Последняя миссия министра обороны США Р.Гейтса в Афганистан

Министр обороны США Р.Гейтс посетил колыбель зарождения движения «Талибан» во время своего очередного турне в Афганистан. От прежних визитов этот отличается тем, что Р.Гейтс его совершает в абсолютно новом качестве чиновника «с заранее объявленной датой своей политической смерти». Мы имеем в виду его решение об отставке в следующем году. Представляется, что это «жертвенное» решение было «куплено» рядом условий, и в частности обещанием президента США Б.Обамы позволить Р.Гейтсу до конца реализовать задуманное им в Афганистане. Необходимо заметить, что полной уверенности в успешном завершении «этого задуманного» в Белом Доме нет. Иначе Р.Гейтс не стал бы заранее объявлять о своем уходе, так как завершись его афганская эпопея полным успехом, то желать лучшего министра обороны накануне новой президентской кампании трудно.

В этом состоит основная проблема. С учетом иракского опыта шестилетней кампании, которая не привела ни к каким внятным и ожидаемым результатам, а обернулась большими (по американским оценкам) потерями и многомиллиардными затратами, надежду на успех в Афганистане может испытывать только клинический оптимист. Каждый погибший солдат обходится казне в полмиллиона долларов в совокупности затрат и выплат, а только в Ираке безвозвратные потери превысили 4 тыс. И это не говоря о материально-технических затратах, всестороннюю поддержку режима Х.Карзая и т.п. Таким образом, вытекает первая и основная задача, на которую Р.Гейтс получил полный карт-бланш от Б.Обамы. Она формулируется следующим образом: уйти из Афганистана в заранее объявленные сроки с наименьшими потерями и сохранением лица. Для этого Р.Гейтс должен осуществить ряд очень непопулярных мер. Одна из «попутных» – это проведение успешной по «афганским меркам» операции «разгрома сил талибов» в их основной «колыбели» Кандагаре. Собственно с разногласиями внутри Пентагона по вопросам ее проведения и была обусловлена отставка бывшего командующего американскими войсками в этой стране генерала Маккристала. Перед его преемником генералом Петрэусом стоит непростая задача: провести последнюю крупную военную операцию, которая выглядела бы убедительно при минимально возможных потерях. В настоящее время осуществляется активная подготовительная фаза операции, которую для краткости назовем как концентрация сил и средств. Этому были посвящены вся весна и лето с.г. с перерывом на «внутрипентагоновские разборки», что привело к самыы большим потерям американцев и их афганских союзников за все время активной фазы боевых действий. Только на этой неделе погибло 12 американцев и один эстонец. Обратим также внимание, что основные потери происходят в результате минно-фугасных подрывов и обстрелов конвоев. То есть боевые действия несут классический характер партизанской войны, которые характеризуются постоянными латентными потерями, что называется, «на ровном месте». Это совершенно не означает, что этот уровень потерь будет нарастать в мере разворачивания собственно открытого боевого противостояния, начало которых следует ожидать в самое ближайшее время. Более того, их уровень, скорее всего, сократится.

Наступление на Кандагар, судя по всему, пройдет по классической схеме, которая уже была апробирована в провинции Гильменд в прошлом году. Американцы выпустят вперед афганские войска, поддерживая их артиллерией и авиацией. В этих условиях талибы просто растворятся мелкими группами и фактически без сопротивления позволят союзникам зайти в Кандагар и «водрузить там свой флаг». Это событие, как показал тот же Гильменд, совершенно ничего не решает. Там до сих пор идут регулярные локальные стычки и эта «освобожденная» провинция прочно занимает сомнительное «второе место» по количеству потерь войск коалиции. При этом совершенно очевидно, что в случае необходимости талибы в один день спокойно займут все основные центры в этой провинции. То же самое будет и в Кандагаре.

