О заявлении президента Турции по номализации турецко-сирийских отношений на фоне военных операций против курдов на севере Сирии и Ирака

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил 15 декабря, что Анкара хочет нормализовать отношения с Сирией посредством трехсторонних контактов с участием России. «На данный момент мы хотим сделать шаг как трио Сирия-Турция-Россия. Для этого сначала должны объединиться наши разведывательные организации, затем должны объединиться наши министры обороны, затем должны объединиться наши министры иностранных дел. Давайте соберемся вместе как лидеры после их переговоров», — заявил Эрдоган. Кстати, попытки «объединить» разведслужбы уже предпринимались в последние два месяца, эти контакты велись на самом высоком уровне, но в итоге ни к чему не привели.  Президент Турции сказал, что сделал это предложение своему российскому коллеге Владимиру Путину, который, по его словам, уже согласился с «дорожной картой». В августе Эрдоган заявил, что Анкара не стремится к отстранению президента Сирии Башара Асада от власти, сигнализируя об отказе от своей политики поддержки восстания против правительства Асада в течение последних 10 лет. При этом заслуживающие доверия источники, близкие к администрации турецкого президента, уже дали утечку в этом месяце о том, что реальное сближение Анкары и Дамаска (как впрочем, и с другими арабскими столицами) активно начнется только после выборов в следующем году, и ожидать какой-то реальной практической динамики на этом направлении сейчас не приходится. Заявления Эрдогана в данном случае надо расценивать прежде всего как пропаганду на внутреннем треке. Внутреннее давление на Анкару растет, требуя нормализации отношений с Дамаском. Призывы турецкой оппозиции к примирению между Турцией и Сирией усиливаются с каждым днем, поскольку общественность становится все более враждебной по отношению к почти 4 млн сирийских беженцев, которые находятся в стране. По данным ООН, Сирия остается крупнейшим кризисом с перемещением населения в мире: 6,8 млн беженцев и 6,2 млн внутренне перемещенных лиц. Но в последние годы многие арабские страны, в первую очередь ОАЭ, возобновили связи с Дамаском. Некоторые призывают Лигу арабских государств восстановить членство Сирии. Тем временем Вашингтон провел прямые переговоры с сирийскими официальными лицами в поисках компромиссов и освобождения американского журналиста Остина Тайса (американцы сейчас пытаются вести переговоры на эту тему через Оман с Тегераном и Дамаском – авт.). В свою очередь Дамаск стремится возобновить двустороннее сотрудничество, но многие в Анкаре считают условия сирийского правительства для переговоров не только с Турцией, но и с США и Лигой арабских государств нереалистичными.

