Пакистанский союзник «Аль-Каиды» — Бейтулла Мехсуд

Уже на протяжении нескольких лет исламисты используют территорию Пакистана для перегруппировки сил, планирования операций и подготовки боевиков. Сложный ландшафт, прозрачность границ между Афганистаном и Пакистаном делают этот регион привлекательным для международного исламизма.

Интерес «Аль-Каиды» к Пакистану значительно возрос после введения коалиционных войск в Афганистан. В руководстве «Аль-Каиды» осознают ту важную роль, которую Вашингтон отводит Исламабаду в борьбе с терроризмом. По словам радикального идеолога А. Либи, «США, несмотря на свою мощь и современное вооружение, не могут ни шага сделать без поддержки Пакистана в борьбе против мусульман Афганистана». Поэтому «Аль-Каида» выступает в роли ак-тиватора местных исламистов против правительства за их поддержку Вашингтона.

Районы FATA (территории племен федерального подчинения), СЗПП, Белуджистан образуют своего рода «пояс безопасности» для радикальных исламистов. Идеологические установки «Аль-Каиды» отрицают многие положения кодекса поведения пуштунов, рассматривая их как языческие и антиисламские. Это затрагивает некоторые нормы, регулирующие внутрисемейные и межродовые отношения. Пуштунские племена строго следуют суннитской ветви ислама, однако при этом не могут отказаться от традиционных обычаев. Исторически родоплеменные образования имели практически полный контроль над территориями своего обитания, а их вожди — над членами своего иерархического племенного объединения, заключая в себе верховную политическую, военную, юридическую и экономическую власть.

Пребывание в регионе с сильным влиянием местных обычаев, противоречащих установкам салафизма, заставляет иностранных муджахедов — сторонников «чистого ислама» тщательно выверять тактику действий.

Ориентируясь на проведение военных операций в Афганистане, «Аль-Каида» предпочитает действовать через местные группировки. Причем на современном этапе «Аль-Каида» проводит свою политику, оставаясь в тени, то есть, непосредственно участвуя в деятельности местных группировок талибов, не стремится возглавить проведение диверсионных операций в стране. Стало обычной практикой, когда спланированный «Аль-Каидой» теракт проводится местными группами. Например, в 2003 г. Абу Фарадж аль-Либи подготовил покушение на президента Пакистана П. Мушаррафа, а исполнителями стали боевики пакистанской радикальной исламистской организации «Джейш Мухаммад». В организации взрыва у отеля Mariott в Исламабаде участвовали «Аль-Каида», «Лашкар-е Тайба» и талибы.

Наиболее активно «Аль-Каида» взаимодействует с «Техрик-е-Талибан Пакистан» (ТТП), разделяющей идеологические установки всемирного движения джихада. Формирование в декабре 2007 г. ТТП, объединившего фактически 27 локальных группировок, рассматривалось как попытка дальнейшей талибанизации страны и проведения «оборонительного» джихада против пакистанских сил безопасности, действующих в FАТА и на территории Северо-Западной пограничной провинции (СЗПП). Б. Мехсуд, возглавляющий TTП, несет ответственность за большинство терактов с использованием террористов-смертников в FАТА, СЗПП и Пенджабе в 2007 г. Он также обвиняется в причастности к убийству бывшего премьер-министра Беназир Бхутто в декабре 2007 г.

Присутствие значительного числа радикальных исламистов из «Аль-Каиды» в Северном и Южном Вазиристане, Баджаурe, FАТА оказывает серьезную поддержку различным группам пакистанского движения «Талибан». Местные боевики перенимают у активистов «Аль-Каиды» опыт создания и применения взрывных устройств, подготовки и применения смертников.

Тем не менее вошедшие в ТТП группировки талибов подвержены сильному влиянию местных племенных вождей и часто ставят перед собой локальные задачи, предпочитая избегать широкомасштабных акций против властей страны. Единству талибов препятствуют также исторические конфликты племенных групп. Несмотря на то что большинство пуштунов в «зоне племен» подвержены талибанизации, они ставят перед собой цели, далекие от той стратегии, которую стремится реализовать Б. Мехсуд, избегая превращения территорий, населенных своими кланами, в арену боевых действий. Поэтому фракции талибов, формально входящие в ТТП, нередко действуют независимо и подчиняются не головной организации, а местному лидеру.

Одной из приоритетных задач, которую ставит перед собой «Аль-Каида» в Пакистане, является объединение местных организаций с различными программными установками, нередко воюющих между собой и борющихся против правящего режима.

Среди пуштунских племен прежде всего господствуют национализм и клановость. Своеобразие взаимодействия ислама и национализма обусловлено их функциональным сходством при сущностном различии. И даже когда ислам становится здесь фактором политического действия, исламская солидарность повсеместно уступает силе этнических и клановых связей, которые противоречат центростремительным силам религиозно-общинного единства, выдвигаемым «Аль-Каидой».

