Предвыборная кампания-2023 в Турции. Часть 16

Окончательное оформление коалиций для участия в парламентских выборах

 9 апреля в 17:00 завершился последний срок по подаче в Высший избирательный совет (YSK) предвыборных списков кандидатов на пост депутата турецкого парламента. Этот процесс, как подобает самой важной кампании, прошел напряженно. В этой части мы рассмотрим стратегии Народной и Национальной коалиций.

Народная коалиция

Предполагалось, что в рядах проэрдогановской коалиции процесс оформления списков пройдет относительно тихо. Но все оказалось с точностью до наоборот. За последний месяц проэрдогановский блок расширился. Его пополнили 3 новые партии: Партия повторного благоденствия (YRP), Партия истинного дела (HÜDA-PAR), Демократическая левая партия (DSP). Это изменило баланс внутри коалиции. Очевидно, что не все партии были довольны новыми партнерами. Это стало причиной того, что Народная коалиция не выдвинула единый список для участия в парламентских выборах. 4 партии блока (Партия справедливости и развития (AKP), Партия националистического движения (MHP), Партия великого единства (BBP), Партия повторного благоденствия) выдвинули отдельные списки кандидатов.

MHP подала свои документы еще 6 апреля. По сути, уже тогда было понятно, что консенсуса достичь будет невозможно. Причем националисты выдвинули кандидатов во всех провинциях. YRP и BBP также выдвинули кандидатов во всех провинциях, хотя вплоть до самого последнего срока подачи  списков обсуждалась идея гибкого сотрудничества, в рамках которого малые партии пойдут по спискам правящей партии в самых важных районах. Но отсутствие единодушия между Эрдоганом и Бахчели предопределили невозможность реализации этого сценария.

Основной причиной этого считается участие в работе коалиции HÜDA-PAR. Ее курдский профиль все-таки вызвал сомнения у Бахчели, хотя публично он их не выражал. Но лидер BBP Мустафа Дестиджи открыто выразил свою позицию: «Я не пойду на сотрудничество с HÜDA-PAR».[i] Что касается MHP, то на решение Бахчели могло повлиять наличие сформированного партийного бренда у националистов. В отличие от остальных участников коалиции, MHP – это узнаваемая партия, ее лидер является политиком общенационального уровня. Поэтому националисты реально могут стать центром притяжения голосов в отдаленных районах. Еще выборы 2019 г. показали, что неиспользование этого бренда именно в сельской части страны может навредить всей коалиции. Потому что MHP воспринимается как оппозиция и альтернатива внутри Народной коалиции. Если проэрдогановский избиратель не захочет поддержать AKP, он сможет остаться в той же самой системе координат при наличии варианта с националистами. Это особенно важно в контексте расширения коалиции. Появление радикальных правых партий типа YRP и HÜDA-PAR может вызвать обеспокоенность проэрдогановского нерелигиозного электората. MHP, таким образом, решила сделать ставку на демократизацию и плюрализм.

Ввиду всех этих процессов AKP осталась единственной, которая не закрыла двери для остальных партий. Она выделила небольшую квоту для кандидатов от HÜDA-PAR и DSP. С точки зрения последних изменений избирательной системы такое решение Народной коалиции не позволяет в полной мере воспользоваться ее преимуществами.

Национальная коалиция

В рядах главной оппозиционной коалиции изначально существовало напряжение. Оно сохранилось до последнего срока для подачи документов. В итоге, от Национальной коалиции будет выставлено два списка: первый – под началом Народно-республиканской партии (CHP), второй – под началом Хорошей партии (İYİ). Все 4 малые партии выставили своих кандидатов от имени кемалистов. Партия демократии и прорыва (DEVA) получила 25 мест, Партия счастья (SAADET) – 24 места, Партия будущего (GELECEK) – 19 мест, Демократическая партия (DP) – 3 места. Также по договоренностям 5 мест было отдано членам Хорошей партии, они пойдут на выборы по спискам кемалистов. В общей сложности, доля членов других партий в списках CHP равняется 76 политикам. Это почти 13% от всего списка. Ожидается, что 30-40 кандидатов, являющихся членами других партий, имеют реальные шансы на прохождение в парламент.

Что же касается Хорошей партии, она выдвинула свой отдельный список. Но сотрудничество с кемалистами носит гибкий характер. Кылычдароглу и Акшенер договорились о выставлении единого списка кандидатов в 16 провинциях. В Адыямане, Амасье, Бартыне, Батмане, Ване, Дюздже, Чанкыры, Чоруме и Хаккари предпочтение было отдано CHP, в Аксарае, Байбурте, Битлисе, Гюмюшхане, Йозгате, Муше, Эрзуруме на первый план выйдет İYİ. Таким образом, в 9 провинциях списки будут выдвинуты под началом кемалистов, в 7 – под началом «хорошистов». При этом особенность этих списков выражена тем, что в них участвуют члены только двух этих партий.

Однако проблемы у оппозиции существовали. В обществе были недовольны некоторыми выдвинутыми кемалистами политиками. İYİ же не удалось договориться о выдвижении единого списка с Независимой партией Турции (BTP).

Но оппозиция, по крайней мере, смогла уменьшить риски от использования новой избирательной системы. Поэтому ожидается, что Национальная коалиция получит больше мандатов, чем ей прочили при выдвижении отдельных списков. Коалиции, в целом, удалось достичь компромисса и усилить свои позиции за счет договоренностей.

По итогам вышеизложенного мы пришли к следующим выводам:

  • Народная коалиция не смогла договориться о выдвижении единого списка. Всего от ее имени выдвинуто 4 списка. Глобально причиной этого является участие в работе коалиции Партии истинного дела. В случае националистов также повлияли расчеты на получение дополнительной поддержки среди сельских жителей.
  • Национальная коалиция, в целом, смогла добиться своих целей. От нее выдвинуто 2 списка – один от кемалистов, второй от «хорошистов». Помимо этого, две крупнейшие партии смогли договориться о выдвижении единого списка кандидатов в 16 провинциях, где оппозиция может получить дополнительные мандаты.

[i] https://www.odatv4.com/siyaset/mustafa-destici-huda-par-cumhur-ittifaki-nda-degildir-279417

52.46MB | MySQL:102 | 0,579sec