Отмена президентских выборов в Ливии на фоне усиливающихся внутренних и международный разногласий

Как полагают американские эксперты,  задержка с запланированными президентскими выборами в Ливии не разрешит ни разногласий по поводу того, как должно быть организовано голосование, ни споров вокруг главных кандидатов. Таким образом, голосование, когда бы оно ни состоялось, не сможет по-настоящему объединить страну, как предполагалось, и в конечном итоге может спровоцировать еще большее насилие, углубив разногласия между враждующими ливийскими сторонами. 21 декабря Высшая национальная избирательная комиссия (ВНИК) Ливии отменила запланированные президентские выборы 24 декабря, обвинив парламент страны, Палату представителей (ПП), в неспособности разрешить разногласия по закону о президентских выборах в стране и заявив, что ПП должен назначить  новую дату. 22 декабря ВНИК предложила отложить голосование на один месяц до 24 января, когда президентские выборы могут совпасть с запланированными парламентскими выборами, которые вызывают такие же разногласия, как и президентские выборы.  Президентские и парламентские выборы призваны положить конец более чем семилетнему ливийскому политическому кризису, в результате которого в Киренаике и Триполитании после предыдущих выборов в стране в 2014 году были созданы конкурирующие правительства. Нынешнее правительство национального единства (ПНЕ) было сформировано в марте 2021 года как единое, объединенное правительство после интенсивных переговоров между ливийскими заинтересованными сторонами. Но ПНЕ — это всего лишь временное правительство, которому поручено организовать выборы.

Споры по поводу избирательного процесса обнажают глубокие разногласия в стране, которые только усилились за десятилетие, прошедшее с тех пор, как Муаммар Каддафи был свергнут в 2011 году, и, вероятно, приведут к дальнейшим задержкам в проведении  голосования.  Конституционный референдум, тем временем, был по существу отменен с самого начала из-за трудностей в достижении соглашения по таким щекотливым вопросам, как доходы от нефти и распределение национальных ресурсов. Чем дольше будут продолжаться задержки с президентскими и парламентскими выборами, тем больше риск возобновления раскола в управлении Ливией. Такой раскол может привести к тому, что ливийские соперничающие стороны  прибегнут к насилию и будут использовать нефть в качестве инструмента принуждения друг против друга. Командующий Ливийской национальной армией (ЛНА) Халифа Хафтар теоретически может начать еще одно военное наступление в Западной Ливии, но такой сценарий  останется маловероятным до тех пор, пока Россия (в поддержку Хафтара) и Турция (в защиту Западной Ливии) остаются «над схваткой». Более вероятно возобновление насилия в сельских районах Ливии, где соперники борются на периферии за контроль над такими районами, как юго-западный регион Феццан, где находится крупнейшее нефтяное месторождение страны. Однако, если напряженная ситуация на Украине перерастет в более серьезный кризис, Россия может изменить свои расчеты, чтобы поддержать возобновление военной эскалации в Ливии, чтобы отвлечь внимание Запада от Украины к Северной Африке.

Однако проведение голосования также может привести к возобновлению конфликта, поскольку все главные кандидаты в президенты, скорее всего, отвергнут не устраивающие их результаты выборов как сфальсифицированные и/или нелегитимные. В  опросе, проведенном среди 1106 зарегистрированных избирателей компанией Diwan Research, базирующейся в Триполи, в начале декабря, премьер-министр ПНЕ Абдель Хамид  Дбейба получил поддержку 50%, за ним последовал сын М.Каддафи Сейф аль-Ислам, получивший 14%, и Хафтар, получивший 7% (все 95 других зарегистрированных кандидатов в президенты получили поддержку менее 5%). Однако все три этих кандидата столкнутся с серьезными проблемами легитимности своего правления в случае победы.

