Об осложнении хода переговоров по иранской ядерной программе

Участникам заседания Совместной комиссии Ирана и «пятерки» международных посредников (Россия, Великобритания, Германия, Китай и Франция) по восстановлению Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе удалось устранить в прошлый четверг целый ряд недоразумений, создававших некоторую напряженность. Об этом заявил 9 декабря постоянный представитель России при международных организациях в Вене Михаил Ульянов группе российских журналистов.
«Удалось устранить целый ряд недоразумений, которые создавали некоторую напряженность, — рассказал Ульянов. — Все подтвердили настрой на продуктивную работу [по восстановлению ядерного соглашения]». По словам российского постпреда, на переговорах было подтверждено, что дальнейшая работа пойдет на основе тех документов, которые были наработаны еще к июню 2021 года, когда был взят перерыв. «Очень важно, что сегодня фактически наконец впервые было подтверждено, в том числе иранской стороной, что работа пойдет на основе тех документов, которые были согласованы частично в ходе первых шести раундов переговоров. <…> Все эти тексты являются стартовой точкой для продолжения редакционной работы и согласования соответствующих элементов будущей договоренности», — отметил Ульянов.
Глава российской делегации при этом оптимистично настроен на работу, потому что наблюдается «единство цели». «Когда все стремятся к достижению поставленной цели, а именно восстановить СВПД в первоначальном виде», — пояснил российский постпред.
В ходе работы Иран также проявил гибкость, но он оставляет за собой право вносить дополнения в рабочий процесс. «У нас на всех документах написано: ничто не согласовано, пока не согласовано все», — заметил Ульянов.   Две рабочие группы — по снятию санкций и ядерным вопросам — будут заниматься дальше согласованием позиций сторон с 10 декабря. «Третья группа по выполнению будущей договоренности пока, видимо, задействована временно не будет до внесения ясности в первые две темы», — рассказал постпред РФ.    «Главное, что процесс идет, и, похоже, даже набирает обороты. Все понимают, что переговоры не могут продолжаться бесконечно. Пока еще есть время, но его уже не так уж много, поскольку СВПД пребывает в плачевном состоянии», — резюмировал Ульянов. Напомним, что   седьмой раунд переговоров по иранской ядерной программе и отмене санкций США завершился на прошлой неделе, когда Иран представил проект требований, корректирующих то, о чем он договорился в ходе предыдущих шести раундов переговоров 2021 года. Отметим, что оптимизм российского представителя по поводу перспектив реанимации сделки совершенно не разделяют его западные и иранские коллеги, которые пытаются оценить перспективы успеха после последних по времени обменов мнениями в рамках переговоров «стоп-старт».  Министр иностранных дел ФРГ предупредила 11 декабря, что время истекает, чтобы найти способ возродить ядерную сделку 2015 года между мировыми державами и Ираном, выступая после встреч со своими коллегами из стран G7. «Время уходит. В последние дни стало ясно, что у нас нет никакого прогресса», — заявила министр иностранных дел ФРГ  Анналена Бербок журналистам в Ливерпуле, где проходят встречи министров иностранных дел G7, сообщает Reuters. Бербок сказал, что Иран возобновил переговоры, заняв позицию, которая отбросила переговоры на шесть месяцев назад. Нынешний раунд переговоров в Вене проходит после пятимесячной паузы после избрания президентом ИРИ жесткого антизападника Эбрахима Раиси. Ранее официальные лица США заявили, что госсекретарь Энтони Блинкен провел «продуктивную» встречу с коллегами из Великобритании, Германии и Франции 10 декабря, обсудив дальнейшие шаги на переговорах по иранской ядерной программе. Высокопоставленный чиновник Госдепартамента заявил, что между странами G7 состоялся «напряженный» разговор, в котором они были едины в своей позиции по ядерным переговорам. Если проще, то США «додавили» европейцев в формате формулирования единой переговорной позиции.  «В заявлении также будет подчеркнута важность возвращения Ирана за стол переговоров и того, что можно заключить сделку, но время сокращается, поэтому мы едины в этом», — сказал американский чиновник из Госдепа, выступая перед журналистами на условиях анонимности. Он добавил, что специальный посланник США по Ирану Роберт Мэлли возвращается в Вену для переговоров. При этом согласно утечкам сам Мэлли мало верит в успех «опосредованных» переговоров с иранцами и настаивает на прямом диалоге. Иранские официальные лица ранее заявляли, что они по-прежнему придерживаются своей жесткой позиции. В соответствии с первоначальной ядерной сделкой, от которой отказался в 2018 году тогдашний президент Дональд Трамп, Иран ограничил свою ядерную программу в обмен на освобождение от санкций США, Европейского союза и ООН. Запад опасается, что эта программа будет использована для разработки ядерного оружия, что Тегеран отрицает.

