Решение курдского вопроса в Турции

Несмотря на многовековое существование курдской нации и длительную борьбу курдов за создание своего независимого государства, «курдский вопрос» до сих пор не решен. В последние годы проблема курдской автономии, обретения этим народом национальной независимости приобрела на Среднем Востоке наибольшую остроту и служит одним из основных факторов нестабильности в регионе.

Современное курдское движение является одной из главных внутренних проблем для ряда стран Ближнего и Среднего Востока, серьезным дестабилизирующим фактором их внутриполитической жизни. Растущая значимость данной проблемы для мирового сообщества обусловливается тем, что стремление курдов, одного ив древнейших и самобытных народов данного региона, к национальному самоопределению не находит ответного желания разрешить вопрос политическим путем у руководства государств, на территории которых они проживают.

Несмотря на свою многочисленность (около 35 миллионов человек — четвертое место среди народов региона после арабов, турок и персов), курды никогда не имели своей государственности. В настоящее время этот народ является самым многочисленным этносом в мире, лишенным национальных прав и разделенным границами нескольких государств. Точных статистических данных о численности курдов нет, так как в странах проживания они намеренно искажаются в политических целях. По имеющимся оценкам, большинство курдов, а именно около двадцати миллионов, проживает на территории Турции, 6-8 миллионов — в Ираке, 3-5 миллиона — в Иране, около одного миллиона — в Сирии, 0,3-0,5 миллиона — в республиках Закавказья, столько же – в среднеазиатских республиках бывшего Советского Союза, около одного миллиона проживают в настоящее время в западноевропейских государствах. Соответственно, из 400 тысяч квадратных километров площади, занимаемой Курдистаном («Страной курдов»), 194 тыс. приходится на Турецкий, 124 — на Иранский, 72 — на Иракский и 18 — на Сирийский Курдистан.

Острее всего курдская проблема стоит в Турции. Курды составляют большинство населения в Восточной Анатолии, которая в свою очередь занимает до 30 % территории Турции. Курды преобладают по численности населения в вилайетах (илах, провинциях, областях) Агры, Адыяман, Бингель, Битлис, Ван, Газиантеп, Диярбакыр, Карс, Малатья, Мардин, Муш, Сиирт, Урфа, Хаккяри, Элязыг, Эрдзинджан, Эрзурум. Кроме того, часть курдов проживает в районах Центральной и Западной Анатолии, куда они были насильственно переселены в 30-х годах XX века.

Большая чисть современного Турецкого Курдистана вошла в состав Османской Турции после раздела Курдистана в XVII веке между Османской империей и Ираном. Последние полунезависимые курдские княжества – Бухтан, Хаккяри, Бахдинан, Соран и Бабан — лишились автономии в середине XIX века.

Поражение в первой мировой войне и распад Османской империи способствовали подъему курдского национально-освободительного движения. Согласно Севрскому договору 1920 г., оформившему раздел Турции странами Антанты, курдам было предоставлено право на независимость. Однако после победы в Турции национально-демократической революции под руководством Мустафы Кемаля Ататюрка план создания независимого курдского государства был сорван. Руководство Турецкой Республики и сам президент М.К.Ататюрк с самого начала заняли шовинистическую позицию по отношении к национальным меньшинствам, на что в феврале 1925 г. курды ответили восстанием под руководством шейха Саида, которое охватило 14 восточных вилайетов страны. Численность повстанцев достигала примерно 40 тысяч, однако хорошо вооруженная турецкая армия в апреле 1925 г. разгромила главные силы повстанцев, руководители восстания были казнены.

История разрешения курдской проблемы свидетельствует о приверженности турецких официальных властей к силовым методам. Как и восстание 1925 года, в крови были потоплены выступления курдов в 1929 и 1937 годах. Преследование и физическое уничтожение курдского населения стало официальной государственной политикой турецкого правительства. Курдам запретили официальное использование курдского языка. Книги на курдском языке были конфискованы и сожжены. Слова «курд» и «Курдистан» были изъяты из всех учебников. Сами курды были объявлены «горными турками». В 1934 г. Великое национальное собрание Турции приняло закон, согласно которому министр внутренних дел получил право изменять местожительство различных народностей страны в зависимости от того, насколько они адаптировались к турецкой культуре (иными словами, насколько они были отуречены). В результате тысячи курдов были переселены из восточных вилайетов в западные.

