Африканские страны хотят вместе с мировым сообществом бороться против терроризма

/О некоторых итогах Алжирской межправительственной встречи стран-участниц Африканского союза по вопросам предупреждения и борьбы против терроризма/

Решение об учреждении Африканского научно-исследовательского центра по предупреждению и борьбе против терроризма с базированием в Алжире стало одним из важных результатов прошедшей в период с 11 по 14 сентября в столице АНДР межправительственной встречи стран-участниц Африканского союза /АС/ по проблеме, ставшей одной из самых актуальных в настоящее время.

Эта встреча, начавшаяся ровно год спустя после терактов в США, проводилась по решению первого саммита АС, состоявшегося в июле 2002г.в Дурбане /ЮАР/. В работе Алжирской встречи приняли участие высокопоставленные делегации от 51-й африканской страны из числа 53-х участниц АС /как правило – на уровне министров внутренних дел и юстиции/, а также представители ООН, Евросоюза, НАТО, ИНТЕРПОЛа, ОБСЕ, Офиса ООН по борьбе против наркомафии и оргпреступности, Комитета СБ ООН по борьбе против терроризма.

Последняя структура была создана во исполнение резолюции 1373 СБ ООН, принятой 28 сентября 2001г. Этот документ обязывает страны-участницы ООН принять меры законодательного плана, которые позволяли бы вести  эффективную борьбу против терроризма и его финансирования, а также исключить любую поддержку экстремистам.

На форуме были также представлены Россия, США, Норвегия, Испания, Италия, Франция, Швеция, Германия, Великобритания, Турция, Китай, Япония и Малайзия. Как было объявлено в связи с форумом, Алжир рассматривает эти страны в качестве важных «партнеров» в антитеррористической борьбе.

Обратило на себя отсутствие на форуме делегации Марокко, которое не является участником АС.

Чем была вызвана необходимость проведения подобного форума? Стоит напомнить, что международный терроризм не только не обошел своим вниманием Африку, но и неоднократно громко напоминал о себе. Достаточно упомянуть Алжир, где с 1992 года в противостоянии между властями этой страны и религиозными экстремистами погибли свыше 100 тысяч человек, попытку покушения на египетского президента Хосни Мубарака в 1995г.в ходе саммита Организации африканского единства /ОАЕ/ в Аддис-Абебе, убийство 72 иностранных туристов в египетском городе Луксор в ноябре 1997г., теракты против американских посольств в Найроби и Дар-эс-Саламе в августе 1998г., когда погибли свыше 200 человек, теракт против иностраных туристов и еврейской синагоги на тунисском острове Джерба. Совсем недавно в связи с нейтрализацией в Марокко ячейки международной террористической организации «Аль-Каида» стало известно о планах террористов атаковать боевые корабли США и НАТО в Гибралтарском проливе. Важность Алжирского форума была предопределена и появившейся за последнее время информацией о рассредоточении  части структур «Аль-Каиды» из Афганистана в ряд стран Западной и Центральной Африки.

Одной из важнейших задач Алжирской встречи было поощрить африканские государства активнее участвовать в международных усилиях по борьбе с терроризмом через ускорение ратификации соответствующей Африканской конвенции. Эта конвенция была принята на 35-м саммите ОАЕ /с июля 2002г. – АС/, проходившем в июле 1999г.в столице АНДР. К началу Алжирской встречи этот документ ратифицировали всего 12 из 53 африканских стран /Алжир, Ангола, Кабо-Верде, Египет, Эритрея, Кения, Лесото, Ливия, Мали, Руанда, Сенегал и Тунис/. Конвенцию также  ратифицировала т.н.САДР. Формально этот документ подписали свыше 40 государств.

В Конвенции, в частности, дано определение понятия «терроризм», а также указаны основные направления совместной борьбы государств «Черного» континента против этого явления. Она предусматривает, что страны, которые присоединятся к Конвенции, берут на себя среди прочих обязательства «воздерживаться от любой деятельности, направленной на организацию, поддержку, финансирование, поощрение и совершение террористических актов, не давать прямо или косвенно пристанище террористам, не передавать в их руки оружие и не давать им возможности складировать его, не предоставлять им визовую поддержку и другие документы».

