О новых шагах Турции по нормализации отношений с Египтом

Министр финансов Нуреддин Небати посетил Египет 1 июня в рамках первого визита министра финансов Турции в эту страну за девять лет. Высокопоставленный дипломатический турецкий чиновник сообщил, что Небати посетил Египет в рамках ежегодного заседания Исламского банка развития. Он встретится со своим египетским коллегой на полях заседания банка в Шарм-эш-Шейхе. Турция и Египет сейчас стремятся наладить отношения, которые были нарушены после того, как Анкара отказалась признать президента АРЕ Абдель Фаттаха ас-Сиси законным лидером страны после переворота 2013 года, который сверг его предшественника, поддержанного «Братьями-мусульманами» Мухаммеда Мурси. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган также выступил с резкой критикой репрессий проводимых ас-Сиси против лидеров и членов «Братьев-мусульман». Разногласия углубились, когда Египет и Турция поддержали противоположные стороны в ливийском конфликте. В попытке наладить отношения турецкое правительство в прошлом году сняло вето против партнерских отношений Египта с НАТО и прекратило трансляцию политических программ египетскими оппозиционными телеканалами, базирующимися в Стамбуле. В прошлом году Турция и Египет провели два раунда переговоров, но самые главные консультации шли по линии спецслужб. Они стартовали в конце апреля и в середине мая появилось ряд утечек о том, что Анкара согласилась экстрадировать ряд наиболее одиозных фигур из числа египетской эмиграции. В этой связи ряд источников подтверждают, что тема высылки сторонников  «Братьев-мусульман» из Турции является безоговорочным условием со стороны Каира для нормализации отношений. При этом рискнем утверждать, что речи о прямой и массовой высылке пока не идет, стороны стараются выработать компромиссные решения, которые позволят Анкаре сохранить лицо. Некоторые контуры этого компромисса уже проглядываются, но об этом ниже. А пока отметим, что визит министра финансов Турции в Каир  был в большей степени «разведкой боем», говорить о чем-то реальном можно будет только после ясных шагов турок по минимизации присутствия в своей стране египетских исламистов.      В апреле Турция решила назначить нового посла в Каире, чтобы заполнить дипломатический пост, остававшийся вакантным почти девять лет. Чиновники заявили, что новым послом будет Салих Мутлу Сен, представитель Турции в Организации исламского сотрудничества в 2015-2020 годах. Сен, несмотря на свое посольское звание, будет работать в качестве временного поверенного в делах. Египетский оппозиционный телеканал Mekameleen объявил в прошлом месяце, что он закрыл свои офисы в Турции и будет вещать из других мест. Канал имеет огромную аудиторию в Египте и, как полагают, имеет тесные связи с «Братьями-мусульманами». Турецкий чиновник в мае заявил, что Турция не планирует высылать каких-либо членов «Братьев-мусульман», которые были объявлены вне закона в Египте после переворота против Мурси в 2013 году. Тем не менее, обратим внимание на следующее.    На прошлой неделе суд в Египте направил запрос в Интерпол о выдаче «красных уведомлений» четырем египетским журналистам, работающим в Турции, и передачи их египетским властям. Этот механизм часто используется для борьбы не сколько с уголовниками, сколько с диссидентами. В феврале этого года несколько правозащитных групп призвали Интерпол к реформе после того, как бахрейнский диссидент Ахмед Джафар Мохаммед Али был экстрадирован из Сербии в Бахрейн после того, как он был арестован по запросу, сделанному через систему «красных уведомлений». Согласно египетскому веб-сайту Rassd, доктор Хамза Зобаа является одним из четырех египетских медийных деятелей, живущих в Турции, выдачи которых требует Каир от Турции и чье имя было упоминалось в последнем по времени запросе Каира. Зобаа вел  шоу для Mekameleen на котором он брал интервью у гостей об эскалации кризиса в области прав человека в Египте. «Это был не судебный процесс, а скорее просьба или решение обвинения включить мое имя и других лиц в «красный список» Интерпола, и это не является юридически оправданным, потому что это не судебное решение». «Целостность решения и процедуры, которые привели его к появлению, находятся под вопросом, например, как можно провести судебное заседание без информирования ответчиков? И как может состояться суд без адвоката, защищающего обвиняемых? И какие доказательства есть у власти, чтобы обвинить меня в этом?», — заявил Хамза Зобаа. Поправим его, в Интерпол могут посылаться такие запросы от МВД, прокуратуры, а не только суда.   После переворота 2013 года тысячи египетских оппозиционеров бежали в Турцию, где они основали телеканалы и использовали их в качестве платформы для критики египетского правительства.  На фоне попыток наладить отношения с Каиром Турция  сначала приказала трем основным телеканалам, Mekameleen, Al-Sharq и Watan, смягчить их критику египетского правительства, а затем сократила программы известных медийных деятелей Моатаза Матара, Мухаммеда Насера, Хешама Абдаллы и того же Хамзы Зобаа. Прокурор Египта обвинил Зобаа в том, что он «руководит медиа-комитетом в «Братьях-мусульманах», который запрещен в Египте. «Я не был членом братства в течение многих лет, — утверждает Зобаа, — и я не появлялся в средствах массовой информации после того, как моя ежедневная телепрограмма прекратилась десять месяцев назад, и я не занимаюсь какой-либо деятельностью в средствах массовой информации. Однако режим ищет все, чтобы бороться с египетской оппозицией против правления генералов».