Открывая заседание меджлиса в 1936 г., президент Турции М.К.Ататюрк отметил, что из всех проблем, стоящих перед страной, едва ли не самой важной является курдская, и призвал «покончить с ней раз и навсегда». После двух лет репрессивных действий в отношении курдского населения министр внутренних дел Турции Д.Баяр заявил, что подобная проблема в стране перестала существовать.

Новый подъем курдского национального движения относится к 60-м годам, когда курды Турции поддержали иракских курдов, начавших вооруженную борьбу под руководством Масуда Барзани. В 1960 г. около 1700 вооруженных турецких курдов приняли непосредственное участие в боевых действиях на стороне иракских курдов. Правительство Турции блокировало границу с Ираком. В Восточной Анатолии был проведен ряд карательных операций, в ходе которых курдские группировки были частично уничтожены или рассеяны. В 1968 г. произошли вооруженные столкновения курдов с жандармскими войсками в вилайете Урфа.

В целом, историю курдского движения в Турецкой Республике можно условно разделить на три этапа. Первый — с 1923 г. по конец 60-х годов, характеризовался стихийной борьбой, периодически выливавшейся в вооруженные, но слабо организованные и подготовленные восстания, которые жестоко подавлялись турецкой армией. Второй этап — с конца 60-х годов до 1984 г., отличался от предыдущего тем, что на место существовавших до этого разрозненных и немногочисленных политических организаций прокурдского толка пришли массовые и достаточно организованные политические партии, отражающие идеологию курдского национального движения. При этом спектр партий был широк: от марксистских — Социалистической партии Турецкого Курдистана и Авангардной рабочей партии Курдистана — до клерикальной Партии ислама (все эти партии практически вскоре после официального начала своей деятельности запрещались турецкими властями). И, наконец, третий этап начался в августе 1984 г., когда Рабочая партия Курдистана (РПК) объявила войну официальным властям Турции, и продолжается по настоящее время.

РПК была основана Абдуллахом Оджаланом 27 ноября 1979 г. Своей идеологической платформой она объявила марксистско-ленинскую теорию, однако, наряду с коммунистическими лозунгами, выдвинула требования, близкие и понятные основной массе курдского населения, а именно: предоставления культурной автономии, сохранения национальной самобытности, практического уравнивания курдов в правах со всеми турками, открытия национальных школ и введения теле- и радиовещания на курдском языке. Кроме того, РПК выступила и с самым радикальным требованием — предоставления Турецкому Курдистану политической автономии с последующим отделением от Турции.

Вооруженные формирования действующей в подполье РПК в настоящее время объединены в Народную армию освобождения Курдистана (НАОК), численность которой оценивается турецкими военными в 20-25 тысяч человек. Свои ряды НАОК пополняет за счет курдской молодежи юго-восточных вилайетов. По мнению анкарской газеты «Теркиш дейли ньюс», «члены военных отрядов РПК осознают, что в военном плане они не могут одержать верх. Но, по их мнению, речь идет, прежде всего, о борьбе психологического свойства». Штаб-квартира руководителя РПК А.Оджалана до недавнего времени располагалась на севере долины Бекаа (в Ливане), однако вследствие давления турецкого правительства на сирийское руководство, которое контролирует северную часть Ливана, находящиеся здесь лагеря РПК были официально ликвидированы.

Лагеря РПК имеются также на территории Сирии, Ирана, Ирака и в труднодоступных горных районах самой Турции. В последнее время в турецкой прессе появились утверждения о наличии баз РПК на территории Армении. В своей деятельности партия получает финансовую поддержку со стороны миллиона курдов, проживающих в Европе. Кроме того, по мнению турецких властей, значительная часть денег поступает от контрабанды товарами и наркотиками. На эти средства закупаются вооружения, в числе которых легкое стрелковое оружие, гранатометы, минометы, боеприпасы, взрывчатка и т.п.

