О современной исламской экономике. Часть 2

Исламская экономика и радикалы

Для большинства политиков и бизнесменов в таких странах как ОАЭ и Малайзия исламская экономика видится как средство создания следующего поколения бизнеса и технологий способных успешно конкурировать с западной экономической моделью, компаниями и технологиями. Поскольку важной частью исламской экономики является соблюдение правил шариата в предпринимательской деятельности, то и продвижение ислама, как  ее основы.

Учитывая непростые и во многом противоречивые процессы обновления и реформации происходящие сейчас в исламе, неудивительно, что  исламские радикалы изначально считали исламскую экономику как важную часть исламской идеологии (как они ее понимают) и ключевой компонент глобальной исламизации [31].

Эта точка зрения разделяется (по крайней мере на практике) несколькими ведущими мусульманскими странами. Так, значительная часть средств (более $4 млрд ежегодно) выделяемых Саудовской Аравией с 1987 года на помощь развитию мусульманских стран и исламской экономики используется для финансирования различных радикальных светских и религиозных организаций и продвижению исламизма[32].

Крупными получателями помощи значились, в том числе,   организация Al Haramain Foundation[33], известная своими связями с «Аль-Каидой» и International Islamic Relief Organization (IIRO), основная деятельность которой это распространение ваххабизма и деобандизма. Обе организации попали и в американские и в ООНовские санкционные списки.

Похожие программы с конца 1980-х годов прошлого века реализуются в Пакистане, Иране и Судане через создание исламских банков и аффилированных с ними компаний и инвестиционных фондов.

С 2003 года США регулярно обвиняют ведущие исламские банки, включая Банк исламского развития в финансирование исламских радикалов во всем мире[34].

По мнению ведущих специалистов по терроризму 15 ведущих банков Бангладеш контролируются радикальной исламисткой организацией Jamaat-e-Islami ( جماعتِ اسلامی)[35], создавшей «экономику внутри экономики».

Президент Турции Р.Т.Эрдоган неоднократно заявлял, что исламская экономика является ключом к решению всех проблем накопившихся в мировой экономике[36]. Развитие исламской экономики является одним из основных программных пунктов правящей в Турции Партии справедливости и развития ( АКР). Пока попытки Эрдогана перевести всю турецкую экономику на исламскую модель привели к неудотворительным результатам[37]. Это, однако, не изменило стремления администрации Эрдогана на превращение Турции в мировой центр исламской экономики, выбрав в качестве основного партнера Соединённое Королевство. При прямой помощи турецкого правительства и личном спонсорстве президента Эрдогана в Турции активно развивается «турецко-абританская инициатива внедрения технологий финтех в исламское финансирование»[38]. Турция также активно поддерживает развитие исламского банковского сектора в Лондоне. В этом она опирается на Лондонскую фондовую биржу, которая надеется с помощью продуктов исламского финансирования и привлечения средств для развития исламской экономики удержать позицию основного фондового рынка в мире[39]. С 2014 года ЛФБ ведёт отдельный исламский индекс, являющийся в настоящее время единственным биржевым индексом исламских финансовых продуктов [40].

На конференции посвящённой проблемам исламской экономики и ее развитии в Турции организованной администрацией президента Р.Т.Эрдогана в 2019 году, он заявил о начале реализации плана создания центра исламской экономики и финансирования в Турции не позже 2022 года[41].

Эрдоган также как и несколько ведущих исламских теологов убеждён, что исламская экономика это не органическая часть мировой экономической системы, а является полной ее альтернативой способной полностью заменить как капиталистическую так и социалистическую экономические модели основанной на божественном законе[42]. Исламские теологи утверждают, что исламская экономика это «единственное средство объединения уммы и всех мусульман в мире в единое целое чтобы занять подобающее место в мире».

Основой претензий на объединяющую роль исламской экономики считаются учения ведущих исламских теологов Абуля Ала Маудуди[43] и Саида Кутба[44]. Оба теолога считали исламскую экономику одним из основных компонентов глобального возрождения ислама. Оба теолога  не представили какой либо стройной теории исламской экономики и ее места в мусульманском мировоззрении и идеологии.  Более того, их тезис о том, что исламская экономика является отдельной и альтернативной экономической системой не основан ни на Коране, ни на хадисах. Однако тезисы Маудуди и Кутба о месте и роли исламской экономики как средства мобилизации поддержки (финансовой, моральной и социальной) возрождению ислама никем в мусульманском мире  не оспариваются. Несмотря на отсутствие внятной концепции исламской экономики, тезис о ней как средстве объединения мусульман и возрождения ислама глубоко внедрился в мусульманское мировоззрение[45] наряду с тезисом о необходимости исламизации знаний[46].

