Ситуация в зоне Сахеля: февраль 2022 г.

1 февраля стало известно об отказе Норвегии направлять своих спецназовцев в состав европейского контингента «Такуба» в Мали из-за отсутствия соглашения с хунтой, рассорившейся с европейцами. Как заявил в парламенте министр обороны Норвегии Одд Роджер Эноксен, «оказалось невозможным договориться с Мали относительно достаточных юридических рамок с тем, чтобы гарантировать безопасность наших солдат». Это решение было принято на фоне острого кризиса в отношениях между Мали и Францией, который привел Париж к вопросу о будущем французского и европейского военного присутствия в этой стране. Франция отвела себе 2 недели, чтобы определиться с данным вопросом. До этого французские военные находились в Мали в течение 9 лет.

1 февраля глава МИД Франции Жан-Ив Ле Дриан заявил, что у малийской хунты есть только один «партнер» — российская ЧВК «Вагнер». По его словам, тем не менее Франция продолжит борьбу с джихадистами в Сахеле вместе с «другими странами» региона. В свою очередь премьер-министр Жан Кастекс утверждал, что режим в Бамако «теряет суверенитет» Мали. Он осудил «хунту, которая множит провокации и ведет к изоляции страны». Днем ранее в Бамако было объявлено о высылке французского посла.

3 февраля в Риме собрались представители действующих на севере Мали вооруженных групп, подписавших Алжирские мирные соглашения с Бамако, и хунты. Заявленной целью переговоров было снижение напряженности в отношениях между ними. Эти некогда повстанческие группы, объединенные в «Координацию движений Азавада» (КДА), традиционно являются важными акторами в малийском кризисе, а у хунты нет каких-то интересов отдалить их от Бамако. Там же присутствовали и представители лояльного Бамако альянса «Платформа». Оба альянса подписали в 2015 г. в Алжире мирное соглашение с правительством Мали. Входящие в альянсы группы контролируют значительные территории на севере Мали, и у них сложились достаточно напряженные отношения с хунтой, пришедшей к власти в Бамако в результате военного переворота в августе 2020 г.

В результате переговоров в Риме было заключено некое соглашение, которое «должно облегчить связи между хунтой и различными группами. Государство «обязалось» предпринять конкретные действия, чтобы реализовать невыполненные до сих пор положения Алжирских соглашений. Текст нового соглашения не был опубликован.

Напомним, что вооруженные группы с Северного Мали создали в мае 2021г. в Италии Постоянный стратегический орган (ПСО) с тем, чтобы говорить с Бамако одним голосом. Отношения между ПСО и властями испортились в октябре, когда министр примирения старший полковник Исмаел Вагюэ потребовал от дипломатического корпуса в Бамако не признавать ПСО в качестве законного образования. В декабре вооруженные группы бойкотировали организованные хунтой консультации с целью определения продолжительности переходного периода. Согласно Римскому соглашению, государство стало участником ПСО.

3 февраля глава Африканского командования Пентагона генерал Стефен Таунсенд заявил в Дакаре, что у него «есть причины верить в то», что Мали выплачивает ЧВК «Вагнер» 10 млн долларов в месяц в виде золота и драгоценных камней. В Бамако постоянно отвергали факт присутствия бойцов ЧВК «Вагнер» в Мали. В конце января Таунсенд уже утверждал о присутствии в Мали нескольких сотен вагнеровцев.

Со своей стороны глава МИД Франции Жан-Ив Ле Дриан 14 февраля заявил, что к тому дню в Мали уже находилась 1 тысяча бойцов ЧВК «Вагнер». Одновременно он сказал об отсутствии условий для продолжения операции «Бархан» в этой стране.

17 февраля президент Франции Эммануэль Макрон выступил с заявлением, согласно которому бойцы ЧВК «Вагнер» в Мали решают задачи по финансовому обеспечению работы компании, а также обеспечению безопасности правящей хунты. Он оценил численность бойцов ЧВК в Мали в 800 человек.

4 февраля Евросоюз ввел санкции против 5 высокопоставленных представителей малийских властей, включая переходного премьер-министра Хогюэля Кокаллы Майги, обвинив их в создании препятствий для политического переходного процесса. Им, в частности, запрещен въезд в зону ЕС, заморожены их авуары.

С 4 февраля на экстренную сессию был созван Национальный переходный совет (НПС, аналог парламента, назначенного военными). Согласно президентскому декрету, НПС должен был пересмотреть Хартию переходного периода и выработать избирательное законодательство под новый календарь выборов.

5 февраля малийские власти, в которых доминируют военные, опубликовали проект закона, который в случае принятия был призван еще больше усилить полномочия главаря хунты полковника Ассими Гойты. Днем ранее этот документ был одобрен Советом министров. Он предусматривал, в частности, упразднение поста переходного вице-президента, возвращение министров обороны и безопасности к их «традиционным прерогативам». Проект еще одного закона, представленного военными, предусматривал, что А.Гойта не сможет быть кандидатом на будущих президентских выборах.

7 февраля премьер Майга в 45-минутном выступлении перед иностранными дипломатами в Бамако обвинил Францию в том, что она якобы работает над расколом Мали, используя присутствие в этой стране контингента «Бархан».

