Сможет ли алжирское правительство остановить рост цен?

Столкнувшись с непрекращающимся ростом цен на товары и услуги, власти АНДР пытаются остановить его неожиданными мерами по экстренной отмене своих же только что принятых постановлений, включая закон о бюджете 2022 года.

Об этом объявил 13 февраля президент страны Абдельмаджид Теббун, подчеркнув, что данная мера вводится «с сегодняшнего дня до их стабилизации», объясняя это экстренной необходимостью бороться с «эрозией покупательной способности домохозяйств».

Необходимость подобной меры официально объясняется в первую очередь ростом стоимости продовольствия на мировых рынках, от поставок которого Алжир сильно зависит, и усилению инфляционного давления, которое в 2021 г. стало за последние годы рекордным и достигло 9.2 процента.

При этом в последующем далее заявлении Совета Министров правительства АНДР указывается: «государство обязуется учитывать разницу в ценах на «иностранные» продукты в том числе через Межпрофессиональное зерновое бюро Алжира (OAIC).

Заметим, что президент распорядился заморозить налоги и сборы, предусмотренные законом о финансах (бюджете) на 2022 год, что должно воспрепятствовать дальнейшему росту цен на основные продукты питания в стране.

Речь также идет об «отмене всех налогов и сборов с электронной коммерции, мобильных телефонов, персонального компьютерного оборудования и стартапов, ограничившись регулированием цен».

Заметим, что это поистине беспрецедентный шаг, поскольку немного можно привести примеров, когда руководство страны отменяет с такой быстротой свои же собственные законы. Но насколько будет результативен данный шаг? Алжирские власти действительно собирали значительную часть получаемых в стране налогов с импортируемых товаров и теперь, кажется, рынок должен отреагировать на это снижением их стоимости. Но на практике в условиях сохраняющегося давления чиновников АНДР на бизнес и торговлю расчеты на это могут не оправдаться. Тем более, что за последние месяцы и недели вынужденного простоя, вызванного опасениями подвергнуться уголовному преследованию по новому антиспекулятивному закону они обязательно попытаются это как-то компенсировать и скорее всего, за счет кармана простых алжирцев.

Заметим, что последствия резкого ухудшения покупательной способности алжирцев в 2021 году не удалось снизить даже с помощью налоговых льгот, предусмотренных законом «О бюджете 2022 года». Напомним, что правительство АНДР таким образом признало свою беспомощность перед лицом резкого роста цен на продукты питания на мировом рынке и собственного инфляционного роста, и пересмотрело шкалу налога IRG, применяемую к заработной плате, в сторону ее понижения. Таким образом оно искусственно увеличило доходы части алжирцев. Но одновременно оно повысило налоговую ставку для государственных служащих, что вызвало их возмущение, хотя и преимущественно «словесное».

Что же касается объявленных президентом мер, то они подтверждают выбор Теббуном относительно сохранения системы субсидий на ряд важнейших продовольственных товаров и услуг. Таким образом, заявленный на 2022 год их пересмотр будет отложен на неопределенный срок, хотя еще считанные недели назад он же заявлял о предстоящем в ближайшие недели «пересмотре социального обеспечения и системы субсидирования. Осуществить это предполагалось после общенациональных дебатов, требующего точного сбора статистических данных о доходах населения для классификации их по категориям «бедные», «средний класс» и «богатые».

Причем предполагалось полноценное сохранение субсидий лишь для первой категории, частичное для второй, тогда как последние должны были их лишиться.

И теперь под давлением резкого роста цен исполнительная власть согласно объяснениям Теббуна сейчас пытается «стабилизировать внутренний рынок и оказать помощь нуждающимся домохозяйствам, а не заниматься структурной реформой, осуществление которой требует тщательной проработки с участием многих заинтересованных сторон».

Причины, вынудившие главу государства пойти на такие экстренные меры, понять несложно. Спецслужбы АНДР предоставляют ему еженедельные доклады о ситуации в стране, и по данным алжирских же источников, их содержание становится все более тревожными и свидетельствуют о накапливании мощного протестного потенциала, который может реализоваться уже в самые ближайшие недели и месяцы. Нужен только «триггер», некое событие, которое может вывести «горючую» алжирскую массу из состояния равновесия.

И подобные поводы могут найтись очень быстро – очередной промах правительства, бьющий по карману алжирцев, исчезновение очередного товара, обострение водного кризиса и т.д. Соответственно, потребовались экстренные меры для снижения градуса кипения готового к выходу на улицы населения.