Обе вышеназванных концепции отлично вписываются в обещание Маудуди «воспитать в мусульманской интеллигенции убеждение о том, что ислам имеет отдельный кодекс жизни, философию и образовательную систему которые превосходят вместе и по отдельности все что может предложить западная цивилизация».[47]

Двухтриллионная исламская экономика действительно становится средством реализации целей радикальных исламских теологов. Сейчас уже очевидно, что большая часть предпринимателей активно вовлечённых в развитие исламской экономики имеют и вполне конкретные политические убеждения, в соответствии с которыми они ориентируются на самых консервативных потребителей их товаров и услуг следующим всем правилам шариата в своей жизни. Тенденция негативного отношения к мусульманам вообще наметившаяся в западном мире после терактов 11 сентября 2001 г. в США  способствовала обособлению как мусульманских общин в целом так и исламского бизнеса.

Западные банкиры считают мусульманские технологически стартапы, умные хиджабы мусульманские порталы знакомств и подобные им компании ведущие бизнес по принципам мусульманской экономики просто специализирующимися на некоторых категориях потребителей. Однако бОльшая часть бизнесменов ведущих свои дела по принципам шариата вполне сознательно увязывают инновации в бизнесе с продвижением и развитием ислама. Так, основатели платформы  LaunchGood вполне определенно высказываются об объединяющей роли исламского краудфандинга и его роли в распространении идеи всемирного объединения мусульман и продвижения самых радикальных его форм[48].

В интервью один из основателей LaunchGood, Крис Абдур Рахман Блаувельт сравнил потенциал исламской экономики с Китаем в 90-х годах ХХ века, отметив в 2019 году, что в течение 10 лет исламская экономика станет громадной[49].

В своей деятельности  LaunchGood опирается на консервативных исламистких клериков таких как Ясир Кади, Исмаил Менк, Юсуф аль-Карадауи. Блаувельт открыто восхищается Малькольмом Х и самопровозглашенными «певцом ислама» Юсуфом Исламом (бывшим рокер Cat Stevens, громко одобрявший попытки убийства поэта Салмана Рашди), радикальные взгляды которых хорошо известны.

LaunchGood неоднократно финансировала радикальные благотворительные организации такие как «Байтулмаал», известной своими связями с ХАМАСом и CAGE, руководство которой признавалось в финансировании и организации найма боевиков для «Талибана» и «Аль-Каиды»[50]. LaunchGood также поддерживала Аифу Сиддики, сторонницу «Аль-Каиды» осуждённую за организацию массового теракта[51].

LaunchGood проверяет своих клиентов и отказывает тем, кого считает не соблюдающими законы шариата. Известны случаи отказа финансирования организаций и лиц активно участвующих в кампаниях ЛГБТ и БЛМ, и известных шиитских групп таких как «Хизбалла».

LaunchGood не исключение. Исламизмом пропитаны множество различных исламских бизнес-сообществ. Так например Исламский альянс финтеха в описании своей миссии отмечает, что его задачей является «продвижение закона шариата и технологий социального финансирования через поддержку общины инноваторов». Альянс работает с Интерпал[52], несмотря на то, что она признана террористической организацией в США.

LaunchGood активно поддерживает самые разнообразные салафитские и деобандисткие движения, школы и организации через созданную в Турции при содействии президента Эрдогана Global Muslim Workation (GMW). Основной целью GMW является «строительство вдохновляющего будущего и объединение мусульман для создания новых сообществ, сотрудничества, инноваций и прорывных изменений Исламской экономики»[53].  О важности GMW в продвижении целей LaunchGood свидетельствует и тот факт, что местным партнёром стала Bilim ve Insan Vakfi, некоммерческая организация, возглавляемая сыном президента Р.Т.Эрдогана Билалом.