Одно из положений Конвенции определяет, что «борьба, которую ведут народы в соответствии с принципами международного права за свое освобождение и самоопределение, включая вооруженную борьбу против колониализма, оккупации, агрессии или господства иностранных сил, не рассматривается как терроризм». В то же время в ней указывается, что «никакие политические, философские, идеологические, расовые, этнические, религиозные и другие причины не могут служить оправданием совершения терактов».

Согласно положениям этого документа, он может войти в силу  месяц спустя после того, как его ратифицируют 15 государств. Фактически получилось так, что Африканская конвенция по борьбе с терроризмом предвосхитила известную резолюцию 1373 СБ ООН, однако затем страны континента по ряду причин фактически «потеряли темп» в антитеррористической борьбе. Алжирский форум должен был содействовать ликвидации наметившегося отставания африканских стран в деле борьбы против терроризма.

Другой  целью Алжирского форума было попытаться выработать Панафриканский план действий по борьбе против терроризма. При этом принципиальной позицией АС является то, что любая антитеррористическая борьба должна развертываться под эгидой ООН.

Особое значение Алжирского форума состояло и в том, что он стал первым мероприятием подобного масштаба, организованным после того, как ОАЕ трансформировалась в АС.

Как подчеркивалось в заявлении АС, распространенном перед открытием Алжирского форума, эта встреча должна была «продемонстрировать конкретные обязательства /африканского/ континента в рамках всемирной борьбы против терроризма».

Выступивший на церемонии открытия встречи президент АНДР Абдельазиз Бутефлика в очередной раз изложил позицию своей страны, уже свыше 10 лет находящейся на переднем крае борьбы против терроризма. Согласно главе Алжира, это явление «являет собой только преступление, которое невозможно ни оправдать, ни терпеть». Не привязываясь к конкретным странам, он резко осудил те из них, законодательства которых «проявляют терпимость по отношению к некоторым преступным группировкам». По мнению Бутефлики, ведущаяся в настоящее время на международном уровне антитеррористическая борьба приняла «размах войны, в которую оказалось вовлеченным все мировое сообщество».

Как известно, в течение последнего десятилетия Алжир не раз подвергал критике ряд европейских стран и США за то, что на их территориях нашли убежище активисты ряда экстремистских группировок, осужденные в АНДР за совершенные  ими преступления.

По мнению А.Бутефлики, главной проблемой ХХ1-го столетия станет организация «международного отпора» терроризму, соорганизовавшемуся в «Террористический интернационал».

На встрече констатировалось, что в настоящее время терроризм превратился в один из факторов, напрямую угрожающих стабильности африканских стран. Как писала в этой связи алжирская газета «Аль-Ватан», Алжир приложил все силы для того, чтобы форум не превратился в «банальную встречу, которая завершилась бы пустыми декларациями». Целью АНДР было «созвать встречу экспертов и высокопоставленных представителей африканских государств, которым Алжир может многое что предложить с учетом его богатейшего опыта». При этом, как утверждал А.Бутефлика, принципиальная позиция Алжира состоит в том, что в ходе борьбы с терроризмом должна «усиливаться роль ООН как единственного центра принятия решений и источника международной законности».

Большое внимание участников форума привлекло выступление представителя Судана. Это связано с тем, что в 90-е годы прошлого столетия в этой стране базировался один из центров международного исламизма – Исламо – арабская народная конференция /ИАНК/ во главе с Хасаном ат-Тураби. Однако после того, как последний был удален от властных рычагов /одно время он был спикером парламента – прим.авт./, внешняя политика Хартума разительно изменилась. В Алжире представитель Судана сообщил, что власти этой страны выдворили из нее в последние годы «все исламские и арабские организации, которые занимали враждебные политические позиции по отношению к государствам, откуда они вышли».

Что касается Африканского научно-исследовательского центра по предупреждению и борьбе против терроризма, то уже определено, что в его функции будет входить сбор информации о действующих в Африке террористических структурах и содействие обменам подобными сведениями, а также координация национальных планов по предупреждению и борьбе с терроризмом. Предполагается, что на этапе становления Центр получит помощь от аналогичных специализированных международных структур.

