Заседание следственного комитета Бундестага по Афганистану: влияние Дохийских соглашений и вывода контингента США на ситуацию внутри страны в оценках экспертов НАТО

На днях были опубликованы материалы по итогам состоявшегося 2 марта очередного заседания следственного комитета Бундестага по Афганистану. Как отмечалось ранее, указанная парламентская структура, учрежденная в начале июля 2022 г. для анализа обстоятельства вывода контингента ФРГ из Афганистана, приступила к оценке соглашений, заключенных США и движением «Талибан» (запрещено в РФ) в Дохе 29 февраля 2020 г. С этой целью на последние к настоящему моменту открытые слушания были приглашены эксперты Североатлантического альянса – Дж.Манза и С.Понтекорво. Первый в прошлом занимал пост помощника генерального секретаря НАТО по операциям, курируя афганское, косовское, иракское направления, миссии на море и совместные учения со странами-партнерами. Второй был последним главным гражданским представителем Альянса в Кабуле, на завершающем этапе занимаясь вопросами эвакуации местного персонала, сотрудничавшего с государствами-членами НАТО.

По мнению СМИ ФРГ, выводы, представленные двумя указанными экспертами, к настоящему моменту являются наиболее критическими замечаниями, высказанными в адрес всего международного присутствия в Афганистане в рамках слушаний в Бундестаге. Связаны такие характеристики данных свидетельств, прежде всего с общим критическим восприятием миссии как таковой. В частности, Дж.Манза сосредоточился преимущественно на экономической составляющей. По его мнению, в Афганистане, несмотря на колоссальные вложения средств, удалось построить только «фальшивую экономику». По замечанию экс-помощника генерального секретаря НАТО, «чем больше денег мы давали правительствам, тем хуже были их результаты». С.Понтекорво, в свою очередь, открыто заявил, что в случае с Афганистаном «было глупо идти по такому пути».

Как и представители американского Управления Специального генерального инспектора по восстановлению Афганистана (SIGAR) — Дж.Сопко и Д.Янг, представители НАТО констатировали многочисленные системные ошибки при планировании и осуществлении миссии. При этом их оценки оказались, пожалуй, наиболее глубокими. Так, С.Понтекорво раскритиковал попытку сделать ставку на развитие институтов гражданского общества, поскольку подобные установки соответствую западным демократиям, но не афганской политической и культурной специфике. По мнению бывшего гражданского представителя Североатлантического альянса в Кабуле, международное сообщество получило иллюзию гражданского общества в Афганистане исключительно в силу иностранного присутствия в столице. Вместе с тем, итальянский дипломат акцентировал внимание на том, что порядка 60% населения проживает в сельской местности, не будучи вовлеченными в политические процессы и, по сути, выражая безразличие к тому, кто находится у власти.

Дж.Манза не упустил возможности посетовать на западную «ослепленность собственными культурными предубеждениями». В реальности же, как отметил данный свидетель, в Афганистане отсутствовала политическая воля к действительным трансформациями. Характеризуя Дохийские соглашения, он во многом согласился с позициями представителей SIGAR, добавив, что указанные договоренности между США и талибами помогли последним еще и тем, что создали представление о крайне зависимом положении президента  А.Гани от Вашингтона, а также о слабости стран-членов НАТО, также не принимавших участие в подписании данного документа. Несмотря на это, Дж.Манза все же обнаружил несколько достижений миссии. Одним из них он счел приход в Афганистан иностранных работодателей, но эффект от этого не был продолжительным, так как в итоге, все успехи нивелировало последующее установление режима талибов.

Бывший помощник генсека НАТО сказал на слушаниях, что, цитируя материалы Бундестага, «никогда не доверял талибам», ожидая захват власти в стране сразу после вывода международных сил. Помимо этого он сообщил, что на этапе смены американской администрации в среде европейцев имелись позитивные ожидания относительно пересмотра стратегии присутствия в Афганистане при Дж.Байдене, чего в конечном счете не произошло. При этом он добавил, что все же итоговое решение об уходе международных сил стало коллективным для Североатлантического альянса. Данный вывод существенно контрастирует с теми, что прозвучали из уст представителей SIGAR. Они, напомним, предпочли возложить основную ответственность на США, одновременно несколько сгладив замечания, адресованные Дж.Байдену.

Наконец, С.Понтекорво отдельно проинформировал комитет о своем видении процесса эвакуации. По его мнению, одна из ключевых проблем состояла в том, что контингенты США и Великобритании, осуществлявшие охрану аэропорта и дипломатических представительств в Кабуле, на том этапе начали подчиняться не Брюсселю, а собственными национальным командованиям. Кроме того, были сделаны более позитивные оценки ситуации, в то время как положение внутри страны стало меняться стремительно, а местные силы безопасности самовольно оставляли посты, что усугубляло хаос.

В целом несмотря на то, что практически все экспертные оценки, прозвучавшие на различных этапах слушаний в следственном комитете Бундестага по Афганистану, так или иначе, совпадают, определяя в качестве ключевых факторов нестабильности действия США на различных этапах миссии, видение специалистов из НАТО несколько отличается от того, что было высказано ранее. Речь здесь идет не только о критичности высказываний Дж.Манзы и С.Понтекорво, но и о попытках придать ответственности за просчеты коллективный характер. Связано это с тем, что на национальном уровне довольно просто решить проблему ошибочности стратегии путем транзита власти, в то время как организации сделать этого гораздо сложнее. Впрочем, вопреки совпадению взглядов по вопросу деструктивного влияния решений администрации Д.Трампа между экспертами SIGAR и ранее выступавшими в качестве свидетелей специалистами из ФРГ, в том, что касается перспектив ситуации вокруг страны, Берлину, как кажется, в большей степени импонируют выводы экспертов из Североатлантического альянса. Они призывают продолжать участвовать в судьбе Афганистана, в том числе ввиду рисков нарастания террористической угрозы, исходящей из страны.

52.51MB | MySQL:103 | 0,531sec