Боевики РПК избегают прямых столкновений с правительственными войсками, предпочитая наносить удары «по экономическим и другим объектам турецких угнетателей». Как заявил один из полевых командиров этой организации Джемиль Байык, РПК стремится подорвать туристический сектор экономики Турции (один из важнейших источников валютных поступлений в турецкую казну), поскольку правительство использует доходы от него на ведение войны против курдского движения. Вместе с тем, действия РПК, по словам Д.Байыка, не направлены против гражданского населения. По мнению газеты «Миллиет», в ходе «экономической войны» курдов, проводимой с весны 1993 г.. турецкая экономика понесла, огромные убытки и фактически треть страны осталась почти полностью исключенной из национальной хозяйственной жизни». С целью привлечения внимания к курдской проблеме со стороны мировой и, прежде всего, европейской общественности РПК провела в Европе серию акций, направленных против турецких дипломатических и консульских учреждений, а также ряда экономических организаций, в том числе представительств турецкой авиакомпании «Тюрк хава йоллары» и турецких банков. В результате этих действий турецкой стороне был нанесен ущерб более чем на один миллион долларов.

Общая экстремистская направленность деятельности РПК не может не вызывать ответных мер со стороны властей Турции. О том, что репрессии, по взглядам правительства, являются действенной мерой для разрешения проблемы, свидетельствует заявление премьер-министра о «решимости покончить с террористами РПК в течение ближайшего времени. При этом первый шаг уже сделан» (верятно, здесь делается намек на арест руководителя курдов А.Оджалана).

В районе чрезвычайного положения, включающем в себя десять вилайетов страны (Батман. Бингель. Битлис, Диярбакыр, Хаккяри, Мардин, Сиирт, Ширнак, Тунджели и Ван), где проживают семь миллионов человек, против РПК действуют 25 тысяч полицейских, около двадцати жандармских вилаетских полков (50 тысяч вилаетских жандармов), армейская бригада «командос», две жандармских бригады «командос», горная бригада «командос», бригады дислоцирующейся в этих районах второй и третьей полевых армий вооруженных сил Турции, а также 35 тысяч «сельских стражей», организованных по принципу местной милиции. Дополнительно к этому, согласно комплексной программе по борьбе с вооруженными формированиями РПК, вступившей в действие с 1 января 1994 г., предусматривается создание «добровольческой армии» на контрактной основе из числа бывших военнослужащих. Именно необходимостью ужесточения борьбы с РПК правительство Турции оправдало отказ от планов сокращения вооруженных сил до конца 2004 г. на 200 тысяч человек и уменьшения срока обязательной военной службы с 18 до 15 месяцев.

Горные районы предполагаемого базирования вооруженных формирований РПК подвергаются регулярным бомбардировкам турецкими ВВС, придерживающимися американской тактики «выжженной земли». Ежегодно ими проводятся одна-две крупномасштабные операции по уничтожению лагерей РПК на территории Северного Ирака (с непосредственным вводом на территорию Ирака своих войск и ведения там боевых действий против подразделений АОНК). Правительством Турции заключено предварительное соглашение с правительствами Ирана. Сирии и Ирака о предоставлении турецким силам безопасности возможности преследовать боевиков РПК на территории вышеназванных государств на глубину до 30 километров. Так, в октябре 1999 г. турецкой стороной была проведена крупная операция по уничтожению группировок РПК на территории Северного Ирака. Для более эффективного противодействия акциям РПК границы с Ираном, Ираком и Сирией оборудуются новой электронной системой оповещения.

