О ситуации в секторе частного бизнеса Египта и планах властей по приватизации государственных компаний

Новое исследование S & P Global  показывает, что сектор частного бизнеса, не связанного с нефтью, в Египте сократился в декабре 25-й месяц подряд. Опубликованные 4 января данные свидетельствуют о том, что сектор находится под давлением инфляции, слабой валюты и продолжающихся ограничений на импорт. Глобальный индекс менеджеров по закупкам (PMI) от S & P для Египта вырос до 47,2 в декабре с 45,4 в ноябре, но остался ниже порога в 50, который отделяет рост от сокращения. Субиндекс производства вырос до 44,8 с 40,8 в ноябре, а субиндекс новых заказов вырос до 45,5 с 41,4. «По мнению участников опроса, — пояснило S & P Global, — снижение активности в целом отражает слабые условия спроса, поскольку рост цен заставил клиентов дополнительно сократить расходы». Сокращение было вызвано, среди прочего, высокой стоимостью материалов и продолжающимися ограничениями на импорт. Египет страдает от острой нехватки иностранной валюты, несмотря на девальвацию египетского фунта на 14,5% в октябре и объявление о пакете поддержки в размере 3 млрд долларов от МВФ. Дефицит иностранной валюты ограничил фабричный и розничный импорт. Центральное агентство общественной мобилизации и статистики АРЕ сообщило в прошлом месяце, что инфляция в Египте подскочила до пятилетнего максимума в 18,7 % в ноябре. Субиндекс будущих ожиданий производства вырос до 56,9 с 55,7 в ноябре. Это был самый высокий показатель с июня. В этой связи эксперты отмечают, что на этом фоне египетское правительство  быстрыми темпами проводит приватизацию своего обширного государственного сектора, особенно в транспортной сфере. Это происходит после приостановки в мае прошлого года  запланированного размещения акций на фондовой бирже ряда государственных компаний.  Причина такой активности прозаична:  Каир лихорадочно ищет источники  иностранной валюты с тех пор, как события  на Украине побудило инвесторов вывести миллиарды долларов с казначейских рынков страны, что привело к тому, что Центральный банк 21 марта 2022 года девальвировал валюту на 14%. В мае прошлого года президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси приказал правительству разработать программу привлечения частного капитала на 40 млрд долларов в течение следующих четырех лет. Это должно  было включать листинг принадлежащих армии предприятий на бирже к концу года и продажу долей в некоторых государственных компаниях. В 2020 году правительство объявило, что выставляет на продажу две военные компании Wataniya Petroleum и производителя бутилированной воды Safi, но ни одна сделка еще не завершена. Государственная холдинговая компания Абу-Даби ADQ в апреле прошлого года купила акции пяти египетских компаний, торгуемых на бирже, на сумму 1,85 млрд долларов. Они включали доли в Commercial International BankCOMI.CA, компания электронных платежей Fawry FWRY.CA, Alexandria Container & Cargo Handling Co ALCN.CA, Misr Fertilisers Production Co (MOPCO) и Abu Qir Fertilisers and Chemical Industries ABUK.CA .

Грузовые перевозки должны стать первым сегментом железнодорожного сектора Египта, который будет приватизирован. 22 декабря правительство объявило о скором объявлении тендера на управление железнодорожными грузовыми перевозками. В ответ на это были сформированы три консорциума, и уже было проведено несколько встреч их представителей с министром транспорта Камелем аль-Вазиром и Мухаммедом Абдель Азизом Амером, президентом Египетских национальных железных дорог (ENR). Компания  планирует делегировать железнодорожные перевозки частным субподрядчикам, разрешив им использовать свой подвижной состав и персонал. В каждый из трех консорциумов, находящихся в процессе приватизации, входит по крайней мере одна египетская компания. В один из них входит египетская многонациональная инвестиционная компания Qalaa Holdings. Во второй входят египетский строительный гигант Hassan Allam, бельгийский частный железнодорожный оператор Vecturis и египетская инженерная консалтинговая компания Menarail. Министр транспорта К.аль-Вазир не исключил возможности заключения контракта по внебиржевой сделке, как это разрешено египетским законом о государственных закупках, вместо проведения тендера. Он явно спешит запустить это государственно-частное партнерство. По сообщениям, он отверг планы постепенной передачи управления железнодорожными грузовыми перевозками, которые первоначально были бы ограничены маршрутом Каир-Александрия. Министр транспорта планирует увеличить железнодорожные перевозки до 30 миллионов тонн грузов к 2030 году по сравнению с 5,6 млн тонн в 2021 году. Это будет достигнуто с помощью новой грузовой линии между Александрией и сухим портом в городе 6 октября на окраине Каира, которая будет построена благодаря кредиту в размере 400 млн долларов от Всемирного банка. Однако некоторые иностранные компании опасаются брать на себя всю грузовую сеть. Отсутствие подробных данных затрудняет для них составление бизнес-плана, который включал бы стоимость обслуживания инфраструктуры, грузопотока и тарифов, взимаемых конкурирующими компаниями по автомобильным перевозкам. Приватизация ENR была инициирована законом 2018 года, положившим конец ее железнодорожной монополии. Текущие реформы происходят в связи с тем, что Египет проводит масштабную модернизацию своего сектора логистики с целью привлечения международных инвесторов, используя свое выгодное расположение между Азией, Африкой и Европой. При этом на Каир с его большими долгами оказывают давление его финансовые спонсоры из Персидского залива во главе с ОАЭ и Международный валютный фонд (МВФ) с целью приватизации его огромного государственного сектора. Транспорт в данном контексте является приоритетной областью. Помимо железных дорог в этом году  правительство готовится приватизировать грузовые перевозки по Нилу (и здесь главным партнером является Абу-Даби, который в этой гонке опережает Дубай), в то время как Эр-Рияд, Доха и Абу-Даби соперничают за контроль над торговыми портами Египта на Красном и Средиземном морях.

62.25MB | MySQL:101 | 0,515sec