Заметим, что «легальная оппозиция», включая лидера левой Трудовой партии Луизы Ханнун, встретила положительно данные меры президента, но она считает их недостаточными без увеличения доходов населения путем их индексации с учетом стоимости жизни и «замораживания всех антиобщественных и антинациональных положений, ставящих под сомнение заявленную социальную природу алжирского государства».

Напомним, что совсем недавно она вышла на свободу после отбывания наказания (по сути, за участие в «заговоре» 2019 года брата бывшего главы государства А.Бутефлики и его советника Саида).

Причем Л.Ханнун и прочие легальные оппозиционеры резко критиковали бюджет 2022 года и введение дополнительных налогов на иностранные товары. Они утверждали, что это несет «смертельные последствия для покупательной способности большинства граждан, уже доведенных до состояния горя полной нестабильностью из-за ослабления покупательной способности, подорванной головокружительным ростом цен на продукцию широкого потребления, вызвавшего всеобщий гнев и недовольство алжирцев».

Они же утверждали, что «данная ситуация побудила их мобилизоваться против этих мер через несколько профсоюзов, а также различные организации по трудоустройству», готовивших начало массовых акций протеста.

Заметим, что в случае последних действий Теббуна алжирские власти допустили показательные метания, когда они отменили принятый двумя месяцами ранее закон о бюджете. Причем делает это волевым решением сам глава исполнительной власти президент А. Теббун, словно не замечая правительства во главе с его председателем и одновременно министром финансов Айменом Бенабдеррахманом, и всей законодательной ее ветви в лице обеих – верхней и нижней палат национального парламента.

Это лишний раз демонстрирует истинный аппаратный и управленческий вес упомянутых выше органов и лидеров. Иными словами, президент страны, управляемый силовиками (прежде всего армейскими) ведет себя словно алжирский дей до оккупации страны французами, перечеркивая своим волевым распоряжением многомесячную работу правительства.

Тем самым он признает ее никуда негодной, и при таком раскладе, если бы кабинет министров обладал минимальной автономией в своих решениях и работе, следовало бы ожидать его отставки, чего не происходит.

И возникает вопрос, с учетом того, что фактически отменяемый закон проходил ранее через все эти инстанции, почему все эти регулирующие механизмы не предвидели всех его негативных последствий?

Причем тут же появляется другой вопрос: могут ли налоги, взимаемые в соответствии с законом о финансах, быть заморожены без предварительного принятия нового поправочного закона о бюджете Министерством финансов, кабинетом министров, парламентом и т.д.? Заметим, что они сохраняют по данному поводу весьма красноречивое молчание.

Это лишний раз подводит к тому, что Теббун отменяет фактически свое же решение, поскольку все они работали по его конкретному заданию. Причем в данном случае он и стоящие за его спиной люди «в погонах» демонстрируют нежелание прислушиваться к советам не только экспертов, предупреждавших об опасности принятия такого бюджета, и если бы они имели хоть минимальное влияние на ситуацию, президент мог избежать этих ненужных и лишающих его «лица» метаний.

Это же вызывает вопросы относительно наличия аналитических структур в алжирском госаппарате и качестве прогнозов их специалистов. И здесь лишь два варианта ответа – либо их нет «в природе», либо к их выводам «наверху» не прислушиваются.

Между тем, последние меры Теббуна видятся недостаточными для амортизации роста цен с учетом того, что тот же президент продолжает политику по искусственному ограничению импорта в страну иностранных товаров, что подрывает конкуренцию на алжирском рынке и прямо способствует росту цен на продовольствие. И ее продолжение при отмене алжирского «продналога» 2022 г. выглядит очень показательным.

Это впечатление дополнительно усиливается подготовкой Министерством торговли правительства АНДР нового драконовского антиспекулятивного законопроекта «по ограничению прибыли торговцев», чтобы ограничить их аппетиты по «накручиванию барышей». Но на практике его реализация будет означать лишь усугубление ситуации с дефицитом и способствование еще большему расцвету «черного» рынка.

Иными словами, сами алжирские власти действуют враздрай, причем правая рука явно не знает, что делает рука левая, и противоречивые действия самого президента Теббуна свидетельствуют о том, что он и стоящие за его спиной военные не имеют ясного видения, что делать в этой ситуации. Причем подобные «метания» главы государства вызывают дополнительные вопросы. К примеру, сколько денег потребуется из казны для того, чтобы сбалансировать расходы и доходы страны, ведь соответствующие поступления закладывались в бюджет 2022 года (их точный размер не указывается)? По мнению алжирских финансистов, речь может идти о миллиардах долларов.

Таким образом, данная новация может не просто «съесть» доходы страны от повышения стоимости природного газа, но и привести к дальнейшему истощению накопленных в «тучные» нефтегазовые годы ресурсов страны.

52.54MB | MySQL:102 | 0,567sec