В июне прошлого года Мавлави Назир, командир группы талибов на территории проживания племени Ахмадзаи Вазир в Южном Вазиристане, и Хафиз Гуль Бахадур, лидер талибов на территории кланов Усманзаи Вазир и Даур в Северном Вазиристане, объявили об объединении своих групп для борьбы с подразделениями НАТО и афганскими силами безопасности на территории ИРА. Впоследствии Х. Бахадур был назначен руководителем новой структуры, в которую вошли как Усманзаи, так и Ахмадзаи, М. Назир стал его заместителем. Новая организация получила в западной прессе название «вазирийский альянс», так как Назир и Бахадур принадлежат к различным субкланам племени вазир. Границы проживания вазир с трех сторон окружают зону расселения клана Мехсуд, откуда и происходит Бейтулла. Блок был создан для противодействия группировкам Б. Мехсуда и «защиты интересов племени Вазир в Северном и Южном Вазиристане».

Это произошло на фоне активизации проводимых операций ТТП в отношении пакистанского правительства, а также карательных акций подразделений Бейтуллы против поддерживающего власти страны племени биттани. Одной из причин противостояния между ТТП и «альянсом» стала поддержка Бейтуллой узбекских боевиков из Исламского движения Узбекистана (ИДУ), нарушающих, по словам М. Назира, обычаи и традиции и причастных к убийству местных старейшин.

Назир и Бахадур являются сторонниками борьбы с коалиционными силами в Афганистане и при этом категорически выступают против террористической дея-тельности в Пакистане. Таким образом, устремления Бахадура и Назира соответствуют стратегии афганских талибов, призывающих пакистанских исламистов сосредоточить ресурсы на Афганистане, избегая конфронтации с пакистанскими силами безопасности. В то же время Б. Мехсуд, разделяя идеологические установки глобальной борьбы «Аль-Каиды», выступает за проведение террористических атак не только против американцев, афганской армии, но и против правящего режима в Пакистане.

Появление «альянса» существенно ограничило возможности Б. Мехсуда в Северном и Южном Вазиристане. В этой связи конфронтация между этими двумя фракциями талибов могла бы лишить ТТП беспрепятственного прохода в ИРА. Понимая всю серьезность сложившегося положения, Б. Мехсуд распространил в Северном Вазиристане листовки, в которых заверил своих влиятельных конкурентов в отказе от ведения борьбы против них.

Противостояние было настолько сильным, что проведение операций против американских войск в Афганистане было поставлено под угрозу. Таким образом, отстаивая интересы «Аль-Каиды» лидер афганских талибов мулла Омар примирил конфликтующие стороны, призвав их сосредоточить усилия на ударах по коалиционным войскам в ИРА. Кроме того, он сыграл решающую роль в образовании в апреле с.г. «Маджлис Иттихад-уль-Муджахидин». Новый альянс служит попыткой пакистанских группировок талибов координировать свои действия в Афганистане. Во главе этой структуры стоит Б. Мехсуд. Его заместитель Х. Бахадур в интервью исламистской медиакомпании «Ас-Сахаб», отвечая на вопрос о взаимодействии с другими фракциями талибов, в частности с Б. Мехсудом, заявил: «Мы забыли обо всех существующих между нами противоречиях и стали единой силой».

Противоречия между талибами, безусловно, были использованы пакистанским правительством. Исторически хорошо зарекомендовавшая себя политика «разделяй и властвуй» может оказаться более эффективной, чем использование войск и проведение военных операций против исламистов.

Власти страны используют межклановые противоречия, кровную месть для ослабления влияния Б. Мехсуда. Недавно при поддержке правительства появился сильный союз против Бейтуллы, сформированный Т. Биттани и Кари Заин Мехсудом. Выступая на местной джирге, они поклялись отомстить Бейтулле за убийства невинных гражданских лиц и представителей сил безопасности. Принадлежа к тому же самому племени, что и Бейтулла, Кари Заин не разделял взглядов руководителя ТТП на методы борьбы и также находился в состоянии кровной мести с Бейтуллой из-за убийства его близких родственников. Т. Биттани, в прошлом боевой соратник Бейтуллы, воевал вместе с ним в Афганистане, однако затем их пути разошлись — по большей части вследствие радикальных методов лидера ТТП.

Б. Мехсуд проводит довольно жесткую политику в отношении своих политических оппонентов. Так, за связь с пакистанскими спецслужбами, попытку настроить старейшин племени Мехсуд против Бейтуллы был уничтожен Кари Заин Мехсуд — лидер группировки талибов численностью до 1000 человек. В свою очередь, убийства религиозных деятелей и террористические акты смертников в мечетях и на рынках создали круг недовольных политикой Б. Мехсуда. Прави-тельство стремится усилить раскол в рядах талибов и изолировать лидера ТТП. Тем не менее под его руководством находятся до 10 тыс. хорошо подготовленных бойцов и несколько сотен смертников, способных нанести удары в различных районах Пакистана.

