О позиции Турции по резолюции СБ ООН № 1929 (2010)

9 июня с.г. в ходе 6335-го заседания Совета Безопасности ООН была принята резолюция № 1929 (2010), которая одобрила введение новых, более жестких санкций в отношении Ирана. За введение дополнительных санкций проголосовали 12 членов СБ ООН. Ливан воздержался, а Турция и Бразилия выступили против. Пакет санкций предполагает введение целого ряда ограничений на финансовые операции с участием юридических и физических лиц, имеющих отношение к иранской ядерной программе, а также продление эмбарго на торговлю оружием. В ответ Иран заявил, что это «неверный шаг, который лишь усложнит ситуацию». «Для нас эти новые санкции – как назойливые мошки, или же, как использованная салфетка, которую берут и выбрасывают. Мы хотим построить новый мир, основанный на справедливости, основанный на равенстве и высоких нравственных ценностях», – так отреагировал на резолюцию СБ ООН президент Ирана Махмуд Ахмадинежад.

Тем не менее, согласно информации, предоставленной BBC, несмотря на свои заявления, М. Ахмадинежад в ожидании решения СБ ООН «очень нервничал и постоянно говорил по телефону с премьер-министром Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом». Более того, президент Ирана не прекращал говорить по телефону даже во время своей встречи с президентом Таджикистана Эмомали Рахмоном. По словам иранского президента, его майская договоренность с Турцией и Бразилией об обмене радиоактивными материалами – это «возможность, которая второй раз может не представиться». Напомним, 17 мая с.г. при посредничестве Турции и Бразилии в Тегеране был подписан документ, согласно которому Иран готов отправить 1200 кг низкообогащенного урана в Турцию в обмен на топливо для ядерного реактора. Западные страны назвали эту договоренность «недостаточной», «подозрительной» и «запоздалой».

Следует обратить внимание на сделанное ранее представителем Ирана в Международном агентстве по атомной энергии (МАГАТЭ) Али Асгаром Солтанийе заявление о том, что, несмотря на итоги голосования в Совете Безопасности ООН, Тегеран не прекратит обогащение урана. Представляет также интерес предупреждение председателя комитета по национальной безопасности и внешней политике парламента Ирана Алаэддина Боруджерди, который отметил, что законодательный орган его страны намерен пересмотреть уровень отношений с МАГАТЭ.

США приветствовали результаты голосования в Совете Безопасности ООН и призвали Иран выбрать «более мудрый курс». Президент США Барак Обама отметил, что нынешние санкции стали «самыми жесткими и всеобъемлющими из тех, с которыми сталкивались иранские власти». По его мнению, мировое сообщество таким образом «посылает Ирану однозначный сигнал» с требованием прекратить обогащение урана. Следует сказать, что одобрение Совбезом ООН нового пакета санкций против Ирана немаловажным достижением администрации Б. Обамы. В ряде западных СМИ отмечается, что предыдущий президент США Джордж Буш-младший «не мог даже и мечтать о столь многополярной поддержке». Однако выражаются и опасения по поводу того, что «жесткий прессинг делает реальнее сценарий появления иранской атомной бомбы, нарастания ядерной угрозы на Ближнем Востоке и конфликта Ирана с Западом на новом уровне».

Постоянный представитель России в ООН Виталий Чуркин подчеркнул, что принятые Совбезом ООН санкции в отношении Ирана являются вынужденной мерой. Следует отметить, что во время рассмотрения новой резолюции в СБ ООН Иран предпринял попытки давления на Россию. В частности, его руководство недвусмысленно заявило, что, одобрив санкции, Россия может стать «врагом» исламской республики. Анализируя эту риторику, зарубежная пресса пришла к выводу, что президент Ирана «фактически объявил России войну». Это вынудило премьер-министра РФ Владимира Путина сделать ряд «успокаивающих» заявлений в отношении Ирана. Он отметил, что «резолюции не должны быть избыточными и ставить Иран и иранское руководство, а тем более иранский народ в какое-то сложное положение, которое поставило бы барьеры на пути развития мирной атомной энергии». Подчеркнув, что Москва придерживается именно такой точки зрения, В. Путин заверил: «Мы очень оперативно работаем со всем мировым сообществом по поводу поиска путей снятия озабоченностей международного сообщества в связи с иранской ядерной программой».

Китай, со своей стороны, выразил надежду, что санкции вернут Тегеран за стол переговоров.

Принятие резолюции, ужесточающей санкции в отношении Ирана, представляет собой «эпизод, ослабляющий Совет Безопасности ООН». Такую точку зрения высказал бразильский президент Луис Инасиу Лула да Силва. Новые санкции в отношении Тегерана введены теми, кто «уповает на силу», считает бразильский президент. По его мнению, достигнутые в мае турецко-ирано-бразильские договоренности «открывали возможность для диалога». «Те, кто поддержал новые санкции, показали, что на самом деле не хотели вести переговоры», – заявил Лула да Силва. Необходимо отметить, что, комментируя принятие СБ ООН новых санкций в отношении Ирана, он воспользовался случаем, чтобы еще раз озвучить свою точку зрения, согласно которой Совбез ООН «должен быть реформирован, поскольку уже не отвечает мировым политическим реалиям». По его мнению, «экономическая и политическая география мира изменились». В связи с этим, считает Лула да Силва, в ООН должны быть шире представлены страны Латинской Америки, Африки и Азии.

