Как выборы президента Турции могут отразиться на внешней политике Израиля

14 мая в Турции состоялся первый тур выборов главы государства, в ходе которого ни один из претендентов не набрал необходимого большинства голосов. В связи с этим 28 мая предстоит второй этап голосования, в котором примут участие два основных соперника – действующий лидер Р.Т. Эрдоган и кандидат от оппозиции К.Кылычдароглу. Первый за годы своего продолжительного пребывания у власти стал для Иерусалима сложным партнером, однако в отношении второго у Израиля имеются сомнения, будет ли его победа сопровождаться продолжением межгосударственного сближения или наоборот спровоцирует нарастание противоречий.

Наибольшие опасения, как минимум, среди экспертного сообщества в Израиле вызывают внешнеполитические и особенно региональные приоритеты К.Кылычдароглу. Среди них фигурирует прежде всего намерение возобновить разбирательство вокруг «Флотилии свободы». Речь в данном случае идет о высказываниях примерно годичной давности, когда политик лично посетил семью погибшего в инциденте 2010 г. Тогда он назвал соглашение Анкары и Иерусалима об урегулировании претензий «незаконным», а дело Mavi Marmara «незакрытым». При этом важно подчеркнуть, что прозвучали эти слова на этапе турецко-израильского сближения, а потому столь критическую риторику можно трактовать как целенаправленное намерение помешать нормализации.

Примечательно также, что аналогичным образом как «незакрытый» К.Кылычдароглу охарактеризовал процесс Дж.Хашогги и обещал, что, придя к власти, «покажет грекам» за то, что они «вооружают острова» в Эгейском море. Таким образом, политика Турции на Ближнем Востоке и в Средиземноморье в случае победы оппозиционного кандидата рискует не только привести к откату назад в двусторонних отношениях с Израилем, но и создать серьезную оппозицию формируемой Иерусалимом системе региональных союзов, причем сразу по двум направлениям – умеренные арабские режимы и кипрско-греческий трек. Более того, в противовес израильским усилиям по формированию вокруг страны «пояса мира», К.Кылычдароглу инициирует учреждение «организации мира и сотрудничества на Ближнем Востоке», в рамках которой надеется взаимодействовать с Сирией и Ираном, то есть фактически способствовать легитимации режимов в двух государствах, находящихся в конфликте с Израилем. Причем одной из задач упомянутого альянса он стремится сделать поддержку палестинцев.

Наконец, не сулит Израилю никаких преимуществ кажущаяся ориентация К.Кылычдароглу на Запад. Оппозиционный кандидат ранее выступал против усилий США по поддержке Греции, однако именно патронаж американской администрации является существенным подспорьем для трехстороннего альянса Афин, Никосии и Иерусалима, который в том числе призван найти решение энергетической проблеме ЕС. В дополнение к этому, претендент на президентский пост прежде открыто критиковал произраильские шаги Белого дома. Речь шла главным образом о действиях экс-президента Д.Трампа и прежде всего переносе посольства из Тель-Авива в Иерусалим. Вместе с тем, сохранение подобной риторики рискует создать препятствия не только в случае возвращения республиканцев к власти, но и сейчас на этапе приближения к президентским выборам в Соединенных Штатах. Актуальность повестки, связанной с Израилем, в рамках гонки возрастает с каждым месяцем, а потому, по некоторым данным, даже президент Дж.Байден задумывается все же пообщаться с Б.Нетаньяху лично. Встречное давление Анкары, сопровождающееся ее участием в НАТО, имеет шансы сдержать такого рода активность. Скептически относится к К.Кылычдароглу в действительности и Европа, прежде всего опасающаяся нового витка миграционного кризиса в силу стремления оппозиционного кандидата выдворить из Турции сирийских беженцев. Соответственно, построения конструктивного диалога, способного, в свою очередь, содействовать продвижению израильских интересов в ЕС также ожидать не приходится.

Наконец, хотя израильские политологи и избегают внутриполитических аналогий, как кажется, они также присутствуют. Комментируя исход первого тура, К.Кылычдароглу вполне открыто поставил под сомнение честность голосования, указывая на то, что его оппонент сознательно сдерживает демократические процессы для того, чтобы как можно дольше оставаться у власти. При этом данная риторика, ориентирована, как кажется, преимущественно на зарубежную аудиторию, которой политик в ходе избирательной кампании обещал «вернуться» к принципам верховенства закона и демократии. Похожий сценарий вполне может взять на вооружение израильская оппозиция, недовольная возвращением Б.Нетаньяху к власти. А способствовать этому потенциально может критика в Европе и США намеченной действующей коалицией судебной реформы. Кроме того, не  случайно правительственные круги в Иерусалиме всячески избегают оценок голосования в Турции. Таким образом они стараются не допустить обвинений во вмешательстве с целью продвижения более выгодного для себя кандидата.

В целом, несмотря на предшествовавший непростой опыт выстраивания двусторонних контактов для Израиля более предпочтительным сценарием исхода борьбы за президентское кресло в Турции выглядит победа действующего президента Р.Т.Эрдогана. Он воспринимается в Иерусалиме как более понятный и предсказуемый, хотя и непростой партнер для диалога. Кроме того, сложная внутри- и внешнеполитическая обстановка для Турции вполне способна подталкивать его к более прагматичной линии в отношении Израиля. В частности, для улучшения экономической ситуации Анкаре важны стабильные и развивающиеся торгово-экономические отношения с Иерусалимом, а также приток израильских туристов. К.Кылычдароглу наоборот считается гораздо менее предсказуемым и даже склонным к откату назад на двустороннем треке. Впрочем, экспертное сообщество Израиля, как минимум на текущем этапе рассматривает его шансы на победу довольно низкими.

52.58MB | MySQL:103 | 0,436sec