О некоторых особенностях внутриполитической ситуации в Йемене

Современную политическую систему Йеменской Республики (ЙР) вполне можно охарактеризовать как авторитарную – в стране установлен режим личной власти президента Али Абдаллы Салеха. Вместе с тем, в республике с начала 90-х годов функционирует многопартийная система. Наиболее крупные партии: Всеобщий народный конгресс (ВНК) — правящая, “Йеменское единение за реформы” (ЙЕР, “аль-Ислах”) – исламские фундаменталисты и Йеменская социалистическая партия (ЙСП) – занимает левый фланг политического спектра.

К основным факторам, определяющим современную внутриполитическую ситуацию в Йемене можно отнести: растущее влияние исламских фундаменталистов, незавершенность процесса слияния Южного и Северного Йеменов, сильная автономия племен, стремящихся как можно меньше подчиняться центральной власти, а также усиление социальной напряженности в результате проводимых экономических реформ. Не исключено, что все эти процессы могут периодически обостряться, создавая тем самым серьезную опасность дестабилизации обстановки в ЙР.

Серьезную угрозу безопасности страны представляет исламистская ветвь международного терроризма, которая пытается использовать слабую охрану йеменских границ и ограниченные возможности центрального правительства контролировать ряд территорий на севере и северо-востоке республики, где как достоверно известно, расположены лагеря исламистских экстремистов, в которых осуществляется военная и идеологическая подготовка боевиков. После террористических актов 11 сентября 2001 г. именно это обстоятельство вновь привлекло к Йемену внимание, прежде всего со стороны США и некоторых других участников антитеррористической коалиции.

Чтобы лучше разобраться в современной ситуации в Йемене, вернемся в 1994 год, когда в стране закончилась гражданская война между Севером и Югом. Победил, как известно, Север.

После окончания боевых действий перед руководством ЙР стали две главные задачи: достижение национального согласия и восстановление экономики страны, прежде всего южных провинций.

В 1995 г. в Йемене начались экономические реформы, целью которых было снижение инфляции, увеличение иностранных инвестиций, приватизация, сокращение дефицита бюджета. Однако в реальной жизни их проведение ухудшило положение населения: выросли цены, увеличилась безработица, что периодически приводило к массовым беспорядкам в различных районах страны.

Сложной оставалась политическая обстановка в республике. Усилилось влияние исламистов, оказавших очень большую помощь Салеху в разгроме южан. Они добились того, что шариат был признан “единственным”, а не просто “главным” источником конституции. Усилилась исламизация Юга. ЙСП, сильно ослабленная, стала легальной оппозиционной партией, но ее деятельность была ограничена властями.

Изменение социально-экономических и политических условий жизни населения ЙР в 90-е годы способствовало относительному росту оппозиционных настроений в обществе, которые частично стали находить свое выражение в идеологии исламского экстремизма, а частично – в возрождении идей социализма. Сильное влияние, как и прежде, имеет племенной фактор.

И все же на первое место необходимо поставить ислам. С одной стороны, население ЙР разделено на зейдитов и шафиитов. Но в то же время ислам на фоне племенной раздробленности и господства, особенно на севере страны, племенного сознания – это консолидирующая религия и идеология. Поэтому в преодолении племенной раздробленности немаловажное значение придается исламизации, а шариат противопоставляется племенному праву “урф”. К тому же развитие идеологических доктрин как правящих, так и оппозиционных групп в Йемене всегда находилось под сильным воздействием ислама. Исламская религия продолжает играть ведущую роль в эволюции идеологических взглядов йеменцев.

В 90-е годы воздействие исламского фактора на идейно-политические процессы в ЙР стало возрастать. Одновременно обострились отношения между зейдитами и шафиитами, а также усилились оппозиционные настроения под религиозными лозунгами.

В этих условиях часть правящей элиты ЙР во главе с А. А. Салехом была вынуждена более активно использовать ислам в качестве одного из составляющих своей идеологической доктрины. В то же время Салех и его режим не потерпят открытого вызова своей власти со стороны исламистов.