Наряду с объявлением о создании Африканского научно-исследовательского центра по предупреждению и борьбе против терроризма /инициатором учреждения подобной структуры выступил президент АНДР/ другим важным результатом Алжирской встречи стало сделанное в рамках форума объявление о ратификации еще тремя участниками АС – Ганой, Суданом и ЮАР — Африканской конвенции по борьбе с терроризмом. Это событие, происшедшее 12 сентября, стало точкой отсчета 30-дневного периода времени, по истечении которого Конвенция начнет работать. Еще семь государств – Танзания, Уганда, Эфиопия, Буркина-Фасо, Мозамбик, Бурунди и Нигер – объявили в Алжире, что процедура ратификации Конвенции будет завершена «в ближайшие дни или недели».

Участники Алжирской встречи приняли Дополнительный протокол к Африканской конвенции по борьбе с терроризмом. Этим документом они снабдили Конвенцию механизмом контроля выполнения принятых решений. Ранее подобный механизм отсутствовал. В этой работе участники форума руководствовались примером резолюции 1373 СБ ООН, которая снабжена контрольными механизмами. Ожидается, что Дополнительный протокол войдет в силу после его утверждения на предстоящем в 2003г.в Мапуту саммите АС.

При обсуждении Панафриканского плана действий по борьбе с терроризмом участники встречи посчитали необходимым сделать все возможное с тем, чтобы не допустить превращения какой-либо страны /стран/ континента в убежище для террористов. Про этот документ известно, что он предусматривает налаживание тесного взаимодействия между национальными службами полиции, сил безопасности, пограничной стражи и таможен африканского континента в борьбе против терроризма. По оценке алжирского министра-делегата при госминистре, министре иностранных дел по вопросам сотрудничества со странами Магриба и  Африки Абделькадера Месахеля, План представляет собой «серию конкретных мер», направленных на правовое обеспечение борьбы с терроризмом, а также пресечение финансирования этого явления.

По имеющимся данным, обсуждение и Плана, и Дополнения проходило в виде достаточно живой дискуссии. Дело в том, что некоторые из числа стран, ратифицировавших Африканскую конвенцию, высказали мнение, что другие государства могут принимать участие в обсуждении лишь после того, как ратифицируют Конвенцию.

Понятно, что с трибуны Алжирского форума были озвучены официальные позиции африканских стран и ряда международных структур относительно проблемы терроризма. Однако существуют не только они. В связи с проведением форума независимая алжирская пресса вновь  подняла вопрос о том, насколько искренни некоторые участники и даже лидеры антитеррористической коалиции в предпринимаемых ими усилиях. Алжирские газеты напрямую сказали то, что не могли /или не захотели?/ выразить политики с высоких трибун.

В частности, газета «Матэн» в очередной раз напомнила, что ставший главным «пугалом» ХХ1-го века Усама бен Ладен был «воспитан и подготовлен» в конце 70-х годов спецслужбами США и Саудовской Аравии. Она считает, что самым масштабным терактом из числа осуществленных в мире была не атака Всемирного торгового центра в Нью-Йорке, а «действия теоретически противоестественного альянса между Соединенными Штатами и Саудовской Аравией с примкнувшей к нему Великобританией против афганского народа». Газета напоминает, что именно У.бен Ладен, а также другой «крестник» ЦРУ, британских  и пакистанских спецслужб – Гульбеддин Хекматиар, были «первыми иностранными покровителями исламистского терроризма в Алжире».

«Матэн» указывает на совпадение, которое, как представляется,  не кажется странным ни алжирцам, ни россиянам: «с момента развязывания исламистского террора в Алжире – за редким исключением – все те государства, которые в той или иной мере встали на сторону «афганского сопротивления против советской оккупации», стали служить прибежищем и даже тыловой базой для террористических организаций, которые ввергли Алжир в море крови и огня при полном попустительстве остального мира». Не правда ли, в этой цитате легко можно заменить «Алжир» на «Чечня»? Более того, газета прямо обвиняет «эти государства во главе с США» в том, что они все эти годы «ждали неизбежного прихода к власти в АНДР алжирского Бен Ладена». Почему? Есть все основания полагать, что в ответ за подобную позицию  Вашингтон и его союзники ждали определенных экономических дивидендов…

49.54MB | MySQL:112 | 0,685sec