Руководство университета Аль-Азхар в свете радикализации египетского общества

10 марта, во время визита в Саудовскую Аравию умер глава наиболее авторитетного суннитского исламского учебного заведения – каирского университета Аль-Азхар шейх Мухаммад Саид Тантауи. Он считался одним из самых авторитетных суннитских богословов.

Сообщалось, что смерть наступила от сердечного приступа. Шейху было 82 года. На протяжении последних четырнадцати лет (в 1986 году Тантауи был назначен верховным муфтием Египта, а через десять лет он возглавил университет Аль-Азхар в Каире и стал великим имамом мечети Аль-Азхар), в целом, египтяне относилось к нему с уважением и почтением. Президент АРЕ Хосни Мубарак, выразил соболезнования в связи со смертью «одного из уважаемых исламских ученых и одного из защитников исламского просвещения и толерантности»

В то же время, своими высказываниями и поступками Тантауи нередко вызывал ярость у мусульманских радикалов и возмущение у консервативной части египетского общества.

В частности, шейх выступал против терактов-самоубийств, совершавшихся палестинцами против израильтян, а также осуждал теракты 11 сентября 2001 года и выступал против призывов к джихаду, опубликованных лидером «Аль-Каиды»» Усамой бин Ладеном.

Кроме того, Тантауи поддерживал идею развития и применения трансплантации органов, резко высказывался против т.н. «женского обрезания», называя его неисламским, выступил с критикой никаба (женская одежда черного цвета, скрывающая все части тела, кроме глаз), запретив его ношение студенткам Аль-Азхара, а позже выступил с призывом к французским мусульманкам следовать французскому законодательству и перестать носить никаб в официальных публичных местах. Более того, шейх допускал возможность развода для женщин.

Немалую порцию критики Тантауи также выслушал, когда высказался за сохранение системы процентной ставки на банковских депозитах.

Также радикальные исламисты зачастую критиковали Тантауи за «чрезмерное заигрывание» с христианами-коптами.

Кстати, Патриарх Коптской церкви Шенуда III выразил глубокую скорбь, узнав о смерти Тантауи, заявив, что «грусть переполнила все его существо», когда он узнал о случившемся. В своем послании, посвященном кончине шейха Мухаммеда Саида Тантауи, глава Коптской церкви, в частности, отметил: «В моем сердце была глубокая любовь к нему. Я считал его своим братом и другом. Мы с ним были согласны по многим вопросам. Эта потеря огромна и невосполнима».

Однако, наибольшее недовольство среди представителей религиозной оппозиции Египта вызывала позиция Тантауи по израильско-палестинскому конфликту.

Несмотря на то, что в 2004 году Тантауи читал проповедь на похоронах палестинского лидера Ясира Арафата, радикалов раздражала его критика антиизраильских операций палестинских смертников, так как они «манипулируют исламскими принципами в собственных интересах».

Настоящий же скандал разразился, когда в 2008 году шейх Тантауи встретился с президентом Израиля Шимоном Пересом на межконфессиональной конференции в США и обменялся с ним рукопожатием.

Фотографии, на которых Тантауи любезно приветствует Переса, были широко растиражированы египетскими СМИ, и тогда представители регигиозной оппозиции АРЕ потребовали уволить великого имама университета Аль-Азхар с его должности.

Тантауи пришлось тогда оправдываться. В частности, он заявил, что он не узнал Шимона Переса, а также акцентировал внимание на том, что фотографии были опубликованы «группой сумасшедших», и добавил: «Я пожал руку этого человека, не поняв, на кого же он похож. Это было мимолетное рукопожатие, ведь я даже не был знаком с ним».

В то же время, он добавил, что даже, если бы и знал, то, отказавшись пожать ему руку, вряд ли ускорил бы решение палестинского вопроса.

Это вызывало гнев мусульманских фундаменталистов, а «Братья-мусульмане» обвинили Тантауи в «нанесении вреда интересам ислама», а также выступили с требованием его отставки.

Смерть шейха Мухаммеда Саида Тантауи вновь заставила египетскую оппозицию выдвинуть требования о том, чтобы глава Аль-Азхара был избран сообществом мусульманских ученых, а не назначен государством (практика назначения муфтия и шейха Аль-Азхара президентом АРЕ существует с 1961 года).