В результате в Йемене сложилась ситуация, когда ислам выступает в качестве основы официальной идеологии ЙР, но одновременно является консолидирующим фактором части оппозиционных сил страны.

К настоящему времени в стране сформировались две основные группировки сторонников “истинного ислама”. Одна из них продолжает придерживаться идей “братьев-мусульман”, выступающих за создание “халифата” на принципах социальной справедливости. Другая, т. н. “салафисты” – радикальные традиционалисты, близкие по своей идеологической доктрине к ваххабитам. Острое соперничество между “аль-Ислах” и “салафистами” во многом вызвано идеологической непримиримостью последних.

Следует отметить, что йеменские “братья-мусульмане” занимают на сегодняшний день более умеренные позиции, чем, например, их египетские единомышленники. После воссоединения страны Салеху удалось в какой-то мере установить контроль над их деятельностью, во многом используя тот факт, что “братья” вместе с другими исламскими группами создали организацию “Йеменское единение в защиту реформ”, которая в последующие годы приобрела черты и атрибутику партии парламентского типа. Во главе ЙЕР встал Абдулла бен Хусейн аль-Ахмар — один из старейших племенных лидеров на севере страны, шейх конфедерации зейдитских племен Хашед. Он во многом поддерживает политический курс президента Салеха.

После победы над «южанами» “братья-мусульмане” разделили с президентом ответственность за тяготы проводившихся реформ. Следствием этого явилось снижение популярности идей умеренных исламистов и некоторое сокращение численности их рядов. Кроме того, став частью правящей политической элиты, кооптированной в органы государственной власти, “братья” временно утратили возможность проявлять свой экстремизм. Главным объектом их критики является ЙСП, в то время как пропрезидентский ВНК критикуется избирательно.

Руководство ЙЕР активно работает среди молодежи, студентов, в школах (около 50% населения ЙР моложе 14 лет). Одновременно “аль-Ислах” ведет вербовку добровольцев по всему Йемену для участия в чеченской войне. Боевики предварительно проходят подготовку в специальных лагерях на йеменской территории в отдаленных районах на севере и в центре страны.

Особую озабоченность у правительства ЙР и за рубежом вызывает деятельность “салафистов”, которые выступают главными покровителями находящихся на территории страны и интернациональных по своему составу “муджахеддинов”. Часть из них командирована в ЙР на подготовку теми или иными исламскими неправительственными религиозно-политическими организациями.

Сами йеменцы неоднозначно относятся к тому, что на их земле обосновались экстремистски настроенные исламисты. С одной стороны, в силу исламской солидарности, их нельзя не принять. С другой – в самой республике существует ряд факторов, прежде всего связанных с социально-экономическими трудностями, с бедностью, неграмотностью и т. д., которые создают благоприятную среду для сочувствия их идеям.

Наибольшим влиянием йеменские “салафисты” пользуются в Адене, а также в провинциях Саада и Хадрамаут, хотя действующие под их руководством т. н. “религиозные институты” существуют по всей стране.

Кроме того, в ЙР действуют представительства ХАМАС и “Исламского джихада”. На юге проявляет активность “Исламская армия Адена и Абьяна” и ряд других экстремистских группировок. В провинции Хадрамаут проживает многочисленный клан бен Ладенов, одним из представителей которого является небезызвестный Усама бен Ладен.

Наличие на территории ЙР мусульманских экстремистских организаций вызывает серьезную обеспокоенность у руководства страны. Со своей стороны, США и Запад настойчиво требуют от Йемена принятия решительных мер по ограничению свободы действий иностранных “салафистов”. При этом следует отметить, что позиция, занимаемая западными странами в отношении деятельности исламистов на территории Йемена, значит для руководства ЙР достаточно много, поскольку обусловливает предоставление республике финансовой помощи. Отсюда и та чувствительность Саны к мнению западных политиков, дипломатов и журналистов.