Ошибочный подход

Конечно не все исламские бизнесы находятся под влиянием исламских радикалов и/или продвигают их идеи. Большая часть исламских бизнесменов работают для того чтобы обеспечить благосостояние себе и своим семьям. В последние несколько лет наблюдается некая напряженность между «исламистской» и «гражданской» частями исламской экономики. Также наблюдается некая конкуренция между мусульманскими странами активно продвигающими исламскую экономику (в первую очередь между все более радикализирующейся Турцией и более умеренными ОАЭ и между Катаром и Саудовской Аравией) как за влияние на идеологизированную  так и на гражданскую части Исламской экономики. Хорошим примером является LaunchGood, пользующаяся значительной поддержкой Турции, но одновременно выигравшая в ОАЭ награду «Лидер исламской экономики».

Многие исламистские организации рассматривают Саудовскую Аравию и, особенно, Турцию как моторы, способные с помощью исламских НКО, стартапов, исламских финансовых институтов и исламских бизнесов построить параллельную традиционной экономике экономическую систему, способную со временем полностью вытеснить традиционную экономическую модель вместе с системой западных ценностей и социального устройства.

Этот подход навряд ли жизнеспособен.

Во-первых, представления исламистских теоретиков об основах исламской модели экономики не распространяются дальше примитивных представлений о недопустимости взымания процентов,  совместной деятельности и производстве товаров только для мусульман.

Попытки АКР перевести турецкую экономику на исламские рельсы приведшие к быстро развивающимся экономическим кризисом являются хорошей иллюстрацией недостатков исламских экономических моделей.

Во-вторых исламисты надеются на то, что исламская экономика является средством крепления ислама и глобального объединения мусульман, которого не удалось добиться ни силой ни выборами.

Несмотря на попытки исламистов использовать исламскую экономику как средство достижения своих целей, отсутствие прочного фундамента, и попытки ее идеологизации могут также быть признаками истощения запаса идей у радикальных теоретиков и теологов ислама.  Не исключено, что наиболее активные теоретики исламской экономики прекрасно понимая ограничения потенциала ее развития больше заняты самопиаром, чем попытками выстроить жизнеспособную модель.

К тому же наиболее перспективные сектора исламской экономики представляют собой слегка модифицированный[54] слепок с аналогичных секторов глобальной экономики.

К тому же достаточно процветающий средний мусульманский класс западных стран не испытывает особого пристрастия к идее полностью отказаться от немусульманских товаров и продуктов, и навряд ли когда либо полностью перейдёт на них.

Радикальный ислам опирается на идее виктимизации всего исламского, нищете и дискриминации мусульман используя эти идеи для продвижения различных такфиристких идей.

Исламская экономика и Россия, выводы

Современное состояние исламской экономики, независимо от того, что под ней понимается позволяет сделать следующие выводы:

  1. Это не сформировавшаяся экономическая модель способная конкурировать с посткапиталистической экономикой;
  2. Перспективы создания на базе того, что сейчас принято называть исламской экономикой альтернативной экономической модели туманны;
  3. Сектор экономики ориентированный на мусульман и развивающий продукты Исламского финансирования будет развиваться опережающими темпами, поскольку он меньше зависим от разнообразных санкционных режимов, инструменты исламского финансирования более просты и прозрачны при сохранении сравнимого уровня доходности, большинство товаров независимо от страны производителя делаются по достаточно высоким стандартам, что определяет их качество и конкурентноспособность;
  4. Природа исламской экономики (в первую очередь ее религиозный компонент) делает ее уязвимой для использования различными радикальными группами, что ограничивает ее развитие;
  5. Опережающие темпы развития также определены опережающими темпами роста благосостояния населения мусульманских стран, снижение потребления основных экспортных товаров (углеводородов, продуктов питания, пальмового масла, продуктов химической промышленности) приведёт к снижению темпов ее роста в условиях отсутствия внутренних источников роста.

В России в настоящий момент исламское финансирование развития не получило, несмотря на значительный потенциал и несомненный спрос на такие продукты. Учитывая уровень потребления мусульманским населением России, ее 9 место в ИИЭ по одной из учитываемых позиций явно не отражает реального положения вещей. В России проживает более 15 млн мусульман (без учета граждан из центральноазиатских республик работающих в РФ), что в 5 раз больше населения Катара и Бахрейна, сравнимо с населением Сирии,  и в полтора раза больше населения ОАЭ. Все эти страны (кроме Сирии) занимают ведущие места в ИИЭ и в выпуске и потреблении товаров и услуг исламской экономики.

