О росте цен на продовольствие в Алжире

Подчиненные президента АНДР Абдельмаджида Теббуна не смогли справиться с поставленной им задачей по недопущению обвального роста цен в Рамадан. И главная тому причина – действия самих алжирских властей.

Как известно, священный для мусульман месяц Рамадан в Алжире –традиционное время резкого роста цен на продовольствие. Не стал в этом отношении исключением и 2023 год.

Между тем, президент АНДР А. Теббун ставил своим подчиненным задачу не допустить повторения и тем более ухудшения данной ситуации. Однако они с ней не справились.

В частности, стоимость «красного» мяса (говядина и баранина) бьет все новые рекорды, хотя Теббун еще в конце 2022 года требовал принять меры, чтобы оно было в достаточных количествах и по доступной цене на рынках страны.

Так, например, сейчас стоимость мяса в АНДР достигла (а кое-где и превышает) 2500 динар за килограмм (18.74 доллара, тогда как в среднем по миру эта сумма составляет 14 долларов).

Для средней алжирской семьи из пяти человек, чей доход обычно не превышает 50 тысяч динар (375 долларов с учетом обычно неработающей жены), а то и 40 тысяч динар это мало подъемная сумма. И в результате непрекращающегося роста стоимости мясные продукты в лучшем случае украшают стол рядовых алжирцев по большим праздникам.

Заметим, что накануне Рамадана власти АНДР сделали крупные разовые закупки мясной продукции за рубежом. Тем не менее, не только не произошло снижения ее стоимости, но напротив, она резко выросла.

Это признает Ламин Дерраджи, генеральный директор Алжирской мясной компании (Alviar), который, правда, по алжирской традиции возлагает ответственность на «злые силы». В данном случае – на неформальный сектор, якобы поглотивший большую часть «мясного» рынка страны.

Так, выступая недавно в эфире национального алжирского радиоканала 3, Дерраджи объяснил, что усилия государства по развитию производства «красного» мяса во многом и торпедируются «теневиками» еще на начальном этапе.

По его мнению, эти посредники представляют собой настоящее бедствие для отрасли, поскольку «их вмешательство в торговлю продуктами питания наносит большой ущерб и даже ставит под угрозу продовольственную безопасность страны».

В качестве одной из важных причин создавшегося положения дел он указал на то, что государство тратит весьма немалые средства на субсидирование закупки и производства кормов для крупного рогатого скота. Которые, однако, «не поступают животноводам напрямую, а проходят через посредников, повышающих его цену для аграриев.

Так, если она на старте составляет 2500 динар (18.74 доллара) за центнер, то фермеры покупают его уже за 5000 (37.48 долларов) и даже 6000 динар (45 долларов). Соответственно, растет и стоимость мясомолочной продукции.

Потому, по его словам, необходимо разорвать цепочку посредников, «искоренив их как явление» и сохранить благородную профессию скотовода». В противном случае, по его словам, наблюдаемый «упадок алжирского животноводства» рискует обернуться его крахом.

Одним из способов улучшения ситуации Дерраджи видит создание кооперативов с целью объединения скотоводов, что позволит им создать новые пастбища и самостоятельно заняться производством кормов для животных.

Между тем, сделать это непросто и затратно, поскольку, по его признанию, многие пригодные для этого территории в Алжире уже утратили свою товарную значимость из-за прогрессирующей эрозии почв.

И для их рекультивации, по словам Дерраджи, необходимо создать институты, которые будут помогать в их восстановлении сельхозкооперативам.

В качестве примера Дерраджи приводит экспериментальную ферму, расположенную в Тиарете, где содержится 5000 овец, поголовье которых якобы ежегодно увеличивается втрое. И, по его словам, эту модель необходимо воспроизвести на всей территории страны.

Впрочем, это детали. Главная же причина мясного кризиса, как представляется, состоит в другом. А именно –  во многом это следствие действий самого президента Теббуна и стоящих за ним военных.

Во-первых, на протяжении последних лет в Алжире действуют ограничения на закупки за рубежом продовольствия с целью экономии государственных средств. И поскольку уровень производства мяса в самом Алжире не позволяет и близко покрыть его соответствующие потребности, одним из следствий данного положения дел и является резкий рост цен.

Во-вторых, еще одной важной причиной удорожания продовольствия в Алжире вообще и мяса в частности служат чрезвычайно резкие внешнеполитические развороты руководства этой страны. Напомним, что в марте 2022 года лидеры АНДР, возмущенные выражением поддержки Испанией плану Марокко по удержанию Западной Сахары, начали разрушение складывавшихся десятилетиями связей с Мадридом.

И негодование это было столь велико, что летом того же года они разорвали торгово-экономические договоренности с этой страной. Хотя именно она поставляла Алжиру значительную часть закупаемой им на внешнем рынке мясной продукции. Что, разумеется, немедленно отразилось на стоимости продовольствия вообще и говядины с бараниной в частности.

Казалось бы, чего проще «поднять» статистические данные относительно потребления ввозимых из Испании в Алжир продуктов, чтобы заменить их поставками из других стран?

Однако этого не произошло. И дело здесь не только в хрестоматийном самодурстве того же Теббуна. Судя по тому, что прибывшего из тех же Бразилии, Колумбии, Индии, Судана и Польши мяса оказалось недостаточно, ответственность за это несут и «профильные» алжирские чиновники. Которые, впрочем, не горят желанием признать это и самостоятельно уйти в отставку, равным образом воздерживаясь и от обвинений главы государства в создавшемся положении.

И, наконец, еще одной из причин сложившейся ситуации можно считать и неверные расчеты Теббуна относительно способности алжирской сельхозотрасли заместить соответствующие иностранные поставки и даже в течение ближайших лет стать источником государственных доходов.

Напомним, что в последнее время он и его соратники неоднократно делали подобные утверждения.

Иными словами, Алжир на примере управления Теббуна демонстрирует, что волюнтаристское вмешательство в торгово-экономические дела чревато.

Впрочем, как представляется, пока еще ситуация не является необратимой и вполне может быть решена в случае, если «сверху» дадут дорогу профессионалам и прекратят вставлять им «палки в колеса» и пытаться дирижировать экономикой.

Вопрос – осознают ли это сами алжирские лидеры, как и степень опасности для страны от их собственного прожектерства?

52.47MB | MySQL:103 | 0,535sec