Вообще уже фактически нет сомнений в нежелании американского командования вести действительно активные боевые действия, несмотря на все громкие заявления о «новом этапе» войны и коренном переломе в тактике ее ведения. Это утверждение базируется на двух выкладках. Р.Гейтс и генерал Петрэус являются предельно трезвыми и практичными фигурами в Пентагоне. Они не могут не понимать, что чисто военных способов достигнуть разгрома талибов не существует, за исключением методов Чингисхана или ядерного удара. В этой связи любые военные наступления и водружения флага над минаретами носят, прежде всего, пропагандистский и показушный характер на потребу «внутриамериканского избирателя» в первую очередь. Это дорогое удовольствие, но обязательный набор таких «победоносных войн» необходимо выполнить, хотя бы из-за чувства приличия и объяснения избирателю, куда пошли его налоги.

Второй причиной для сомнения является явная затяжка по времени. Операция должна была начаться еще в начале лета, но на дворе уже сентябрь, а об активности пока не слышно. Через пару месяцев начнется зимний сезон, и талибы просто уйдут зимовать в Пакистан или растворяться среди кишлаков. Наступать в зимний сезон означает наименьшее количество потерь при максимальной неэффективности решения задачи по именно военному разгрому талибов. Опять же довод в пользу «показушничества».

Таким образом, рискнем утверждать, что предстоящее наступление в Кандагаре является просто очередной фикцией, которой не стоит уделять много внимания. Как представляется назначение генерала Петрэуса связано с другим моментом тактики, от которого собственно и зависит будущее Х.Карзая. А именно попыткой перетянуть на свою сторону значительную часть племенной пуштунской верхушки и проведение сепаратных переговоров с различными группировками талибов на предмет их приемлемого для Вашингтона прихода во власть. А таковых группировок только крупных насчитывается пять. Что-то подобное генерал уже делал в Ираке, и достиг в этом определенных успехов. Опять же возьмемся утверждать, что Р.Гейтс получил от Белого Дома «добро» на такие переговоры, несмотря на жесткую оппозицию этому руководства Госдепартамента США. Более того, такие переговоры уже идут в том же Гильменде.

Именно вариант «сохранения лица и максимально возможного избежания имиджевых издержек» сейчас отрабатывает министр обороны, фактически нарушая официальную позицию Белого Дома. Выбор именно такой тактики действий предопределил и провал всех надежд на изменение позиции Пакистана по отношению к афганским событиям. Все наступления пакистанских военных в «зоне племен» никаких внятных результатов не принесли и коренным образом ситуацию не изменили. Р.Гейтс опять же в ходе своего турне подтвердил «абсолютную невозможность» входа американских войск на территорию Пакистана, что фактически означает функционирование тыловых баз талибов сколь угодно долго. Более того, Исламабад под предлогом природных катаклизмов свернул все наступательные операции в «зоне племен». Само по себе наводнение и развернувшаяся в этой связи широкая по своим масштабам гуманитарная помощь играет «на руку» прежде всего талибам и «Аль-Каиде», которые получили в долгосрочной перспективе надежный канал поставок медикаментов и продовольствия. Пакистан вообще превращается сейчас в ожесточенную арену суннитско-шиитского противостояния, о чем свидетельствуют резонансные теракты против шиитов на этой неделе, а это объективно свидетельствует об усилении «Аль-Каиды» в этом регионе при активной поддержке этого процесса со стороны тех же саудовцев.

Резюмируем. США фактически признали бесперспективность решения чисто военными путями проблему Талибана в Афганистане. В этой связи начался процесс подготовки вывода войск из этой страны и создание условий для поддержания жизнеспособности режима Х.Карзая в автономном режиме. В этой связи наряду с показушными демонстрациями своей боевой активности, основной упор будет сделан на организации неофициального диалога с талибами в лице их разных представителей. При этом Х.Карзай получает свободное поле для выбора партнеров по этим консультациям. На это у него есть сравнительно небольшой отрезок времени, так как график вывода войск коалиции будет соблюдаться неукоснительно, и на такой диалог «с противником» новый министр обороны США накануне очередных президентских выборов пойти уже не сможет.

52.36MB | MySQL:103 | 0,478sec