Об активизации отношений между Турцией и Кыргызстаном

Кыргызстан подписал сделку о покупке турецких вооруженных беспилотных летательных аппаратов на прошлой неделе, став первой страной Центральной Азии, сделавшей это, сообщили два турецких источника, знакомых с этим вопросом.  Председатель Государственного комитета национальной безопасности Кыргызстана Камчыбек Ташиев заявил в прошлом месяце, что Бишкек завершит закупки, но не сообщил никаких дополнительных подробностей. Хотя число купленных БПЛА остается неизвестным, по некоторым данным, Бишкек уже заказал 3 Bayraktar  TB2, произведенных частной турецкой компанией по производству БПЛА Baykar Makina. Турция постепенно углубляла свои связи с Кыргызстаном в течение последнего десятилетия, став четвертым по величине инвестором в стране с более чем 500 млн долларов доходов от торговли, в то время как Турецкое агентство по сотрудничеству и координации (TIKA) потратило почти 25 млн долларов только в 2019 году на развитие страны. «Турция расширяет свою зону влияния в Центральной Азии», — считает Мехмет Озкан, профессор Университета национальной обороны в Стамбуле, утверждая, что это расширение не было «попыткой создать новые фронты против России и Китая». Вместо этого он продолжил: «В отношениях Турции с Центральной Азией появляется новая динамика, в которой существуют взаимозависимость, военное сотрудничество и взаимовыгодная ситуация». В последние годы турецкие БПЛА завоевали популярность на международном рынке, привлекая такие страны, как Украина, Польша и, как сообщается, даже Великобританию. Они также серьезно распространились в Африку.  В конце сентября первая партия турецких вооруженных беспилотных летательных аппаратов прибыла в Тунис, несмотря на напряженность в двусторонних отношениях после того, как президент Туниса Кайс Саид захватил контроль над страной в июле и отстранил  от власти не только светские партии, но и  местных «Братьев-мусульман» в лице партии «Ан-Нахда». Еще одна страна, рассматривающая покупку  турецких БПЛА — Эфиопия. В то время как детали сделки  держались в секрете по причине разногласий между Аддис-Абебой и Каиром по поводу проекта эфиопской плотины  «Возрождения», агентство Рейтер сообщило в прошлом месяце, что Эфиопия и Турция достигли соглашения о продаже. На африканском континенте также  Нигерия и Руанда присматриваются к сделке по покупке турецких БПЛА.

Однако интерес Турции к Центральной Азии не нов. После распада Советского Союза в 1991 году Турция поспешила признать независимость государств Центральной Азии. Анкара построила мечети, отремонтировала исторические места, открыла школы, создала программы обмена студентами и призвала турецких инвесторов вкладывать средства в регион. Эта политика проводится с акцентированием особого внимания языковым, родовым, культурным и религиозным связям. Тем не менее, по-видимому, этот процесс не всегда шел гладко, поскольку Турция не смогла отменить визовые требования для граждан региона и столкнулась с рядом проблем со стороны тюркских стран в своем споре с турецким религиозным лидером Фетхуллахом Гюленом и его последователями, которые управляют несколькими школами, предприятиями и имеют связи с высокопоставленными должностными лицами в странах Центральной Азии. Один источник, близкий к Министерству национальной обороны Турции, признал, что прежний подход к Центральной Азии, в котором Анкара считала себя «старшим братом», не является устойчивым. «Мы [Анкара], конечно, подчеркиваем важность исторических и религиозных общностей. Но то, что знаменует сегодня начало новой эры, — это тот факт, что мы расширяем прежде всего экономическое двустороннее сотрудничество с этими странами», — сказал источник. Озкан назвал поддержку Турцией Азербайджана в войне с Арменией за Карабахский регион в прошлом году поворотным моментом: «Использование вооруженных беспилотных летательных аппаратов и безоговорочная поддержка Турцией правительства Азербайджана заставили другие тюркские страны осознать, что Анкара будет полезна для противовеса другим международным акторам, таким как Россия и Китай». Тот же источник добавил, что продажа вооруженных БПЛА Кыргызстану свидетельствует об изменении двусторонних отношений, добавив, что Туркменистан также желает  купить Bayraktar  TB2 и продемонстрировать их на параде на день независимости в сентябре с.г.  При этом, по оценке ряда турецких экспертов, продажи  БПЛА произошли, в том числе, благодаря  разногласиями между различными странами региона. Источник, знакомый с деталями продажи, дал понять, что ни Турция, ни Кыргызстан не сделали официального заявления из-за беспокойства Китая по поводу этого военно-технического сотрудничества. Китай решительно поддерживает Таджикистан в его территориальном споре с Кыргызстаном. Правительство Таджикистана недавно одобрило строительство новой базы, финансируемой Китаем, передав Пекину полный контроль над уже существующей китайской военной базой в дополнение к другой в обмен на дальнейшую военную помощь. Хотя Турция утверждает, что ей безразличны конфликты в странах, которым она продает вооруженные БПЛА, украинский пример показал, что использование БПЛА на самом деле может втянуть Турцию в региональные конфликты. Россия предупредила о последствиях Турцию после того, как Украина опубликовала кадры поражения целей беспилотниками турецкого производства. Теперь Кыргызстан становится первой страной Центральной Азии, которая добавила турецкие беспилотники в свой арсенал. «Государства Центральной Азии осознают тот факт, что Запад уже не так силен, как раньше. Итак, они ищут альтернативную силу против российской и китайской опеки. Этим центром силы является Анкара», — полагает Озкан. Рискнем предположить, что турецкий эксперт выдает желаемое за действительное. Уровень влияния Москвы в регионе на сегодня не сравним с турецким, и никакие беспилотники такого баланса пока не изменят. Тем более, что у Турции скоро, скорее всего, возникнут проблемы с комплектующими для производства БПЛА. О банкротстве в силу санкций Оттавы против Анкары канадской фирмы, которая оставляла оптику и движки для дронов мы уже сообщали. Та же тенденция в Европе и США.  На прошлой неделе сенатор Боб Менендес, председатель Комитета по международным отношениям Сената США, представил законопроект, направленный на отслеживание и ограничение продажи американских запчастей для турецкой программы беспилотных летательных аппаратов. Законодательство, поправка к ежегодному законопроекту Конгресса о расходах на оборону, потребует от администрации Дж.Байдена опубликовать отчет об экспорте турецких БПЛА, начиная с 2018 года, и о том, содержат ли какие-либо из них детали американского производства. Это также потребовало бы от администрации США оценить, является ли экспорт БПЛА из Турции нарушением Закона США о контроле за экспортом оружия или любого другого закона. Закон о контроле за экспортом оружия требует, чтобы любое оружие, которое США передают иностранным правительствам, или, в данном случае, детали для оружия, использовались только для законной самообороны. «Продажа беспилотных летательных аппаратов в Турции опасна, дестабилизирует обстановку и представляет угрозу миру и правам человека. США не должны иметь к этому никакого отношения, и эта поправка является признанием того, что мы должны предотвратить включение американских деталей в это турецкое оружие», — говорится в заявлении Менендеса, который  также внес еще одну поправку, которая положит конец исключению из санкций, используемому для продолжения оказания помощи правительству Азербайджана, которое в прошлом году вело боевые действия против армянских сил в спорном Нагорно-Карабахском регионе. «Поскольку режим в Баку при поддержке Турции продолжает выбирать путь насилия вместо мирного переговорного процесса между Арменией и Азербайджаном, для этой и всех будущих администраций давно настало время прекратить этот вид помощи и полностью соблюдать раздел 907 Закона о поддержке свободы», — сказал Менендес. Во время конфликта Турция отправила в Баку по меньшей мере 6 вооруженных ударных БПЛА, в то время как турецкий военный персонал помог сформировать стратегию Азербайджана по захвату территории. В то время как Турция и США являются союзниками по НАТО, рост технологий турецких БПЛА и их распространение по всему миру стали причиной двухпартийной тревоги как в Палате представителей, так и в Сенате. В августе группа членов Конгресса от демократов и республиканцев направила письмо госсекретарю Энтони Блинкену с призывом приостановить поставки технологий БПЛА в Турцию и провести слушания по вопросу распространения Турцией БПЛА. Поправка, внесенная Менендесом, также связана с запросом Турции о покупке нового комплекта истребителей F-16 американского производства, из которых Анкара стремится обналичить платеж в размере 1,4 млрд долларов, который она внесла до того, как была исключена из программы истребителей F-35. Президент США Джо Байден сказал своему турецкому коллеге Реджепу Тайипу Эрдогану, что сделает все возможное, чтобы обеспечить ему сделку, но добавил, что вероятность того, что сделка будет одобрена Конгрессом, составляет «пятьдесят на пятьдесят».