Необходимость развития исламской экономики и Исламского финансирования диктуется также и тем, что как возможности привлечения внешнего финансирования с западных рынков капитала в среднесрочной перспективе равны нулю, в условиях жестких санкционных режимов необходимо развивать как новые рынки сбыта так и новые источники импорта.

Поэтому было бы целесообразно:

  1. Внести изменения в законодательство о рынке ценных бумаг, регулирования банковской деятельности и гражданского права необходимые для создания продуктов исламского финансирования;
  2. Создать механизм участия России в ИИЭ;
  3. Создать при мусульманских учебных заведениях курсы для докторов ислама для подготовки их по программам исламского финансирования;
  4. Совместно с партнерскими банками из ОАЭ и Турции организовать обучение сотрудников российских участников рынка ценных бумаг основам исламского финансирования; и
  5. Ввести отдельную группу халяльных продуктов в единую товарную номенклатуру внешнеэкономической деятельности, что поможет более точно определять объёмы их экспорта и импорта.

Вышеперечисленные меры позволят создать необходимую основу для развития российской исламской экономики, что должно не только создать новые рынки сбыта, продавать российские товары ранее неохваченным сегментам потребителей, но и заменить источники внешнего финансирования потерянные в связи с введением различных санкционных режимов. Таким образом, у России появятся новые источники экономического роста способные полностью восполнить потерянные в Европе и США возможности.

[31] Более подробно см., например: https://bulgariaanalytica.org/en/2020/10/18/the-ideology-of-radical-islam/

[32] Показания Алекса Алексеева, старшего научного сотрудника Центра политики безопасности Подкомитету Сената США по терроризму, технологии и безопасности страны, 26 июня 2003 г., личный архив автора

[33] https://en.wikipedia.org/wiki/Al-Haramain_Foundation

[34] https://www.fdd.org/analysis/2003/06/29/wahhabism-islam-in-the-u-s/

[35] Более подробно см: https://www.alhakam.org/the-islamic-economic-system-part-vii/

[36] https://www.alhakam.org/the-islamic-economic-system-part-vii/

[37] Подробный анализ политики Эрдогана исламизировать турецкую экономику содержится анализе Института Като: https://www.cato.org/commentary/erdogans-love-affair-islamic-finance

[38] Описание инициативы: https://www.thecityuk.com/media/d5mbnjyn/uk-turkey-islamic-fintech-working-group.pdf

39] https://www.lseg.com/sukuk

[40] https://www.gov.uk/government/news/pm-to-unveil-plans-for-new-islamic-index-on-london-stock-exchange

[41] https://www.cbfo.gov.tr/en/news/conference-new-horizons-alternative-finance-held

[42] Более подробно, см: Visser, Hans (2019) : The Islamic economy: its origin, its world view and its claims, The Central European Review of Economics and Management (CEREM), ISSN 2544- 0365, WSB University in Wrocław, Wrocław, Vol. 3, Iss. 4, pp. 53-89, https://doi.org/10.29015/cerem.765

[43] Abul Ala Mawdudi, Towards Understanding Islam, edited and published by Yahiya Emerick, 2010

[44] Sayyid Qutb, Ma’rakat al-Islam wa’l-Ra’s Maliyya (The Battle Between Islam and Capitalism), на арабском языке, Каир, 1951

[45] https://www.businessinsider.com/young-muslims-drive-the-rise-of-the-2-trillion-halal-economy-2021-7?r=US&IR=T

[46] Популярная теория радикальных мусульманских теологов второй половины ХХ века, которые утверждали, что принципы Корана необходимо внедрять вовсе науки и процесс их познания для получения более точных результатов.

[47] Маудуди, op.cit. c.98, авторский перевод с арабского

[48] https://www.trtworld.com/magazine/how-a-muslim-run-crowdfunding-startup-helps-millions-around-the-world-56386

[49] https://www.muslimsforamericanprogress.org/chris-abdur-rahman-blauvelt

[50] https://www.wsj.com/articles/SB10001424052970204468004577164904145708474

[51] https://www.launchgood.com/campaign/free_dr_aafia_siddiqui_fund#!/

[52] https://islamicbankers.files.wordpress.com/2016/12/ift-report-2016.pdf

[53] https://www.muslimworkation.com

[54] Чтобы получить фетву и повысить привлекательность своих продуктов у мусульман

62.62MB | MySQL:101 | 0,405sec