Оценки Института исследований национальной безопасности стратегических вызовов Израилю в 2023 г. Часть 15

«Стратегическая оценка Израиля-2023» Института исследований национальной безопасности (INSS) определяется как «результат глубокого анализа, дискуссий и размышлений всех экспертов Института с целью поставить на повестку дня израильской общественности рассмотрение основных угроз национальной безопасности и стимулировать дискуссию об их возможных последствиях»[i].

Эксперты INSS Офер Шелах, Тамир Хайман и Лиран Антеби рассмотрели вопросы военной мощи и задачи обновления Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ), которая в громоздкой и сложной системе органов безопасности страны является главной силой. По своей организационной природе и характеру роли, заключающейся в повседневной защите государства и «страхования» на случаи, не все из которых можно предсказать заранее, они выстроены в изменяющемся порядке, беря на себя минимальный риск и опасаясь потрясений, последствия которых неизвестны. Эксперты выделяют ряд факторов, которые требуют глубокого изучения этих важнейших органов с признанием необходимости внесения в них изменений с соответствующей осторожностью и ответственностью. Они напоминают, что уже в 2015 г. на тот момент начальник генштаба генерал-майор Гади Айзенкот заявил о необходимости «коренных изменений в ЦАХАЛе с целью адаптации к вызовам будущего, к особенностям современных войн и конфликтов, для более эффективного использования ресурсов». Отмечается, что это особенно актуально после четырех лет функционирования без утвержденного многолетнего плана и бюджета.

Эксперты выделяют произошедшие изменения, требующие корректировок.

— Изменение характера угроз и вызовов: Израильская армия создавалась путем огромных вложений для сценариев масштабного конфликта в границах Израиля. Угроза не исчезла, и нельзя игнорировать возможность быстрых изменений в таком нестабильном регионе. Однако сегодня необходимо подготовиться к сложному и многогранному конфликту, который потребует действий в отдаленных районах и в то же время в пределах границ Израиля и даже в самой стране (с ущербом тылу и наличием внутренних конфликтов, как это было во время операции «Страж стен»).

— Изменения на фоне войны: оккупация территории и ее удержание в течение длительного времени рассматриваются сегодня как недостаток, а не как средство принятия решения; враг ассимилировался среди гражданского населения, что ограничивает действия; значительная часть конфликта идет в сознании граждан Израиля, других стран и конфликтных зон, а также всего международного сообщества. В качестве яркой иллюстрации таких изменений приводится война на Украине.

— Технологические изменения: беспилотное вооружение в воздухе, на суше и на море; необходимость защищаться и возможность атаковать в киберпространстве, мощь и управление огнем и преимущества комплексного сетевого действия — все это создает новые возможности и требует защиты от новых угроз на фронте и в тылу.

— Изменения в израильском обществе: снижение чувства экзистенциальной угрозы, демографический рост в слоях населения, не служащих в армии, и нерешенные политические вопросы — все это влияет на восприятие ценности армейской службы, способность набирать и удерживать в ЦАХАЛе тех, кто действительно нужен армии, а также на направление ресурсов, необходимых для обороны страны.

— Постоянная напряженность между текущей деятельностью, которая направлена на борьбу с такими угрозами, как терроризм и попытки врага активизироваться, и наращиванием сил для ведения серьезной кампании. Особенно это касается армии, которая должна проявить себя в полной мере только в сценарии такой военной кампании, и уж тем более это относится к сухопутным войскам, составляющим основную часть ВС.

— В дополнение к миссиям по обеспечению безопасности на Западном берегу р. Иордан, которые задействуют большую часть оперативных сил на ежедневной основе, но отличаются по своему характеру от военного сценария, реальный акцент делается на «кампании между войнами», когда используется небольшая часть сил в условиях максимального превосходства в разведке и авиации.

— Концепция операции, отражающаяся в относительно крупных боестолкновениях, которые в основном представляют собой ответные действия при обороне путем ведения огня и максимального избегания применения сухопутных войск, приводит к затягиванию боевых действий, что не подходит к сценарию конфликта на нескольких аренах.

— Превращение Ирана в пороговое государство, руководство которого еще далеко от принятия решения о создании ядерной бомбы, но способно быстро  реализовать полученный ядерный потенциал, требует подготовки также к ситуации, когда ядерный потенциал будет не только у него, но и у других стран региона.

Эксперты рассматривают альтернативы реализуемой политике безопасности, которые за прошедшие годы были выдвинуты как в виде базовых концепций, так и наращивания сил, необходимых в условиях существующих вызовов.