При этом одним из главных препятствий в рамках сирийско-турецкого сближения, помимо сложных межличностных отношений между лидерами стран (этот момент никогда не надо сбрасывать с счетов – авт.), остается курдский фактор. Президент Турции акцентировал  на нем внимание в рамках своего заявления и добавил, что Турция не потерпит присутствия сирийских курдских боевиков вдоль турецкой границы. Турция рассматривает Силы народной самообороны (YPG) как продолжение РПК, вооруженной курдской группировки, которая десятилетиями находится в состоянии войны с турецким государством. Эрдоган заявил, что Турция продолжит наносить удары по YPG в пределах 30-километровой зоны к югу от своей границы, которая была объявлена буферной зоной в рамках ряда соглашений с Россией. Турция начала интенсивную кампанию бомбардировок на севере Сирии в ответ на смертоносный теракт в Стамбуле в ноябре. В результате турецкого ответа были убиты как сирийские военные, так и бойцы YPG. YPG и РПК отрицают какую-либо причастность к взрыву в Стамбуле. Эрдоган также обвинил YPG в эксплуатации нефтяных скважин под защитой США только для продажи продукта Дамаску: «Где они продают нефть? Они продают ее режиму. Но теперь терпению пришел конец. Теперь мы предприняли и предпринимаем всевозможные шаги в направлении их нефтеперерабатывающих заводов, нефтяных скважин и т. д.». Не совсем понятно, почему президента Турции так волнует тема продажи сирийской нефти, это собственно не его дело. Но оговорка не случайна: поток дешевой сирийской нефти в саму Турцию иссяк, как собственно и ирако-курдской, которая шла транзитом через Сирию. За последний месяц Турция явно нацелилась на нефтяные скважины, создавая напряженность в отношениях с США, у которых есть силы поблизости и которые поддерживают Силы демократической Сирии (СДС), ополчение, возглавляемое YPG, которое борется с группировкой «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России). В этой связи интересны выводы в отношении всей этой антикурдской операции аналитиков Университета Анкары. Они полагают, что хотя нынешняя кампания была описана властями как возмездие за взрыв 13 ноября на проспекте Истикляль в Стамбуле, в результате которого погибли 6 человек и десятки получили ранения,  — это нечто большее, чем просто ответная реакция. По их оценке, сроки, масштабы, цели и методология операции «Коготь-меч» указывают на смену парадигмы в стратегии Турции по противодействию Рабочей партии Курдистана (РПК) и их сирийскому филиалу, YPG. По данным Министерства обороны Турции, нанесенные удары уничтожили 89 целей в Сирии и Ираке, в том числе убежища и склады боеприпасов.  Сообщается, что в военной операции были задействованы десятки обычных самолетов и беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) при поддержке интенсивного артиллерийского обстрела. В Ираке обстрел был направлен на Кандиль, Асос и Хакурк, а в Сирии — на Кобани, Телль-Рифаат, Джизире и Дерик, сообщило Министерство обороны Турции. Обычные самолеты не входили в воздушное пространство Сирии, а турецкие военные вместо этого полагались на боеприпасы класса «воздух-земля», управляемые комплектами точного наведения. Беспилотники сыграли важную роль в постоянном наблюдении и немедленном нанесении ударов по чувствительным целям, где турецкие ВВС не рискнули применить самолеты F-16. И наоборот, в Ираке ВВС Турции применили свои F-16, но разница между обычными ударами Турции в Северном Ираке и последней по времени кампанией заключалась как в ее интенсивности, так и в ее одновременности с наступлением в Сирии. Действительно, операция «Коготь-меч» раскрывает новую парадигму в стратегии Турции против РПК и YPG, которую можно наблюдать на стратегическом, оперативном и тактическом уровнях. На стратегическом уровне это предполагает одновременное участие в Северном Ираке и Северной Сирии с использованием как воздушных, так и артиллерийских ударов, что указывает на координацию действий Анкары против предполагаемой курдской угрозы в обеих странах. На оперативном уровне новая парадигма предполагает возобновление усилий Турции по выводу YPG из Северной Сирии — процесс, который опирается на оптимизацию событий во внутренней, региональной и международной сферах. В этом отношении Турция почти достигла (пока это спорно – авт.) своих целей с помощью операции «Коготь-замок», начатой в апреле этого года для нанесения ударов по позициям РПК на севере на Сирию в попытке еще больше дестабилизировать курдские вооруженные группировки. Наконец, на тактическом уровне новая парадигма предполагает сочетание вооружений для поражения как целей в непосредственной близости от турецкой границы, так и чувствительных стратегических целей в глубине Сирии и Ирака. Турецкие военные наращивают методы ведения боевых действий против курдских вооруженных группировок без полноценного наземного наступления. Эта все более агрессивная структура взаимодействия, вероятно, будет доминировать и формировать обстановку конфликта на севере Сирии и на севере Ирака до тех пор, пока на севере Сирии не будет начата новая всеобъемлющая трансграничная операция поротив курдов. Операция «Коготь-меч» не закончилась, и можно ожидать, что она будет продолжаться — с меняющейся интенсивностью — как в Ираке, так и в Сирии, пока не представится наилучшая возможность начать новое трансграничное военное наступление. Сам по себе теракт в Стамбуле не стал достаточным основанием для начала такой операции, которая, вероятно, началась бы в любом случае после завершения операции «Коготь-замок». Однако этот теракт, возможно, подтолкнул Турцию к обнародованию своей новой боевой стратегии раньше, чем планировалось, а текущая кампания формирует конфликтную обстановку для будущих наземных операций. Рискнем предположить, что именно этот алгоритм действий в рамках антикурдских операций и будет приоритетным и определяющим.

Интересно, что во время того же выступления Эрдоган также выступил против главы внешнеполитического ведомства ЕС Жозепа Борреля, который недавно раскритиковал Анкару, страну-кандидата в ЕС, за то, что она не присоединилась к санкциям против России: «Я не воспринимаю Борреля как своего собеседника. Он может быть только собеседником [министра иностранных дел Турции] Мевлюта бея. Его объяснение совсем не изящно. Другими словами, Боррель не может назначать или регулировать наши отношения с Россией. У него нет ни качества, ни возможностей для принятия такого решения по этим вопросам. Очень некрасивое объяснение». После таких оценок на Борреле, как реальном координаторе на турецком отннаправлении  можно смело ставить «крест».  Эрдоган сказал, что благодаря контактам Анкары с Москвой украинское зерно транспортируется через пролив Босфор в Европу, удовлетворяя 44% европейского спроса. Он добавил, что российские удобрения и аммиак вскоре будут отправлены на зарубежные рынки, что смягчит еще один кризис.

62.41MB | MySQL:101 | 0,460sec