«Мы требуем, чтобы шейх Аль-Азхара избирался учеными университета, а не назначался президентом», — сказал представитель движения «Братьев-мусульман» Хамди Хассан. «К сожалению, репутация Аль-Азхара испорчена, он больше не играет той роли ни в Египте, ни в арабском и мусульманском мире, которую играл ранее», — сказал он. Хассан также подчеркнул важность того, чтобы Аль-Азхар вернул свой авторитет, и выразил опасения, что это невозможно, если им будет руководить ставленник правительства.

Кроме того, целый ряд депутатов египетского парламента, не принадлежащих к правящей в АРЕ Народно-демократической партии, утверждают, что покойный шейх Тантауи игнорировал многие серьезные проблемы, существующие в обществе, «служа исключительно интересам тех, кто его назначил».

Повышенный интерес к позиции главы университета Аль-Азхар не случаен как со стороны власти, так и со стороны оппозиции.

Основанный в 988 году, Аль-Азхар на сегодняшний день является главным религиозным мусульманским учебным заведением Египта, а также старейшим, самым большим и наиболее влиятельным исламским университетом в мире. Его глава – Верховный имам страны – традиционно имеет ранг премьер-министра Египта и назначается пожизненно.

Учиться в Аль-Азхаре имеют право только мусульмане. Университет разделен на два вида факультетов — религиозные и светские. В целом же он включает 64 факультета, которые расположены в шестнадцати провинциях Египта. Общее число студентов составляет 420 000 человек, из которых 20 000 – иностранцы, приехавшие получить религиозное образование в этом исламском университете. При этом финансирование университета осуществляется за счет государства.

Среди главных претендентов на место покойного Тантауи местные обозреватели называли три кандидатуры: заместитель шейха Мухаммед Фарид Уасель, который осуществлял временное руководство после кончины Тантауи, член Верховного совета правящей Народно-демократической партии Египта и выпускник парижского университета Сорбонна Ахмед ат-Тайиб, а также Верховный муфтий Египта и глава управления по изданию фетв (богословско-правовые заключения) шейх Али Гомаа.

Последнего эксперты называли наиболее вероятной кандидатурой, поскольку он считается самым влиятельным богословом страны, которого нередко именуют «одним из самых уважаемых законодателей суннитского мира». Кроме того, Али Гомаа известен своими умеренными взглядами и имеет репутацию современно мыслящего ученого.

В то же время, глава египетского государства остановил свой выбор на кандидатуре Ахмеда ат-Тайиба, который уже успел огласить ряд резких заявлений.

В частности, в конце марта египетская газета «Аль-Масри аль-Йоум» опубликовала интервью шейха Ахмада ат-Тайиба, где он, кроме всего прочего, заявил, что, по его мнению, мусульманам не следует посещать Иерусалим до тех пор, «пока город остается в руках израильских оккупантов».

Сам шейх пообещал не ездить в столицу Израиля, а также не собирается участвовать в религиозных конференциях, если в мероприятиях будут принимать участие израильские представители. Он пояснил при этом, что не возражает против встреч с еврейскими религиозными лидерами, призвав «отличать евреев от израильтян».

Припоминая упомянутую историю, когда его предшественник Мухаммед Тантауи в ходе конференции в Нью-Йорке в декабре 2008 года был запечатлен пожимающим руку президенту Израиля Шимону Пересу, Ахмад ат-Тайиб пообещал, что не станет пожимать руку лидеру израильского государства.

Очевидно, при выборе кандидатуры более радикального А.ат-Тайиба, по сравнению с более умеренным Гомаа, официальный Каир руководствовался, в первую очередь, желанием перехватить «пиар-инициативу» у представителей религиозной оппозиции и выбить один из главных их «козырей» – жесткую риторику по израильско-палестинскому вопросу.

Тем самым, в свете дальнейшей радикализации египетского общества, изпользуя радикализм нового руководителя Аль-Азхара Каир может получить дивиденды как на внешнем направлении (повышение авторитета среди палестинцев с последующей реанимацией межпалестинского диалога, а также дополнительного «рычага давления» на Израиль), так и на внутреннем в борьбе со своим главным оппонентом – организацией «Братья-мусульмане».

42.93MB | MySQL:92 | 1,165sec