О степени активности исламских экстремистов говорит террористический акт против американского эсминца “Коул” в Адене 12 октября 2000 г., в результате которого погибло 17 и ранено 35 моряков. Исламские экстремисты периодически совершают террористические акты против своих политических противников в стране, в первую очередь против ЙСП.

После событий, связанных с террористическими актами в США в сентябре 2001 г., йеменские силы безопасности заметно активизировали действия против экстремистов. Проведены массовые аресты среди бывших «афганцев» и лиц, подозреваемых в связях с бен Ладеном, армейские части и формирования сил безопасности осуществили в различных районах страны несколько крупных операций против племен, укрывающих террористов.

В целом исламский фактор, в т. ч. деятельность в стране радикальных исламистских сил, в течение еще довольно длительного времени будет оказывать очень сильное влияние на общественно-политическую ситуацию в ЙР, включая вопросы национальной безопасности государства.

Исторически племенной фактор играл значительную роль в политической жизни Йемена, в первую очередь Севера. В конечном счете от поддержки крупных племенных конфедераций зависела судьба наиболее значимых процессов и событий, происходивших в стране. При этом главным мотивом в поведении шейхов племен всегда оставалось противодействие центральным властям, стремившимся ограничить их суверенитет.

Устойчивость родоплеменных отношений обусловлена в значительной мере социально-экономическими особенностями развития страны в целом, и северных районов в частности. Немаловажную роль в формировании специфической племенной психологии играла не только племенная раздробленность сама по себе, но и хозяйственно-экономическая замкнутость отдельных племенных групп. Фактически, до настоящего времени каждое йеменское племя – это как бы отдельное “государство”, обладающее территориальным суверенитетом (территория, на которой обитает племя, считается его собственностью и часто носит его название), живущее по своим законам и обычаям, часто не совпадающим с нормами шариата, что создает дополнительные предпосылки для сохранения центробежных тенденций, вооруженной борьбы племен в защиту своих прав. Зачастую и между самими племенами происходят стычки, в т. ч. вооруженные, из-за принадлежности пастбищ и земельных угодий. Причем власти далеко не всегда в состоянии повлиять на их исход. Ведь племена имеют многочисленные и хорошо вооруженные военизированные формирования, которые по своей боевой выучке далеко не всегда уступают правительственным войскам.

В объединенном Йемене влияние племенных отношений на мировоззренческие установки жителей страны несколько возросло, что вызвано относительным повышением значения племенных структур в изменившихся социально-экономических условиях жизни населения.

Сегодня племенная верхушка контролирует наиболее прибыльные полулегальные сегменты рынка, в частности, продажу оружия. По различным оценкам, на руках у жителей страны (18,9 млн чел.) находится от 50 до 65 млн единиц стрелкового оружия. Правительство не решается прикрыть этот бизнес, а проводимые время от времени кампании по изъятию оружия у населения имеют низкую эффективность. Кроме того, власти по-прежнему слабо контролируют обстановку в северных и восточных провинциях, где получило широкое распространение похищение иностранцев с целью получения выкупа, а также усилилось давление на власти для получения определенных социально-экономических преимуществ. В этих же целях племена осуществляют блокирование автодорог, а иногда совершают вооруженные нападения на государственные учреждения и официальных лиц. Периодически имеют место вооруженные столкновения отрядов племен с регулярной армией.

Вместе с тем, все это не означает, что президент Салех примирился с засильем шейхов племен. Однако в этой тонкой и деликатной сфере он действует достаточно осторожно, “размывая” традиционные структуры главным образом экономическими средствами (через кооперативное движение, строительство дорог и т. п.). Кроме того, в своем противостоянии племенному сепаратизму президент придерживается разработанной им идеологии т. н. “национального согласия”, стержневым принципом которой выступает патриотизм, как главный фактор консолидации общества. Одновременно продолжается и натравливание племен друг на друга.

Следует полагать, что племенной фактор в силу его высокой значимости еще в течение продолжительного времени будет играть одну из ключевых ролей в политической жизни страны, выступая в роли тормоза в деле консолидации йеменского общества.

