объявления ею о намерении начать после выборов переговоры с сионистскими партиями о присоединении к правящей коалиции не только не потеряла, но и усилила свои позиции, свидетельствует о том, что значительной части израильских арабов надоело то, что арабские партии выступают в Кнессете в роли «представительства Палестинской национальной администрации» вместо того, чтобы отстаивать интересы израильских граждан арабской национальности.

Прагматизм Мансура Аббаса был высоко оценен не только его избирателями, но и его правыми партнерами по правящей коалиции. Так, в своей речи после утверждения государственного бюджета премьер-министр Нафтали Беннет коснулся вопроса о поддержке бюджета партией РААМ. «Мансур Аббас – это новый голос, пробуждающий мощную надежду. Он отложил вопрос о палестинцах в Газе в сторону и заботится об израильских арабах. (…) Пусть будет как можно больше такого сотрудничества», — заявил в частности премьер-министр.

В то же время оставшийся в оппозиции вместе с Ликудом и его союзниками ОАС постоянно выступает с нападками на РААМ, упрекая его именно в том, за что его хвалил Нафтали Беннет, в том, что он «отложил вопрос о палестинцах в Газе в сторону». Теперь, на фоне утверждения государственного бюджета Израиля на 2021-2022 гг. с открытыми нападками на РААМ выступил и ХАМАС. Один из идеологов этого радикального исламистского движения, контролирующего сектора Газа, член политического бюро ХАМАСа Муса Абу-Марзук опубликовал в минувшую субботу на своей официальной странице в Твиттере пост с резкой критикой партии РААМ, проголосовавшей в Кнессете за утверждение государственного бюджета Израиля. «Этот бюджет представляет собой продолжение конфискации наших земель, продолжение строительства (в Иудее и Самарии еврейских – В.Ч.) поселений и блокады Газы. Противостояние оккупации – это путь борьбы и боя, на не путь сосуществования», — написал в частности Муса Абу-Марзук.

ХАМАС, как и партия РААМ, исторически связан с движением «Братья-мусульмане». Ему, естественно, намного ближе радикальное «северное» крыло, а не умеренное «южное» крыло Исламского движения в Израиле, однако до сих пор официальные представители ХАМАСа воздерживались от нападок на связанную с «южным» крылом партию РААМ, являющуюся единственным представителем Исламского движения в Кнессете («северное» крыло принципиально бойкотирует выборы в Кнессет). Похоже, что теперь ситуация начинает меняться, и идеологический конфликт между радикальными и умеренными исламистами переходит в публичную сферу.

62.56MB | MySQL:101 | 0,522sec