Что стоит за информацией о выходе ОАЭ из ОПЕК+

3 марта газета The Wall Street Journal сообщила, что новые разногласия внутри ОПЕК по энергетической политике с Саудовской Аравией вызвали дебаты в ОАЭ о полном выходе из этой организации. Но вскоре после появления статьи в WSJ эмиратский чиновник на условиях анонимности сообщил Bloomberg, что ОАЭ не планируют покидать ОПЕК. Решение ОАЭ покинуть ОПЕК будет иметь последствия для мировых энергетических рынков, и цены на нефть марки Brent упали почти на 3% после статьи в WSJ, но с тех пор восстановились. К полудню по восточному времени Brent торговалась с повышением на 0,85% до 81,88 долларов за баррель. Саудовская Аравия и ОАЭ имеют разногласия по поводу добычи нефти: ОАЭ стремятся увеличить добычу сейчас, когда цены на нефть высоки, в то время как его более крупный сосед хочет ограничить поставки, чтобы поддержать цены в долгосрочной перспективе. В октябре прошлого года ОПЕК +, возглавляемая Саудовской Аравией, согласилась сократить добычу на 2 млн баррелей в день. США раскритиковали этот шаг, обвинив ОПЕК + в поддержке России, чтобы поддерживать высокие цены на энергоносители на фоне российской военной операции на Украине. ОАЭ публично защищали сокращение как «техническое, а не политическое», но официальные лица США говорят, что эмиратцы в частном порядке выразили несогласие с этим шагом. В соответствии с соглашением ОПЕК + ОАЭ разрешено добывать только 3 млн баррелей в сутки, что значительно меньше, чем их мощность в 4 млн. Национальная нефтяная компания Абу-Даби к 2027 году планирует добывать 5 млн баррелей в сутки. Летом 2021 года разногласия между Абу-Даби и Эр-Риядом выплеснулись наружу во время встречи министров ОПЕК +, после того как ОАЭ отклонили предложение Саудовской Аравии о продлении соглашения об ограничении добычи нефти. Эти моменты подчеркивают проблемы, с которыми сталкиваются нефтедобывающие государства Персидского залива при подготовке своей экономики к переходу на экологически чистую энергетику. От Дохи до Эр-Рияда казна монархий Персидского залива подпитывается ростом цен на энергоносители, однако их лидеры пытаются подготовить свои экономики к тому дню, когда нефть и газ потеряют свое первенство на мировых рынках. Министр энергетики Саудовской Аравии Абдель Азиз бен Сальман, как известно, поклялся, что королевство будет «последним человеком, стоящим на нефтяном рынке» и извлечет «каждую молекулу углеводородов», которыми оно обладает, прежде чем они станут бесполезными. И ОАЭ, и Саудовская Аравия используют более чистую энергию у себя дома, чтобы высвободить больше ископаемого топлива для экспорта по высоким ценам за границу. Они также позиционируют себя как более благоприятные направления для энергетических компаний с меньшим количеством бюрократических проволочек и правил, чем Запад. Ссора из-за нефтяной политики — лишь одна из многих, возникающих между ОАЭ и Саудовской Аравией. Наследный принц КСА Мухаммед бен Сальман настаивает на либерализации социальных реформ в Саудовской Аравии, чтобы  привлечь в королевство западный бизнес и экспортеров, усилив конкуренцию с ОАЭ, которые уже давно позиционируют себя как главный деловой и туристический центр региона. Оба государства Персидского залива являются партнерами в регионе, они сотрудничают в военном отношении и поддерживают одних и тех же доверенных лиц в региональных конфликтах, таких как Ливия ( это не совсем так: в Эр-Рияде поддерживают ваххабитское ополчение, которое формально лояльно Триполи. ОАЭ до недавнего времени жестко поддерживали только командующего ЛНА Халифу Хафтара, но с начала этого года начали активные контакты и даже стали поставлять броневики правительству Абдель Хамида Дбейбы в Триполи).

В этой связи несколько поправим американских экспертов: дело в данном случае не в ОПЕК; ОАЭ прекрасно понимают, что сохранить эффективную для себя политику в рамках формирования мировых цен на углеводороды они могут только в составе этого альянса. Дело больше в йеменском досье. В 2019 году ОАЭ объявили о выводе своих войск из возглавляемой Саудовской Аравией коалиции, воюющей в Йемене. Вместо того, чтобы полагаться на мощное военное присутствие, они предпочли оказывать влияние, поддерживая множество доверенных лиц, в основном расположенных вдоль побережья Йемена в Красном море и Аденском заливе. По данным WSJ, ОАЭ считают Йемен стратегически важным для своих коммерческих интересов и пытаются построить военную базу на острове в Красном море, а Саудовская Аравия выступила против этого шага и разместила суданских военных, связанных с Эр-Риядом, рядом с активами ОАЭ в Йемене, что в Абу-Даби расценили как «тактику сильной руки», по словам официальных лиц из Персидского залива, на которые ссылается WSJ. Все верно, но с небольшими уточнениями.  КСА в начале марта разметило свой воинский контингент на острове Сокотра который контролируется силами, лояльными ОАЭ. Это зона влияния, которая вместе с Аденом, полагается в Абу-Даби исключительно зоной влияния ОАЭ. До этого КСА ротировало последний контингент суданцев в Йемене на крупной военной базе под Аденом.  Ответ не замедлил себя ждать: сначала ОАЭ через подконтрольный себе Южного переходный совет выступили резко против  заявления лидера просаудовского Президентского руководящего совета Р.Алами. Южнойеменские  сепаратисты  на прошлой неделе раскритиковали заявления своего союзника, главы Президентского руководящего совета Йемена, в которых он сказал, что сейчас неподходящее время для обсуждения независимости юга страны. Это его заявление безусловно  исходит от Саудовской Аравии. В заявлении Южного переходного совета, объединяющей группы хорошо вооруженных и хорошо финансируемых ополченцев, поддерживаемых ОАЭ, говорится, что комментарии «показали отсутствие серьезности». В заявлении ЮПС говорится, что «нельзя допустить, чтобы решение южного вопроса было перенесено или отложено», — говорится в нем и добавлено, что это будет нарушением предыдущих соглашений между международно признанным правительством страны и ЮПС. Таким образом, ОАЭ послали Саудовской Аравии ясный сигнал о возможной точке нового кризиса. Тем более, что самому Алами в Аден въезд до сих пор фактически запрещен.   Ну а в качестве второй «больной точки» для Эр-Рияда стала утечка в СМИ в отношении планов ОАЭ выйти из ОПЕК+. Повторим, это только сигналы о недовольстве ОАЭ  слишком «самостоятельной политикой» наследного принца КСА Мухаммеда бен Сальмана, и ничего пока более того.

52.18MB | MySQL:103 | 0,790sec