Военные действия, в которых, по официальным данным, только за последние пятнадцать лет погибли около 20 тысяч человек, ведутся с беспощадной жестокостью с обеих сторон. Курдские партизаны «пешмерга» нередко нападают на мирные поселения в попытке заставить коренное курдское население отказаться от службы в отрядах местной самообороны. В свою очередь, по сведениям организаций по правам человека, силы безопасности Турции совершают убийства и применяют пытки к сторонникам и подозреваемым в сотрудничестве с РПК. Особый размах вооруженные столкновения приобрели за последние три года. Только в течение 2000 г., согласно данным МВД Турции, погибло более тысячи полицейских и солдат, сотни гражданских лиц. За этот же период потери со стороны РПК, по сообщению одного из губернаторов района чрезвычайного положения (ЧП), составили около пяти тысяч человек. Упор на военное решение проблемы обусловлен тем, что, во-первых, существует сильное давление на политическое руководство со стороны военных, имеющих значительный вес в турецком обществе и занимающих жесткую позицию в данном вопросе, и, во-вторых, стремлением правительства свести проблему курдского народа к вопросу борьбы с терроризмом.

Подтверждением последнего тезиса является тот факт, что первопричиной обострения курдской проблемы турецкое руководство считает террористическую деятельность РПК. Так, бывший президент С.Демирель, касаясь проблемы предоставления курдам права обучения на родном языке и развития собственной культуры, заметил, что сначала надо покончить с терроризмом на юго-востоке страны, а уж потом приступать к решению подобных вопросов.

Вместе с тем, позиции по курдской проблеме некоторых политических деятелей страны несколько отличаются друг от друга.

Часть наиболее либерально настроенных политиков (стремящихся войти в историю и Европейский союз с «чистыми руками») полагает, что за курдами следует признать все права на культурную самобытность, создать, например, «институты, где могли бы вестись научные исследования курдского языка». Было бы целесообразным, по их мнению, направить финансовые и другие средства в несколько юго-восточных вилаетов, где преобладает курдское население, и на их основе приступить к осуществлению культурных и экономических преобразований. Они допускают принятие данных мер одновременно с продолжением борьбы против РПК.

Другая часть также уверена в том, что спокойствие и стабильность на юго-востоке будут восстановлены при условии, если в этот регион, где высок уровень безработицы и неграмотности будут направлены значительные денежные отчисления. Ими разработаны предложения правительству страны «экономических действий на юго-востоке», предусматривающий выделение значительных финансовых и материальных инвестиций в сельское хозяйство, строительства школ, фабрик, объектов инфраструктуры и коммуникационных сетей, создания новых рабочих мест. Появление такой программы свидетельствует о признании турецкими политиками того, что во многом курдская проблема порождена экономическими причинами, что ее невозможно разрешить чисто военным способом.

По инициативе бывшего премьер-министра Т.Чиллер создан Общенациональный фонд борьбы с сепаратизмом. Сформирована парламентская комиссия по изучению обстановки в юго-восточных провинциях республики для поиска кардинального решения проблемы. В свою очередь нынешнее правительство собирается изменить систему обеспечения безопасности с тем, чтобы отменить действующий там режим чрезвычайного положения, который сдерживает экономическое развитие этой части Турции. Но все эти политические деятели страны выступают против какого-либо варианта предоставления курдам автономии, считая, что курдский вопрос возможно рассматривать только в рамках унитарного турецкого государства, а также убеждены в том, что с боевиками РПК нельзя вести диалог, кроме как военным языком.

Рассматривая курдскую проблему как исключительно внутреннее дело Турции, правительство страны, тем не менее, стремится заручиться поддержкой Запада. В ходе серии своих визитов в США, Германию и другие страны премьер-министр Турции, касаясь вопроса о курдах и вспоминая события 11 сентября 2001 года в США, на первый план выдвигает тезис о необходимости борьбы с терроризмом во всех его проявлениях. Официальные власти США и ряда европейских стран обещали оказать подобную поддержку. Германия, в частности, заявила о том, что намерена установить тесные контакты с турецкими правоохранительными органами с целью пресечения деятельности РПК в ФРГ. Министр иностранных дел ФРГ Й.Фишер отметил, что рассматривает РПК «как террористическую организацию, а не как представляющую интересы курдов политическую партию».