Действующий премьер-министр А.Х.Дбейба не должен быть допущен к участию в выборах, и по этому вопросу было подано несколько судебных исков (хотя и отклоненнных) против его кандидатуры. Как мы знаем, сейчас специальный советник генсека ООН С.Уильямс пытается пробить свой план проведения выборов, который этот технический нюанс нивелирует.   Расследование ООН о взятках в процессе отбора премьер-министра страны в марте пришло к выводу, что избрание Дбейбы премьером было частично вызвано подкупом и что его сторонники — его семья является одной из самых богатых деловых семей Ливии — предложили взятки в размере 200 000 долларов, как минимум, пяти участникам голосования. Дбейба также открыто заявил западным дипломатам, что намерен руководить Ливией дольше, чем предусмотрено мандатом ООН. Связи Дбейбы с Западной Ливией затрудняют представление о том, что он когда-либо будет признан законным президентом Хафтаром и его силами, а это означает, что у него практически не будет власти в Восточной Ливии.

Сейф аль-Ислам — второй по старшинству сын Муаммара Каддафи и самый влиятельный оставшийся член семьи Каддафи. Ранее в 2021 году Сейф аль-Ислам впервые выступил на публике и дал интервью иностранным СМИ после  начала гражданской войны, чтобы заручиться поддержкой племени каддафа и тех, кто хочет вернуть стабильность, которая существовала во время правления его отца в Ливии. Однако многие ополченцы вряд ли примут Сейфа аль-Ислама в качестве своего лидера, равно как и Хафтара, который дезертировал и выступал против М.Каддафи, прежде чем вернуться в Ливию после его свержения. Более того, Сейф аль-Ислам останется проблемной фигурой для работы с Западом. Международный уголовный суд предъявил ему обвинение в преступлениях против человечности и выдал все еще не отмененный ордер на его арест в 2011 году. Сейф аль-Ислам также был заочно приговорен судом в Триполи к смертной казни.

Х.Хафтар вряд ли получит существенную поддержку в историческом регионе Триполитания, где проживает более половины населения страны, из-за его наступления на Триполи в 2019-20 годах.  Он мог бы использовать свое влияние в Восточной Ливии для получения там высокого уровня поддержки, но меньшее по численности население Киренаики означает, что он вряд ли выиграет общенациональное голосование без существенных различий в явке избирателей в Восточной и Западной Ливии. Многие из самых мощных ополченцев Западной Ливии непосредственно сражались против Хафтара во время его наступления. При этом  до сих пор он не желал подвергать свои силы какому-либо гражданскому надзору, и хотя намекал, что может подчиниться власти гражданского лидера, избранного ливийцами (а не навязанного мирными переговорами ООН), трудно представить, что командующий ЛНА поддержит президента, который не является его близким союзником, если он проиграет выборы.

Поскольку кандидат в президенты, который мог бы купировать внутренние  разногласия в Ливии, вряд ли появится в среднесрочной перспективе, выборы рискуют привести к появлению конкурирующих правительств или правительства, неспособного осуществлять власть над половиной страны, что еще больше ставит под сомнение будущее политической архитектуры Ливии. Бесчисленные ополченцы Ливии, которые рискуют потерять большинство приобретенных в результате «революции» политических и экономических благ  в случае появления «законного» правительства, скорее всего, воспользуются любыми разногласиями, чтобы закрепиться и защитить своих политических покровителей, а это означает, что любое правительство, которое сформируется, будет иметь ограниченное влияние по всей стране, и некоторый уровень конфликта в будущем может быть неизбежен. Возобновление гражданской войны, сопоставимой с конфликтами 2014 и 2019-20 годов, в результате которых произошли боевые действия на окраинах Триполи, является вполне вероятной, в то время как более локализованный конфликт — особенно из — за водной, дорожной, нефтегазовой инфраструктуры — почти неизбежен. Но что более важно, провал мирного процесса и полное отсутствие прогресса в стабилизации ситуации в Ливии после более чем десятилетнего конфликта приведут к тому, что возникнет больше вопросов о том, должна ли объединенная Ливия быть конечной целью или же разделение, де-юре или де-факто, предлагает более многообещающий путь к стабильности.

