Приоритеты Франции на иранском направлении и перспективы для ее региональной политики

Франция стала еще одной точкой притяжения усилий правительства Израиля в его попытках найти поддержку в свете очередного раунда переговоров по ядерной программе Ирана. При этом Париж не только имеет широкий спектр региональных интересов, заставляющих его включиться в непростой диалог с ближневосточными режимами, выступающими против СВПД, но и готов в очередной раз предложить собственный обновленный план действий, способный, с точки зрения президента Пятой республики Э.Макрона, примирить Израиль и страны Персидского залива с переговорами в Вене и последующим восстановлением соглашения 2015 г.

Французская столица наряду с Лондоном оказалась остановкой министра иностранных дел Израиля Я.Лапида в его небольшом турне в страны-участницы переговоров с Ираном, состоявшегося в конце ноября. В беседе с журналистами по итогам общения представителей сторон Э.Макрон предложил расширить круг государств, вовлеченных в обсуждение иранской ядерной проблемы. Свою позицию президент мотивировал несколькими соображениями.

Во-первых, по его словам «отказ от переговоров и попыток найти новую основу как по ядерным, так и по региональным вопросам, ослабляет всех и является фактором усиления конфликта… важно вновь подключить немного более широкую динамику и задействовать региональные силы… Трудно прийти к соглашению, если не будут вовлечены государства Персидского залива, Израиль и все, чья безопасность затронута напрямую».

Во-вторых, как предположил французский лидер, расширение круга переговорщиков положительно скажется и на возвращении США в ядерную сделку.

После переговоров с главой внешнеполитического ведомства Израиля французская сторона сделала заметный шаг в сторону укрепления военно-технического сотрудничества со странами Персидского залива, анонсировав сделку по продаже ОАЭ 12 военно-транспортных вертолетов Caracal от Airbus и 80 истребителей Rafale производства Dassault Aviation. Стоимость истребителей составит, по данным СМИ порядка 18 млрд долларов, вертолетов – 19 млрд долларов. Это не только важный имиджевый ход для французского ВПК, но и своего рода попытка найти хотя бы частичное спасение от кризиса после того, как контракт с Австралией на поставку 12 подводных лодок общей стоимостью 66 млрд долларов был отменен. При этом с точки зрения ОАЭ у них конфликта интересов с поставщиками в данном случае не возникает, поскольку новые французские самолеты заменят имеющиеся Mirage 2000, в то время как сотрудничество с США по приобретению F-35 в рамках расширенных условий нормализации с Израилем это не мешает.

Помимо этого Париж явно стремится к тому, чтобы расширить политические контакты с Персидским заливом по широкой региональной проблематике. Кроме ОАЭ Э.Макрон в конце минувшей недели посетил также Катар и Саудовскую Аравию, где в центре внимания оставалась иранская проблематика. Также французский лидер подчеркнул свое намерение содействовать стабилизации Ливана и со странами Персидского залива заниматься афганской проблемой, в то числе через открытие совместного представительства в Кабуле. В ответ на эти планы и прежде всего соглашение с ОАЭ по истребителям и вертолетам Иран обвинил Францию в «дестабилизации региона». По словам представителя МИД ИРИ С.Хатибзаде «мы ожидали, что Франция будет более ответственной… Милитаризация нашего региона неприемлема, и оружие, которое они продают в регион, является источником беспорядков».

В целом в настоящий момент наблюдаются усилия сразу двух европейских государств, направленные на активизацию ближневосточной политики с привязкой к переговорам по иранской проблеме. Однако если действия Лондона в большей степени связаны с усилением двустороннего взаимодействия, а также развитием направлений, позволяющих минимизировать потери, вызванные Brexit, то Париж продолжает продвигать свою дипломатию в конфликтных регионах, предлагая новые конфигурации посредников. Нечто аналогичное французская сторона уже предпринимала на  палестино-израильском треке, сначала в 2017 г., когда провела свою конференцию по данной теме, а затем включившись в четырехсторонний формат с привлечением Германии, Египта и Иордании. Помимо этого, к примеру, не так давно состоялась и Парижская конференция по Ливии.

В нынешних условиях страна под руководством Э.Макрона претендует на то, чтобы расширить формат переговоров с Ираном, причем сделать это как за счет круга участников, так и через расширение предметного поля. В число первых потенциально приглашаются  Израиль, страны Персидского залива и «все, чья безопасность затронута напрямую». Последнее особенно интересно, учитывая обращение к афганской проблематике в ходе визита президента Франции в страны Персидского залива. Связано это с тем, что еще на стадии согласования СВПД соглашение считалось значимым и в контексте стабилизации Афганистана и борьбы там с террористическими формированиями. В нынешних же условиях Тегеран пытается интенсифицировать диалог с движением «Талибан» (запрещено в РФ), чтобы таким образом воздействовать на Вашингтон.

В том, что касается расширения вопросов в повестке дня переговоров, то, чудя по заявлением Э.Макрона, речь идет об иранском присутствии в регионе и присутствии его прокси. Такой подход к комплексному решению может встретить понимание в Израиле. Впрочем, как кажется, Париж здесь преследует все же иную цель – добиться прогресса в Ливане. Такой курс страна проводит активно, начиная со взрыва в порту Бейрута, однако пока не смогла добиться прогресса, несмотря на оказываемую поддержку.

Помимо сказанного, действия Парижа имеют большое значение и для ЕС в том, что касается экспорта вооружений. Готовящаяся официально приступить к исполнению своих обязанностей новая правительства коалиция в Германии продвигает необходимость унификации европейских стандартов в области поставок вооружения и военной техники в третьи страны. Париж воспринимается в этих условиях как чуть ли главная сила, способная сдержать Берлин в ужесточении требований к экспортным лицензиям. Новые контракты, безусловно, станут для Франции дополнительной мотивацией к тому, чтобы этого не допустить, особенно когда за счет импортеров с Ближнего Востока есть шанс хотя бы частично компенсировать потери на иных треках.

62.4MB | MySQL:101 | 0,621sec