О ситуации на переговорах по демаркации морской границы между Ливаном и Израилем

Как сообщают источники  издания Globes президент Мишель Аун согласился вернуться к первоначальному заявлению Ливана о том, что морская граница с Израилем проходит по «линии 23», разделяющей поле Сидон-Кана. В итоге спор между Израилем и Ливаном по поводу границы их экономических вод приближается к решающей точке. Президент Ливана Мишель Аун встретился с американским посредником Амосом Хохштейном, специальным представителем президента США Джо Байдена и представил позицию своей страны, которая включает компромисс.[[i]]

Предложение было передано Израилю, сообщили Globes источники, знакомые с ситуацией. Согласно одному сообщению, Аун не представил Хохштейну никаких письменных предложений, а рассказал ему подробности на личной встрече, опасаясь, что компромисс просочится к «Хизбалле». Аун понимает, что группировка шиитских боевиков рассматривает газовую проблему как важную тему, которая может отвлечь внимание от критики, представляя себя защитником страны от «израильских попыток завоевать ливанский газ».

Однако как сообщил исполняющий обязанности премьер-министра Ливана Наджиб Микати «Хизбалла» поддерживает решение ливанского правительства о достижении компромисса в демаркации морской границы с Израилем. Он добавил, что реакция шиитской группировки на ливанское предложение американскому посреднику «не была негативной».

«Мы не хотим войны. Все, чего мы хотим, это добывать природный газ в Восточном Средиземноморье», — цитирует премьер-министра сайт ливанской газеты «Ан-Нахар»[[ii]]. «Мы передали американскому посреднику Амосу Хохштейну предложение, касающееся газа в Восточном Средиземноморье, и мы не отойдем от того, что предложили».

Стоит отметить, что еще несколько месяцев  назад «Хизбалла» повысила уровень боевой готовности своих военно-морских сил и их представители сделали более чем резкие заявления. Высокопоставленный представитель «Хизбаллы» Набиль Каук сказал: «Ракеты сопротивления могут нанести ущерб стратегическим объектам Израиля». Он пошел еще дальше и обвинил США в нынешней ситуации в Ливане. «Позиция американцев — самое большое препятствие на пути к спасению Ливана и остановке его распада», — заявил он.

Хотя «Хизбалла» продолжает воинственную риторику в отношении Израиля в пограничном споре, но ее шаткое политическое положение внутри Ливана заставляет Хасана Насраллу проявить прагматизм и не подталкивать страну к войне.

В отличие от позиции «Хизбаллы», источники в США и другие лица, участвующие в попытках посредничества, сообщили Globes, что предложение президента Ливана в основном касается газового месторождения, простирающегося в экономические воды Ливана, через спорный треугольный участок моря и в воды Израиля.

«Цель Ауна — обеспечить, чтобы Ливан получал бОльшую часть прибыли от добычи газа на этом месторождении», — говорят источники. Первоначальное ливанское название этого месторождения было «Сидон», но оно было изменено на «Кана» в знак неповиновения Израилю. Сообщалось что Ливан будет готов прийти к соглашению на основе «линии 23», первоначально представленной ООН, и отступить от «линии 29», чего он требует на переговорах с декабря 2020 года.

Globes уже сообщил, что Хохштейн вернулся в Бейрут, чтобы продолжить посредничество при условии, что ливанцы примут первоначальную «линию 23», которую они предложили на переговорах с Израилем. Аун ясно дал понять, что Ливан не будет предъявлять никаких претензий на месторождение «Кариш», если Израиль примет требования Ливана в отношении «Сидон-Каны». Аун предложил передать эксплуатацию этого месторождени международному консорциуму при условии, что бОльшая часть прибыли достанется Ливану. Бейрут заинтересован в скорейшем начале разработки в связи с ростом цен и связывает с месторождением надежды на выход из экономического кризиса.

Предложение Ауна было передано Израилю и в настоящее время обсуждается его властями. Бывший министр национальных инфраструктур, энергетики и водных ресурсов Ю.Штайниц заявил Globes, что полагаться на предложения Ливана невозможно, поскольку ни одно высокопоставленное лицо в прошлом не сдержало своего слова и отступило от компромиссных договоренностей, достигнутых в 2012 году.

Штайниц добавляет, что позиция Израиля на «линии 1», обозначающей границу экономических вод, была установлена ​​в соответствии с соглашением с Ливаном и Кипром менее 20 лет назад и была принята Израилем. Только позже, когда Израиль начал разработку газовых месторождений, ливанцы остановились на «линии 23», заявив, что предыдущая линия была ошибкой. Но Штайниц сказал, что Израиль может позволить себе быть гибким, потому что для Бейрута «отказ от разработки газовых месторождений был бы трагедией», а спор с Израилем привел к остановке всех буровых работ в ливанских экономических водах.

В настоящее время те, кто находится в окружении Ауна, держат свои варианты открытыми и создают преднамеренные утечки информации о жесткой позиции Ливана на переговорах. В одной из таких утечек утверждалось, что Аун требовал, чтобы месторождение «Сидон-Кана» принадлежало исключительно Ливану, в обмен на согласие с тем, что Израиль может добывать газ на месторождении «Кариш». Еще одно требование Ливана состоит в том, чтобы Израиль не начал добычу газа на месторождении «Кариш» в сентябре, а Ливан не начал бурение месторождения «Сидон-Кана». Одна из серьезных проблем заключается в том, что пока неясно, достаточно ли велико месторождение «Сидон-Кана», чтобы оправдать добычу.

[i] https://en.globes.co.il/en/article-lebanon-reportedly-drops-claims-on-karish-gas-field-1001415699

 

[ii] https://www.naharnet.com/stories/en/290692-mikati-says-hezbollah-backs-government-s-sea-border-proposal

 

52.74MB | MySQL:103 | 0,554sec