На этом фоне ряд международных посредников сосредоточится на выработке новой «дорожной карты» для проведения выборов.  В этой ситуации стоит обратить внимание на ситуацию вокруг посла Великобритании в Ливии К.Херндалл .  24 декабря посольство Соединенного Королевства в Триполи опубликовало заявление в своих аккаунтах в Twitter и Facebook, которое поначалу выглядело как обычное заявление о событиях в стране—то, что обычно делали посольства крупных стран, включая и Соединенные Штаты. Но не в этот раз. Это заявление тут же вызвало негативную реакцию сотен ливийских пользователей на платформах социальных сетей с призывами выслать британского посла из страны. А в  заявлении просто была подтверждена поддержка Великобританией проведения выборов и говорилось о том, что Великобритания будет продолжать признавать нынешнее ПНЕ как «орган, которому поручено привести Ливию к выборам, и не одобряет создание параллельной» власти.  27 декабря парламент Ливии  объявил, что посол Великобритании Кэролайн Херндалл является «персоной нон грата» _ дипломатический термин, означающий, что она должна покинуть страну. Поскольку это входит в компетенцию не парламента, а Министерства иностранных дел, пресс-секретарь Абдулла Блихак заявил, что Министерство иностранных дел было уведомлено об этом решении. Собирается ли посол Херндалл покинуть Ливию? Конечно, нет: это решение парламента была предупреждением. Бывший посол Великобритании в Ливии Питер Миллетт заявил, что посол Херндалл «не должна покидать Ливию», охарактеризовав заявление парламента как «чрезмерную реакцию». В Твиттере между тем широко распространялся хэштег на арабском языке, сопровождаемый фотографией  Херндалл, в котором говорилось: «Британский посол должен быть выслан из Ливии». Два дня спустя, пытаясь справиться с репутационным ущербом, британское посольство опубликовало более тщательно сформулированное заявление, но было слишком поздно.  Спорное заявление прозвучало всего через час после того, как Великобритания, Франция, Италия, США, Германия и Франция опубликовали совместное заявление, в котором, по сути, говорилось одно и то же — продолжать признавать временное ПНЕ. Это обстоятельство  заставило британскую газету The Guardian задаться вопросом, почему ливийскими пользователями, за которыми, безусловно, стояли определенные ливийские кланы, была выделена только Великобритания?  Как полагает анонимный бывший посол ЕС в Ливии: «Иностранное вмешательство в Ливию лежит в основе десятилетних проблем страны.  Давайте не будем забывать, что то, что произошло в 2011 году, было спровоцировано и поощрено иностранцами. Действительно, западные страны сыграли решающую роль в свержении бывшего режима Каддафи в ходе гражданской войны, которая бушевала в течение семи месяцев. НАТО при поддержке нескольких арабских стран возглавила разрушительную воздушную кампанию, которая закончилась тем, что сам бывший лидер был убит и помог повстанцам захватить Ливию. При этом  иностранные дипломаты в Ливии после 2011 года стали частью внутренней политической сцены. Во многих случаях ливийский народ узнает о некоторых решениях в своей стране через аккаунты иностранных посольств в социальных сетях». Но дело совсем не в этом. В данном случае важно отметить несколько нюансов.

