О связи Ирана с белуджскими сепаратистами в Пакистане

Министр внутренних дел Ирана Ахмад Вахиди 14 февраля посетил Пакистан на фоне недавнего всплеска атак сепаратистов на правительственные силы безопасности в Белуджистане – провинции, которая имеет протяженную границу с Ираном и Афганистаном. Вахиди провел встречи с высшим политическим и военным руководством Пакистана, включая еще действующего на тот момент премьер-министра Имрана Хана и командующего армией генерала Камара Джаведа Баджву. Целью переговоров было обсудить механизмы обеспечения безопасности на пакистано-иранской границе. Обе стороны договорились сформировать совместную рабочую группу для осуществления пограничного контроля и обеспечения безопасности между двумя странами. Большинство действующих в регионе повстанческих группировок, в том числе «Фронт освобождения Белуджистана» (BLF) и «Освободительная армия белуджей» (BLA), присутствуют в иранской провинции Систан-Белуджистан, которая граничит с пакистанским  Белуджистаном. Район Булайда округа Кеч Белуджистана, который не раз становился местом столкновения между правительственными вооруженными силами и белуджскими сепаратистами, находится всего в 14 километрах от иранской границы. Таким образом, связь базирующихся в Иране белуджских сепаратистов с недавними террористическими атаками в Белуджистане требует тщательного изучения. Действительно, сразу после визита Вахиди пакистанские силы безопасности провели операцию по зачистке округа Кеч и ликвидировали 6 боевиков, участвовавших в нападении. Менее чем за две недели до этого, в ночь на 25 января, 10 пакистанских военнослужащих были убиты в результате нападения сепаратистов-белуджей на контрольно-пропускной пункт сил безопасности в том же районе. В начале февраля BLA атаковала лагеря сил безопасности в районах Панджгур и Наушки недалеко от границы с Ираном. В ходе ожесточенной перестрелки были убиты 20 боевиков и 4 военнослужащих. Главный вопрос, который возникает в этой связи – может ли Иран являться убежищем для белуджских сепаратистов? В мае 2020 года Камар Джавед Баджва обратился к Тегерану с просьбой предотвратить теракты против пакистанских силы безопасности со стороны белуджских боевиков, предположительно действующих с территории Ирана. Опасения по поводу безопасности границ были озвучены после нападения на позиции пакистанских вооруженных сил в округе Кеч, в результате которого погибли 6 пакистанских военнослужащих. Ответственность за нападение взял на себя BLA.

Племена белуджей проживают в нескольких провинциях Пакистана, Ирана и Афганистана. Однако большинство сепаратистов, базировавшихся в Афганистане, перебрались в иранскую провинцию Систан-Белуджистан после захвата власти в стране радикальным исламистским движением «Талибан» (запрещено в РФ) в августе 2021 года. Недавние нападения на позиции правительственных сил в районах Кеч, Ношки и Панджгур в Белуджистане были организованы именно этими повстанческими группами белуджей, действовавшими из Ирана. Эксперты полагают, что лидер сепаратистов BLF доктор Алла Назар также курировал подрывную деятельность своего фронта с территории Ирана. Точно так же в 2019 году Baluch Raaji Ajoi Sangar (BRAS), зонтичная группа повстанческих организаций белуджей (включающая BLA и BLF), заявила об убийстве 14 пассажиров автобуса у границы с Ираном. На фоне этих инцидентов министр иностранных дел Пакистана Шах Махмуд Куреши призвал Тегеран принять меры против боевиков BRAS, базирующихся в Иране.

Пакистан неоднократно поднимал вопрос о растущем присутствии в Иране белуджских сепаратистских группировок, которые используют территорию страны для нанесения ударов по правительственным силам безопасности. В 2020 г. Исламабад призывал Тегеран принять эффективные меры против боевиков, действующих с иранской территории, во время визита в Пакистан министра иностранных дел Ирана Мохаммада Джавада Зарифа. В то время как белуджский национализм в Пакистане носит преимущественно светский характер, в Иране он несет открытый религиозный подтекст по сектантскому принципу. BLA и BLF получают выгоду от снисходительного отношения Ирана и используют протекцию властей для подавления влияния антииранской военизированной группировки «Джайшул Адл» (JA), также известной как «Армия Справедливости». JA борется как за права белуджей, так и интересы суннитов в Иране и имеет множество баз на территории Пакистане.

Иран сам не раз становился жертвой терактов, организованных белуджскими религиозно-националистическими боевиками JA, так как группировка мусульман-суннитов, которая якобы действует при поддержке местных племен в Белуджистане, в открытую позиционирует себя антиправительственной организацией. В 2018 году JA взяла на себя ответственность за похищение 12 иранских сотрудников службы безопасности в провинции Систан-Белуджистан. Также имели место неоднократные столкновения между JA и сепаратистскими группировками пакистанских белуджей вдоль пакистано-иранской границы.

 

Таким образом, без надежной системы безопасности на пакистано-иранской границе Исламабад не сможет справиться с проблемами  в сфере безопасности, которые затрагивают Белуджистан и, как он подозревает, частично исходят от Ирана. Проникновение боевиков-белуджей с обеих сторон границы в конечном итоге представляет серьезную проблему как для Ирана, так и для Пакистана. Работы по ограждению 900-километровой границы ведутся с тех пор, как Иран и Пакистан в 2019 году договорились о ее укреплении для более эффективного контроля. Тем не менее, обе страны обвиняют друг друга в спонсировании конкурирующих группировок белуджей. Не исключено, что в будущем роль третейского судьи в разрешении данной проблемы сыграет Китай, поскольку он вложил значительные средства в развитие инфраструктуры Белуджистана и планирует инвестировать до 400 млрд долларов в Иран в рамках соглашения о стратегическом партнерстве, которое было подписано в прошлом году обеими странами. Пекин может использовать свои рычаги воздействия на Исламабад и Тегеран, заставив их тем самым сотрудничать в борьбе с региональной террористической угрозой.

52.43MB | MySQL:103 | 0,481sec