Альтернативой концепции, согласно которой Израиль должен защищать себя самостоятельно, называются «сделанные предложения об оборонительных союзах с США, НАТО или в рамках регионального союза с существующими или будущими партнерами по политическим соглашениям, которым также угрожают Иран и террористические элементы». Однако варианты вступления в оборонительный альянс, такой как НАТО, или заключение такого союза с США, в INSS считают нереалистичными, их ценность требует тщательного изучения. Предполагается, что опора на иностранные силы не соответствует характеру и традициям Израиля и ЦАХАЛа, которые опираются на модель «народной армии» и способность относительно быстро реагировать на возможные изменения в регионе.

Также указывается на осознание необходимости «значительного увеличения расходов на оборону, вплоть до фиксации в процентах от ВВП, что  намного превысило бы суммы, выделяемые сегодня». Отмечается, что «это требование противоречит твердому представлению об израильской мощи, основанной на экономике и технологиях, а также потребностям в социальной сфере, которые оказывают огромное воздействие на национальную устойчивость».

«В связи с переменами в области войны и восприятии врага, а также очевидной нерешительностью в применении сухопутных войск израильской армии, появилась возможность сократить маневренные силы до минимума и полагаться на применение силы «с другой стороны». Однако это может лишить ЦАХАЛ важного инструмента для достижения своих целей, создания угрозы врагу и подготовки к быстрым и далеко идущим изменениям в регионе».

В  INSS выступают «против отмены обязательной воинской повинности по причине политических и социальных трудностей ее реализации, изменений в спросе на рабочую силу и пр., что также нашло отражение в различных опросах общественного мнения». Это объясняется тем, что обязательная воинская повинность лежит в основе качественного преимущества ЦАХАЛа, так как призываются слои населения определенного уровня, которые не идут на военную службу в странах, где армия формируется на добровольной контрактной основе. Более того, желаемый размер армии при любом разумном описании угроз Израилю слишком велик, чтобы содержание такой контрактной ​​армии стало экономически эффективным».

Поэтому эксперты предлагают ряд изменений, исходя из того, что «не следует отменять обязательную воинскую повинность, отказываться от качественных и значительных маневренных сил, полагаться на партнерство иностранного государства в защите Израиля или сокращать существующие ресурсы в том объеме, как это было сделано после войны Судного дня».

Эксперты INSS отмечают следующие необходимые изменения и способы их внедрения.

В качестве «базового сценария» они рассматривают «многоаспектный конфликт на разных по удаленности аренах. В этом сценарии от Израиля потребуется одновременно действовать в удаленном от его границ кольце против Ирана, который будет вести огонь по его территории не только с иранской территории, но и из других мест; противостоять «Хизбалле» из-за ее огромного запаса ракет и мин; справляться с угрозой обстрела из сектора Газа, а заодно и с массовыми беспорядками на Западном берегу р. Иордан и внутри самого Израиля».

Указывается на «обязательность наличия графиков, так как необходимо сократить продолжительность кампании, создать иерархию угроз и последовательность их устранения. Сокращение продолжительности кампании, что определяется в стратегии ЦАХАЛа как «постоянный императив» для армии, особенно необходимо в условиях, когда на израильский тыл обрушится беспрецедентный шквал огня со всех направлений. Должны быть определены: временные параметры, по которым армия и другие структуры безопасности должны будут одержать победу на каждом фронте, способности армии принимать четкие решения на каждой арене, в том числе относительно того, что нужно делать одновременно или поэтапно».

«Для достижения необходимого результата должны быть объединены киберусилия, скрытые действия, юридическая и психологическая война. Эти методы должны заменить, там, где это возможно, открытые военные действия, чтобы сосредоточиться на формировании сил для достижения истинных целей и максимально оптимизировать использование всех ресурсов».

По мнению экспертов, «при наращивании сил необходимо делать упор на качество, что можно использовать в реальных условиях, за счет «побочного» количества, которое не будет задействовано. Армия обороны Израиля во всех кольцах обладает разведывательными, воздушными и огневыми возможностями, во много раз превышающими то, что есть у противника. В Израиле также были разработаны первые в мире системы пассивной и активной защиты боевых бронированных машин, средств ПВО и поражения противника, а также перспективные беспилотные средства, применяемые в воздухе и на земле». В виду того, что «все это требует больших финансовых затрат, невозможно – да и нет необходимости – заниматься масштабным обеспечением».

[i] Strategic Analysis for Israel 2023 / INSS. https://www.inss.org.il/he/wp-content/uploads/sites/2/2023/01/StrategicAssessment22-23_HEB_5-1.pdf

52.57MB | MySQL:103 | 0,478sec