  1. Посол К.Херндалл, к ужасу многих ливийцев, публикует «почти все», что она делает в стране. По мнению политического обозревателя Абдаллы Яхии, это «слишком много» для ливийцев, чтобы «проглотить». Например, посол Херндалл в своем посте в Facebook от 7 декабря во время посещения Мисураты, к востоку от Триполи, опубликовала фотографии своей встречи с полевыми военными командирами, в том числе с командиром оперативного штаба Сирт — Эль-Джуфра генерал-майором Мухаммедом Байтом аль-Малем. По мнению  Яхихи, это «легко истолковать как поддержку одной стороны против другой» в конфликте в стране. Сообщение было недавно удалено.
  2. 5 декабря посол Херндалл провела в Facebook сессию вопросов и ответов с избранной местной аудиторией, в ходе которой она ответила на вопрос о президентских выборах и о том, поддерживает ли Великобритания какого-либо конкретного кандидата. Она прокомментировала это, отрицая, что Великобритания поддерживает какого-либо кандидата, но затем сказала: «… Сейф аль-Ислам Каддафи должен быть готов предстать» перед Международным уголовным судом, который добивается его выдачи. По словам адвоката из Триполи Мухаммеда Лахвала, это «заявление вырвано из контекста», и это прямое вмешательство в «судебную систему Ливии», оскорбительное для всех ливийцев. Однако Лахвал заявил, что передача Сейф аль-Ислама в руки МУС или нет, является «внутренним ливийским вопросом», который не должен открыто обсуждаться иностранными дипломатами. Это также усилило возмущение.

Но главный вопрос: почему именно Великобритания стала объектом без сомнения организованной информационной и дипломатической атаки, хотя ее позиция не слишком отличается публично от аналогичных позиций США и ЕС, остался без ответа в официальных комментариях. А ларчик открывается просто: Лондон решил вести самостоятельную игру  без консультаций с Вашингтоном и Брюсселем. Еще до отмены выборов Кэролайн Херндалл, посол Великобритании в Ливии, стремилась самостоятельно  объединить кандидатов в президенты в преддверии переноса выборов. Этот «план Б», разработанный без благословения Франции и Соединенных Штатов, был согласован только с премьер-министром Абдель Хамидом Дбейбой. Общая позиция США и ЕС по сохранению даты проведения парламентских и президентских выборов в Ливии именно 24 декабря была нарушена такой политикой.  Согласно французским источникам, посол Великобритании Кэролайн Херндалл начала спокойно и заблаговременно готовиться к переносу выборов и стала самостоятельно без согласования с американцами, итальянцами  и французами  встречаться с основными кандидатами в президенты и их доверенными лицами с целью убедить их объединиться и подготовить совместное коммюнике с просьбой перенести дату. При этом Сейф аль-Ислам Каддафи и Халифа Хафтар являются для США и ЕС весьма противоречивыми кандидатами, и одобрение их кандидатур ВНИК 2 и 6 декабря, резко усилило напряженность. В течение нескольких недель их оппоненты, в том числе председатель Высшего государственного совета Халед аль-Мишри, близкий к линии президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, некоторые ополченцы Мисураты и Триполи, а также А.Х.Дбейба, призывали к переносу выборов. Уже несколько месяцев Дбейба через послов Ливии в ЕС и Лондоне  пытался перенести президентские  выборы и сделать больший акцент на выборах в законодательные органы, что позволило бы ему обновить Палату представителей Ливии, расположенную на востоке страны и в которой доминируют политики, лояльные Хафтару, в то же время оставаясь главой ПНЕ. Позиция Великобритании в этом ключе была уникальна: и Франция, и Соединенные Штаты постоянно подтверждали приверженность дате проведения выборов 24 декабря в соответствии с решениями Международной конференции по Ливии, состоявшейся в Париже 12 ноября и организованной Эммануэлем Макроном, а Лондон эту позицию фактически оспаривал все это время и вел сепаратные переговоры с основными игроками внутри Ливии, явно поддерживая Дбейбу и местных «Братьев-мусльман». Собственно обвинения в том, что Хендалл «каталась свободно» по стране без уведомления об этом МИД Ливии – это очень ясный намек на такую излишнюю активность  британского дипломата. Тем более  что никаких уведомлений для таких поездок   не надо. И такой политикой британка фактически дезавуировала позицию Вашингтона и Брюсселя. Такие вещи не прощаются, и было принято решение «публично выпороть» британского посла, послав тем самым нужный и ясный сигнал Лондону о правилах игры на ливийском треке и принципах «атлантической солидарности».

52.77MB | MySQL:103 | 0,445sec