Турецкое руководство назвало «ошибочной» принятую СБ ООН резолюцию № 1929 (2010). На интернет-сайте МИД Турции было опубликовано официальное заявление № 125 от 9 июня 2010 г., в котором сообщалось о принятии Совбезом ООН новых санкций в отношении Ирана. В заявлении отмечается, что премьер-министр Турции провел необходимые встречи с лидерами заинтересованных стран по иранской ядерной проблеме. Согласно заявлению турецкого МИД, Р.Т. Эрдоган считает, что решение СБ ООН наносит вред дипломатическому процессу и усложняет реализацию условий тегеранского соглашения, принятого в результате совместных усилий Турции и Бразилии. В заявлении подчеркиваются опасения Турции по поводу того, что решение СБ ООН может обесценить дипломатические усилия, а также возможность решения проблемы мирными средствами, предусмотренными совместной тегеранской декларацией.

Турецкие власти уверены в том, что другого пути, кроме как дипломатического, не существует, и считают, что все стороны несут «серьезную ответственность за региональную стабильность и международную легитимность». Единственный путь, по мнению Анкары, заключается в продолжении переговоров с участием всех заинтересованных сторон. «Необходимо до конца и в полной мере использовать все доступные возможности дипломатии. Другой альтернативы просто не существует», – отмечается в заявлении турецкого МИД, который также считает, что возобновление переговорного процесса между Ираном, с одной стороны, и странами «шестерки» – с другой, станет «шагом, способствующим укреплению взаимного доверия». По мнению турецких дипломатов, резолюция СБ ООН № 1929 (2010) не отвечает «положительным результатам», достигнутым благодаря приложенным, в том числе с иранской стороны, усилиям в рамках тегеранской декларации. «Как показывает практика, санкции не способны внести вклад в установление мира, спокойствия и стабильности в регионе», – отмечают авторы заявления.

С другой стороны, турецкие власти подчеркивают, что от Тегерана ожидают «соблюдения условий совместной декларации», «продолжения поисков решения проблемы в дипломатической плоскости» и «выполнения всех положений договора», что в итоге должно привести к снятию всех сомнений относительно намерений иранских властей. В заявлении турецкого МИД подчеркивается, что Турция с самого начала прилагала усилия в целях мирного разрешения споров между сторонами, в результате чего, по мнению турецких властей, впервые за 8 месяцев (начиная с октября 2009 г.) был достигнут «конкретный прогресс». «В процессе достижения такого результата Турция сыграла ключевую роль. Она готова и на последующих этапах выполнять все свои обязательства. Наши искренние ожидания и надежды заключаются в том, чтобы, несмотря на ту тяжелую атмосферу, которая возникла в результате принятия Совбезом ООН решения о введении новых санкций против Ирана, сторонами были продолжены усилия, направленные на мирное разрешение проблемы» – отмечается в заявлении.

Далее турецкие дипломаты отмечают, что «Турция и впредь будет придерживаться позиции, согласно которой при решении международных проблем следует верить в мир и диалог, прислушиваться к призывам мирового общественного мнения, использовать дипломатию и возможности компромиссного урегулирования». Нельзя, по мнению турецких властей, весь процесс урегулирования иранской ядерной проблемы сводить к последнему решению СБ ООН. В заявлении подчеркивается, что в настоящее время подобные проблемы необходимо решать «в рамках дипломатии, непрерывного диалога и с учетом мирового общественного мнения, которое верит в мир и равенство государств».

Итак, Турция проголосовала против резолюции, поскольку считает, что принятое решение создаст дополнительные сложности на пути урегулирования иранской ядерной программы дипломатическими средствами. В официальном заявлении МИД Турции № 125 от 9 июня с.г., размещенного на сайте турецкого внешнеполитического ведомства, подчеркивается, что тегеранской декларацией, в принципе, был достигнут конкретный прогресс в деле поиска решения дипломатическим путем, и в дальнейшем процессе Турция готова выполнить возложенную на нее миссию. Анкара выступила с обращением и к иранским властям, призвав «придерживаться условий тегеранского соглашения», а также выразила надежду на то, что иранское руководство сформирует подход, который устранит обеспокоенность мирового сообщества в отношении ядерной программы Ирана. Таким образом, Турция, пусть и ценой относительной изоляции, но на 6335-м заседании Совета Безопасности ООН в очередной раз продемонстрировала свою внешнеполитическую самостоятельность, на что, безусловно, обратили внимание западные страны, особенно США.

52.37MB | MySQL:103 | 0,495sec