Смена идеологических ориентиров для населения бывшей НДРЙ сопровождалась серьезными социально-экономическими изменениями, связанными с межйеменской интеграцией. Вплоть до настоящего времени северяне продолжают вести линию на насаждение на Юге своих кадров и ущемление там имущественных прав населения. В результате жители Юга, лишенные ставшей за годы социалистической ориентации привычной системы, обеспечивавшей социальную защищенность, снова вынуждены искать спасение в традиционных формах общественной организации.

Принадлежность в недавнем прошлом к тем или иным кланам правящей элиты, основу которой составляла ЙСП, сменилась восстановлением связей в реконструированной родоплеменной системе. Вчерашние партийные функционеры соцпартии, эмансипированные и “прогрессивные”, вдруг вспомнили национальные “реакционные” и “отсталые” обычаи и традиции. Сохранились на Юге и заметные сепаратистские настроения.

В то же время подчеркнем, что несмотря на поражение и неудачи, социалистическая идея на Юге не потеряла полностью своих сторонников и по-прежнему пользуется заметным влиянием. ЙСП в мае 2000 г. была легализована властями в полном объеме, однако на социалистов все еще распространяется “запрет на профессии” в государственном аппарате и армии.

Важную роль в жизни страны играет армия. Руководство Йемена рассматривает вооруженные силы в качестве основной опоры в деле защиты национальных интересов и территориальной целостности республики, важнейшего инструмента для проведения внешнеполитической деятельности и обеспечения внутренней стабильности. Хотя военные занимали и продолжают занимать многие ведущие посты в высших органах власти, на протяжении всей истории Йемена они никогда не были политическим гегемоном в стране.

Политический курс нынешнего йеменского руководства отличается прагматичностью. Благодаря своей традиционной гибкости и умению лавировать между различными политическими группировками, президенту А. А. Салеху удается сохранять свои позиции. Возглавляемый им ВНК расширяет присутствие во всех государственных структурах. Исламисты из “аль-Ислаха” пока воздерживаться от резких критических высказываний против правительства. Они накапливают силы и ждут своего часа.

Правительству удается держать под контролем действия и развитие светской оппозиции – баасистов, насеристов, арабских националистов. Значительное давление со стороны правоохранительных органов оказывается на ЙСП – вплоть до арестов по обвинению в причастности к террористической деятельности.

В Йемене в настоящее время происходит противоборство следующих основных политических сил: социалистических (с уклоном в сторону “арабского социализма”), исламистских (умеренных и радикальных) и националистических (официальных). Созданная А. А. Салехом йеменская модель политических сдержек и противовесов, в которой он играет ведущую роль, не позволяет пока возобладать ни одному из названных течений. Одновременно президент готовит себе смену – в качестве преемника он рассматривает своего сына Ахмеда (1956 г. рождения, депутат парламента, полковник ВС).

В целом, несмотря на то, что правящий режим в ЙР является авторитарным со всеми вытекающими отсюда последствиями, страна существенно продвинулась в направлении демократии. В этом плане республика выгодно отличается от своих монархических соседей по Аравийскому полуострову.

Сегодня Йемен находится на весьма сложном этапе своего развития. Становление современного государства, экономическое строительство, формирование единой нации и консолидация общества сталкиваются с многочисленными внутренними трудностями, сопротивлением консервативных сил, а также заметным воздействием внешних факторов, причем далеко не всегда позитивным. В первую очередь, это относится к исламскому радикализму и экстремизму.

В то же время возможное непродуманное вмешательство извне (особенно военно-силовое), даже с самыми благими намерениями борьбы с международным терроризмом, может привести к серьезным негативным последствиям, прервать пусть и медленную, но все же позитивную эволюцию страны в направлении создания современного общества.

Для закрепления же положительных изменений республике необходимо оказание серьезной иностранной экономической и технической помощи, а для успешного решения задач по борьбе с экстремизмом и пособниками международного терроризма йеменское правительство нуждается в содействии военно-технического характера.

44.86MB | MySQL:119 | 1,128sec