Наряду с этим, нерешенность курдского вопроса в стране вызывает недовольство у союзников Турции по НАТО. Так, США в качестве предварительного условия предоставления своей военной помощи выдвигалось требование об улучшении положения дел с правами человека, что непосредственным образом касается курдского меньшинства. Германия временно прекращала поставки своих вооружений, мотивируя это тем, что турецкие вооруженные силы использовали их в боевых операциях против курдов (после гарантий турецкой стороны о неприменении данных вооружений в операциях сил безопасности на юго-востоке страны поставки были продолжены). Можно предположить, что такая позиция Германии и США свидетельствует скорее об их желании иметь рычаги воздействия на официальную Анкару, нежели о стремлении помочь в решении курдского вопроса.

Между тем, активизация вооруженных столкновений между боевиками РПК и правительственными войсками, многочисленные жертвы с обеих сторон доказывают необходимость решения проблемы политическим путем. К этому постепенно склоняется и общественное мнение в стране, несмотря на попытки средств массовой информации сформировать резко отрицательное отношение к возможности политического диалога между конфликтующими сторонами. Согласно опросу, проведенному газетой «Хюрриет», если 65 % турок все еще выступают против переговоров с РПК, то 22 % высказываются за политическое урегулирование конфликта, и только 13 % считают, что проблема может быть разрешена силой оружия.

Однако правительство страны и основные оппозиционные партии в настоящее время не готовы идти на какие-либо переговоры с РПК. Более того, негибкость турецкого руководства проявляется в запрете деятельности любых партий прокурдской ориентации. Так, в июне 1994 г. Конституционный суд Турции по обвинению в поддержке РПК и пропаганде идей сепаратизма запретил Демократическую партию (ДП). В свою очередь, отсутствие возможности участвовать в деятельности умеренно настроенных партий заставляет сторонников курдского национального движения пополнять ряды РПК.

Председатель запрещенной за «попытки нанести ущерб национальным интересам Турции» Трудовой народной партии (ТНП) Ахмет Тюрк в то время утверждал, что курды по-прежнему подвергаются преследованиям на государственном уровне. По его словам, хотя запрет на курдский язык и отменен, курдской прессе чинятся препятствия, а еженедельник «Велят» стал предметом многочисленных нападок судебных властей. Несколько сотрудников газеты «Езгур Гюнден», в том числе популярный журналист Кемаль Кидич, погибли от рук убийц. По-прежнему нет теле- и радиостанций, ведущих передачи на курдском языке. По словам А.Тюрка, политические организации, подобные ТНП, добивались лишь признания культурных традиций курдов и выступали за сосуществование с турками в одном государстве.

Не допускается «свободомыслие» и в турецком парламенте. В марте 1994 г. были лишены статуса депутатской неприкосновенности и арестованы семь членов Великого национального собрания Турции (ВНСТ) за «пропаганду идей сепаратизма» и поддержку курдского национального движения. Спустя месяц были освобождены от депутатских обязанностей тринадцать депутатов от Демократической партии.

Руководство Турции признает, что в стране пока существуют ограничения на свободу мысли. Причина этого, по мнению политических обозревателей, кроется в несовершенстве законодательства, которое позволяет накладывать запрет на деятельность партий курдской ориентации. Он считает, что конституция 1982 г., которая была принята при правлении военных, ущемляет права и свободы человека. Понимание этого побудило правительство выступить с предложениями по демократизации жизни турецкого общества. Данные предложения предусматривают внесение некоторых изменений в действующую конституцию. Однако, несмотря на стремление провести в стране демократические реформы, лидеры Турции не допускают и мысли о возможности создания политических партий по этническому признаку, что будет способствовать, по их мнению, расколу государства.

Таким образом, в политике по отношению к курдам турецкое руководство продолжает отдавать предпочтение силовым методам. Вместе с тем, массированное применение военной силы, ужесточение репрессивных мер против вооруженных формирований РПК не приносит ощутимых результатов, ставит правительство перед необходимостью отказаться от рассмотрения курдской проблемы лишь в рамках борьбы с терроризмом и начать поиск других, в частности, политических и экономических путей решения конфликта.

44.91MB | MySQL:115 | 1,073sec