Не разделяют оптимизма по вопросу конструктивных переговоров и американские аналитики. Они полагают, что  отсутствие внятного прогресса в возобновлении переговоров по ядерной программе Ирана показывает, что потенциал для провала переговоров без заключения сделки неуклонно возрастает при более жестком президенте ИРИ. После пятимесячного перерыва между шестым и седьмым раундами переговоров Иран сел за стол переговоров с более высокими ожиданиями и более жесткими требованиями, что усилит напряженность в отношениях с американскими и европейскими участниками переговоров и ограничит возможности для консенсуса. Переговорная команда Ирана состоит из большего числа консерваторов и сторонников жесткой линии по сравнению с предыдущей командой. Эта новая делегация настаивала на более значительных уступках и требованиях, в том числе:

— Сниженные ограничения на ядерное обогащение. Иран хочет сохранить больше своих передовых центрифуг, чем он заявил на переговорах по СВПД, состоявшихся ранее в этом году, до того, как Раиси вступил в должность. Западные участники переговоров будут по-прежнему с осторожностью соглашаться на это, поскольку это позволит Ирану быстро нарастить свои запасы обогащенного урана для потенциального ядерного арсенала, если сделка снова развалится. В этой связи отметим, что 10 декабря директор Центрального разведывательного управления Билл Бернс заявил, что ЦРУ не верит, что верховный лидер Ирана Али Хаменеи решил предпринять шаги по созданию ядерного устройства, но отметил успехи в способности Ирана обогащать уран для получения потенциального  материала для атомной бомбы. Бернс предупредил, что, даже если Иран решит пойти дальше, ему все равно потребуется еще много работы, чтобы превратить этот расщепляющийся материал в компактную боеголовку для ракеты или другой системы доставки. «Но они продвинулись дальше в своем овладении ядерным топливным циклом, и это те знания, которые очень трудно отобрать или заставить исчезнуть», — сказал он.

— Снятие дополнительных санкций США. Иран теперь также хочет, чтобы Соединенные Штаты сняли все санкции, введенные с момента подписания СВПД в 2015 году, прежде чем согласиться вернуться к соблюдению ядерной сделки. Ранее Тегеран только требовал отмены санкций, связанных с СВПД.

— Заверения в том, что США больше не откажутся от сделки. Иран потребовал от Соединенных Штатов обеспечить, чтобы будущие администрации Белого дома не смогли изменить или отказаться от ядерной сделки — то, что нынешний президент США Джо Байден не может гарантировать.

Иранское правительство демонстрирует свою готовность обменять некоторую внутреннюю экономическую напряженность на оптимальную сделку. Иранские переговорщики, похоже, не спешат достигать соглашения и стремятся пересмотреть ранее обсуждавшиеся вопросы в ходе двух последних раундов переговоров по СВПД. Иранская экономика не процветает, но иранское правительство, по-видимому, рассчитало, что оно может продержаться некоторое время в условиях нынешних санкций, чтобы обеспечить более выгодные условия для новой ядерной сделки. Это отсутствие «таймера срочности» со стороны Тегерана сильно беспокоит западных переговорщиков, которые хотят как можно быстрые заключить сделку, чтобы избежать возможности ядерного прорыва Ирана. Иран продолжает бороться с растущей инфляцией, которая сейчас составляет около 45%. Однако потребительские цены в стране были высокими до того, как Раиси вступил в должность. Правительство, вероятно, подсчитало, что на данный момент иранцы приспособились к повседневной реальности завышенных цен и что более сильное экономическое недомогание с меньшей вероятностью вызовет дестабилизирующие социальные волнения. Некоторые виды иранского экспорта, в частности сталь, также увеличились в последние месяцы, что может придать иранскому правительству некоторую уверенность в восстановлении экономики страны, даже в условиях санкционного давления.

Имея несколько других рычагов давления, США продолжат усиливать санкции в отношении Ирана в надежде вынудить Тегеран отказаться от своей более жесткой позиции на переговорах. На этой неделе Вашингтон дал понять, что он закрутит гайки в обеспечении соблюдения санкций в отношении ключевых торговых партнеров Ирана, таких как Объединенные Арабские Эмираты. Это указывает на то, что Соединенные Штаты намерены усилить существующее санкционное давление, поскольку Иран продолжает повышать ставки за несоблюдение ядерного законодательства. Но это также показывает ограниченность переговорных рычагов американского лагеря, поскольку более агрессивные шаги — такие как введение новых санкций США или проведение открытой кибератаки, нацеленной на ядерные разработки Ирана, — могут подтолкнуть Тегеран к полному отказу от переговоров. Соединенные Штаты направляют делегацию высокопоставленных должностных лиц в ОАЭ на следующей неделе для обсуждения соблюдения санкций против Ирана частными эмиратскими компаниями и банками. Поскольку ядерные переговоры застопорились, Вашингтон мог бы также направить аналогичные делегации в другие страны, которые ведут бизнес с Ираном, такие как Малайзия и Турция, чтобы напомнить их компаниям о риске, с которым они сталкиваются, не соблюдая существующие санкции США в отношении Тегерана.

Ограниченная сделка остается наиболее вероятным результатом переговоров по СВПД, но все более жесткая переговорная обстановка увеличивает риск срыва переговоров. Иран по-прежнему хочет получить доступ к замороженным средствам и отменить санкции, а Запад по-прежнему хочет замедлить ядерное развитие Тегерана. Таким образом, соглашение, предусматривающее размораживание Соединенными Штатами некоторых иранских активов или отмену санкций СВПД в обмен на прекращение Ираном развития своей ядерной программы, все еще возможно. Но провал переговоров также становится все более вероятным на фоне растущего разрыва между требованиями Тегерана и тем, что готовы принять западные переговорщики. Опасность регионального конфликта, особенно между Израилем и Ираном, увеличится, если переговоры провалятся и оставят Тегеран свободным для продолжения продвижения своей ядерной программы. Тем временем незападные державы, в частности Россия и Китай, могут быть вынуждены усилить свою собственную дипломатию с Тегераном, если они хотят, чтобы страна вернулась к соблюдению СВПД.

62.21MB | MySQL:101 | 0,456sec