8 февраля Генштаб французской армии сообщил, что за первую неделю месяца в ходе совместной операции малийских военных и солдат из европейского контингента «Такуба» в зоне Липтако (район «трех границ») были уничтожены до 30 джихадистов. Это была первая совместная операция подобного рода и с подобным результатом. Со стороны «Такубы» в ней участвовали французские и эстонские военные.

17 февраля Э.Макрон объявил о выводе из Мали французских, европейских и канадских военных. Одновременно он сообщил, что последние французские базы в этой стране (в Гао, Менака и Госси) будут свернуты через 4 – 6 месяцев. По данным Генштаба французской армии, после ухода из Мали в зоне Сахеля останутся от 2,5 до 3 тысяч французских военных.

Напомним, что на тот день в Сахеле находились около 25 тысяч иностранных солдат, в том числе около 4,3 тысяч французских (в том числе в Мали – 2,4 тысяч), 15 тысяч в составе Миссии ООН в Мали (Minusma) и 5 тысяч в составе контингента «Г5 Сахель». Франция пообещала, что на период вывода своего контингента из Мали продолжит авиационное и медицинское обеспечение Minusma и взаимодействие с малийскими военными. Европейцев из контингента «Такуба» предполагалось перебазировать в Нигер с дислокацией близ границы с Мали.

В тот же день Мали предложило европейским странам, участвующим в контингенте «Такуба», наладить двустороннее взаимодействие. День спустя Бамако потребовал от Парижа немедленно вывести французские войска из Мали. Э.Макрон отверг это требование хунты. Он также предостерег против любых покушений на безопасность французских военных.

18 февраля стало известно, что за предшествовавшую неделю на севере Мали в районе Тессита в районе «трех границ» от рук джихадистов, связанных с «Исламским государством» (ИГ, запрещено в РФ) погибли до 40 человек из числа мирного населения. День спустя малийские военные сообщили об уничтожении в том же районе около 60 джихадистов. В ходе боевых действий погибли 8 солдат, 14 получили ранения, 5 пропали без вести. Действия малийских военных поддерживала национальная авиация.

К 23 февраля в районах Сегу, Мопти и Бандиагара были уничтожены еще 19 террористов, ликвидированы 15 баз боевиков. Все эти успехи были достигнуты при содействии контингента «Такуба».

 

10 февраля Генштаб французской армии подвел итоги одной из операций контингента «Бархан». По его данным, в ходе операции, проводившейся на севере Буркина-Фасо, были уничтожены 10 джихадистов, причастных к нападению на жандармов в Инате в ноябре 2021 г. Тогда погибли 53 жандарма. Уничтоженные джихадисты относились к группе, связанной с организацией «Ансарул Ислам». В ходе операции сначала по лагерю джихадистов был нанесен авиаудар, затем в бой вступила группа коммандос, поддержанная ударными вертолетами. Погибли также 4 гражданских лиц, находившихся в лагере боевиков.

О своем новом успехе в Буркина-Фасо французские военные отчитались 12 февраля. Там они уничтожили 40 джихадистов, причастных к трем атакам на севере Бенина. Авиаударам с участием боевых беспилотников «Рипер» и истребителей «Мираж-2000» предшествовала воздушная разведка. Сами удары наносились сразу после того, как колонны боевиков на мопедах и пикапах оказались на территории Буркина-Фасо. Они были согласованы с руководством этой страны.

В Нигере на юго-западе страны в районе «трех границ» 16 февраля на самодельном взрывном устройстве подорвалась армейская патрульная машина. В результате теракта погибли 5 военнослужащих, 2 получили ранения.

18 февраля президент Нигера Мухаммед Базум в интервью французской «Фигаро» заявил, что его страна готова принять «новые (зарубежные) контингенты, и в частности, европейский «Такуба». Он подверг резкой критике военные власти Мали за противодействие европейскому контингенту сил спецназначения. «Мы примем новые базы в Нигере. Наша цель – чтобы наша граница с Мали была безопасной. Мы предполагаем, что после ухода (контингентов) «Бархан» и «Такуба» из Мали в этой зоне активность террористических групп усилится», — сказал он.

М.Базум признал, что после прихода в Мали к власти военных «ситуация (на границе двух стран) деградировала». «Все блок-посты на границе со стороны Мали были оставлены под давлением террористов. Больше нет малийской армии на границе с Нигером. Теперь эта зона оккупирована террористами», — сказал он.

В целом представляется, что главная проблема Мали за последние годы – эта страна не сумела или не захотела воспользоваться тактическими победами французских военных – а таких было немало – путем развертывания на проблемных территориях символов власти – судей, префектов, сил безопасности, где их функции продолжают выполнять различные вооруженные группы, в том числе джихадистские. Отныне малийским военным предстоит противостоять джихадистам без французской авиационной поддержки. Очевидно и то, что вывод контингента «Бархан» из Мали неблагоприятным образом скажется на ситуации в Буркина-Фасо и Нигере.

52.5MB | MySQL:102 | 0,628sec