Это не первый случай, когда Египет угрожает использовать «красный список» Интерпола для преследования египетских журналистов, проживающих в Турции. В 2015 году генеральный прокурор распорядился, чтобы Моатаз Матар и Мухаммед Насер из Al-Sharq TV, оба резкие критики египетского режима, были помещены в этот список, чтобы их можно было передать властям и расследовать по нескольким обвинениям. Два журналиста бежали из Египта после переворота 2013 года и были заочно приговорены к тюремному заключению за различные преступления, включая «подстрекательство против государства и насмешки над президентом страны».

В 2021 году египетский суд попросил Интерпол выдать уведомление об аресте разоблачителя государственной коррупции Мухаммеда Али за «распространение фальшивых новостей, угрозу национальному миру и присоединение к незаконной группе» после того, как серия видеороликов, которые он сделал, разоблачая коррупцию в рядах правящей партии, стала вирусной. В 2015 году журналист Al Jazeera Ахмед Мансур был заключен в тюрьму в Германии после того, как египетское правительство выдало ордер на арест. В то время представитель правительства Германии заявил, что их попросили задержать его через систему «красных уведомлений». Мансур был в конечном итоге освобожден, но есть множество доказательств того, что произойдет с египетским диссидентом, если они будут депортированы. Для египетских журналистов, живущих в Турции, независимо от того, угрожали ли им «красным списком» или нет, это последнее уведомление Каира является серьезным поводом для беспокойства.  «Все, кого я знаю, кто хочет продолжить свою карьеру, выступая против египетского режима, планируют покинуть Турцию, потому что отсюда они этого не сделают», — заявил Омар, журналист, работающий в Турции. Представитель Интерпола пояснил: «Если или когда запрос на «красное уведомление» поступает в штаб-квартиру Генерального секретариата, он рассматривается на предмет соответствия Уставу и правилам Интерпола специализированной целевой группой. Этот обзор учитывает информацию, доступную на момент публикации, и уведомление публикуется только в том случае, если оно соответствует Уставу Организации, согласно которому «Организации строго запрещено осуществлять любое вмешательство или деятельность политического, военного, религиозного или расового характера. Если запрос не будет признан соответствующим требованиям, он не будет опубликован». Но в данном случае важно другое – стороны дали утечку о планах экстрадиции  нескольких журналистов, что дает возможность им покинуть Турцию и спокойно перебраться в тот же Катар. И в данном случае стороны сохраняют лицо и выполняют главное условие Каира по нормализации отношений. Но это все пиар-шаги, но готова ли Турция кардинально отказаться от поддержки глобального движения «Братьев-мусульман»? Рискнем утверждать, что пока нет: это не отвечает  ни глобальным устремлениям Анкары  на внешнем треке, ни внутренней повестке дня в преддверие выборов в следующем году.  В каждом конкретном случае турки будут решать вопрос исламистов из той или страны индивидуально и адресно. Так это было в уйгурами на фоне нормализации отношений с КНР, так примерно будет и египетскими «Братьями-мусульманами».

52.61MB | MySQL:103 | 0,576sec