Андреа Шмитц, научный сотрудник Немецкого института международных отношений и безопасности (SWP), расположенного в Берлине, также полагает, что «активизация отношений между Турцией и Кыргызстаном не будет иметь существенного значения» из-за того, что Бишкек сильно зависит от России и Китая в вопросах экономики и обороны. При этом, однако, отметим, что Москве стоило бы обратить более пристальное внимание на контакты Анкары и Бишкека. Помимо ВТС, это еще и контакты по линии спецслужб в рамках борьбы с гюленистами. Так, два месяца назад группа сотрудников турецкой спецслужбы МIТ якобы похитила и вывезла в Турцию активиста-гюлениста. Якобы, поскольку  спецслужбы Кыргызстана явно содействовали этой операции, а тему «похищения» разыграли в рамках обыкновенной «дымовой завесы», дабы «сохранить лицо» в том числе и перед Москвой. Возможно это был единичный случай в рамках содействия нынешней сделки по БПЛА, но на эти факты надо обращать внимание.   Та же  Шмитц считает, что продажи дронов не окажут большого влияния на геополитику региона, она предполагает, что это может способствовать росту напряженности на кыргызско-таджикской границе. Кыргызстан и Таджикистан уже более трех десятилетий находятся в конфликте из-за спорного пограничного региона. Этот регион, Баткен, содержит водные ресурсы, которых в регионе недостаточно. Темур Умаров, научный консультант Московского центра Карнеги, считает, что решение Бишкека закупить вооруженные беспилотники у Турции также имеет отношение к его внутренней политике: «Джапаров чувствует давление, чтобы восстановить свою репутацию, и поэтому проводит более жесткую и агрессивную внешнюю политику». Он также сказал, что президент Кыргызстана Садыр Джапаров пытался изменить внешнюю политику своей страны после столкновений с Таджикистаном на границе, ссылаясь на инциденты в мае этого года, в результате которых погиб, по меньшей мере, 31 человек. Умаров не согласился с тем, что эта продажа ознаменует собой новое начало в регионе. Он также сказал, что это не будет рассматриваться как поворотный момент в политике Центральной Азии, поскольку Турция не может конкурировать с Россией или Китаем в качестве игрока, меняющего правила игры. Однако Умаров также подчеркнул, что участие Турции в военном сотрудничестве следует рассматривать как «попытки стран Центральной Азии уравновесить доминирование Москвы и Пекина».

52.58MB | MySQL:103 | 0,499sec