«Аль-Каида» также акцентирует внимание на пропагандистской работе по распространению идей «чистого ислама» и дискредитации правящего режима в Исламабаде.

В этой связи события вокруг «Красной мечети» в 2007 г. были использованы для разжигания конфликта против властей. Вместе с тем сразу после инцидента бен Ладен заявил, что «Аль-Каиде» следовало бы начать активную фазу борьбы с режимом П. Мушаррафа на шесть лет раньше. Касаясь вопроса борьбы с «ближним» и «дальним» врагом в Пакистане, известный идеолог радикального исламизма Абу Яхья аль-Либи отмечает, что в нынешних условиях грань между такими двумя понятиями, как «ближний враг» (местный режим) и «дальний враг» (Запад и США, в частности), стерлась, «теперь это одна армия».

Под влиянием «Аль-Каиды» в заявлениях руководителей локальных группировок акценты смещаются в сторону глобализации джихада. Так, упомянутый выше М. Назир призывает муджахедов не ограничиваться только Пакистаном или Афганистаном. По его словам, «наш джихад международный, он направлен против США и их союзников, пакистанского и афганского правительства».

* * *

Нынешняя военная акция в Вазиристане отличается от недавней операции в Свате. В Свате она называлась «Рох-е Раст», что означает «правильный путь». Цель ее состояла в том, чтобы вернуть боевиков в долине Свата назад к «правильному пути». После вытеснения исламистов из Свата армия будет оставаться в регионе, чтобы восстановить действие местных органов власти. Операция в Вазиристане называлась «Рох-е Неджат» (Путь избавления). План армии в этом районе состоит в уничтожении Б. Мехсуда и его группировки.

Здесь пакистанские власти преследуют две цели. В дополнение к изоляции Бейтуллы от других племенных военизированных формирований они стремятся усилить раскол в племени мехсуд, на выходцев из которого опирается одиозный лидер. После смерти Кари Заина его место занял Мисбахуддин Мехсуд. Он так же, как и его предшественник, опирается на пакистанские власти в борьбе против сторонников Бейтуллы. В настоящее время Мисбахуддин старается собрать боевиков своего предшественника.

Бейтулла в свою очередь надеется, что другие пакистанские лидеры талибов в племенных областях начнут принимать ответные меры против правительственных войск после их вторжения на территорию местных кланов. Пакистанские спецслужбы делают все возможное, чтобы держать М. Назира и Х. Бахадура, двух лидеров талибов в Вазиристане, вне игры. Во многом ожидания Бейтуллы подтвердились. У лидеров талибов вызвало недовольство проведение боевой операции регулярной армией, а также использование беспилотных летательных аппаратов для нанесения ударов по их территории, повлекших за собой жертвы и разрушения. Во время прохождения военных колонн произошел ряд инцидентов. В июле бойцы Бахадура заманили в засаду военный конвой около Мирамшаха в Северном Вазиристане и уничтожили 22 солдат. После этого представитель Бахадура заявил о разрыве мирного соглашения с правительством. Мавлави, действующий в Южном Вазиристане, также поспешил заявить о выходе из мирных договоренностей с властями. На это военные немедленно ответили, что их меры направлены исключительно против Бейтуллы. Вероятно, правительство Пакистана стремилось избежать конфликта с местными племенами.

Армия Пакистана должна сделать то, чего никогда не удавалось сделать вооруженным путем на протяжении двух тысячелетней хронологии событий «зоны племен».

7 июля западные СМИ сообщили, что Бейтулла Мехсуд был убит ракетой выпущенной с американского беспилотника. По сообщениям западных СМИ в момент атаки лидер талибов находился на крыше дома своего свекра – Малика Икрамуддина в районе Зангар. Также получили ранения несколько родственников Бейтуллы. По сведениям ВВС он похоронен недалеко от деревни Нардусай. В настоящее время лидеры группировок талибов выбирают нового руководителя ТТП. Среди преемников фигурируют три имени: Хакимулла Мехсуд, Мавлана Азма-тулла и Вали Рахман. Официальные лица пакистанского правительства заявили, что у Бейтуллы был очень серьезный контроль над различными группировками … и нет другого лица, который мог бы заменить его. Можно добавить, что Б.Мехсуд пользовался популярностью и уважением среди молодых людей по обе стороны границы, что позволяло ему, по мнению экспертов, быть связующим звеном между афганскими и пакистанскими талибами. Тем не менее, как было отмечено выше, пакистанские талибы представлены различными группировками, зачастую действующие автономно, и ставящие перед собой локальные цели и не всегда подчинявшиеся лидеру ТТП. Однако большинство фракций талибов сходятся в одном — борьбе против коалиционных войск в Афганистане и поддержке исламистов в ИРА. Продолжающаяся операция в Вазиристане влечет за собой жертвы среди мирного населения, что вызывает рост недовольства местных мирных жителей, а также количества вступающих в ряды талибов.

43.97MB | MySQL:87 | 0,896sec