Пакистан: что ждет страну после саммита в Сочи?

Целью настоящей статьи является не анализ непосредственно прошедшей в Сочи четырехсторонней встречи на высшем уровне (эта тема уже довольно подробно исследована в СМИ как российских, так и зарубежных), а то, что происходило после неё, а именно: перспективы развития российско-пакистанских отношений после сочинского саммита, трагедия в Пакистане в связи с произошедшим там сильнейшим наводнением, а также перспективы развития пакистанской экономики с учетом случившейся катастрофы.

Но все же кратко скажем о сочинском саммите, чтобы лучше понять происходившие после него события/1/.

Прошедший 18-19 августа с.г. 4-х сторонний саммит в Сочи, в котором приняли участие Афганистан, Пакистан, Россия и Таджикистан, показал, что встречи такого формата (а это уже вторая по счету встреча такого рода; первая состоялась в июле 2009 г. в Душанбе) могут играть определенную геополитическую роль в центральноазиатском регионе, способствовать повышению там стабильности, оперативно решать многие наболевшие вопросы и т.п. На нынешнем саммите в качестве основных задач, требующих настоятельного рассмотрения, были выдвинуты борьба с наркобизнесом и терроризмом, развитие экономического многостороннего и двустороннего сотрудничества. Особой темой стала трагедия в Пакистане, где беспрецедентное наводнение явилось национальной катастрофой, что не наблюдалась за всю историю существования этого государства.

Вместе с тем, значение такого рода встреч едва ли целесообразно переоценивать, поскольку нередко достигнутые на бумаге договоренности просто «тонут» среди многочисленных негативных, постоянно возникающих на практике проблем самого разного уровня и характера (в качестве примера достаточно упомянуть сделанное буквально через 6 дней после саммита резкое заявление официальных афганских лиц, обвинивших Пакистан, в первую очередь его высший генералитет в тесных связях с талибами)/2/.

Новым явлением в рамках подобных переговоров на саммите стало рассмотрение реальной возможности налаживания сотрудничества в борьбе с наркоугрозой и достижения конкретных договоренностей по вопросу о стабилизации обстановки в самом Афганистане, в его приграничных территориях с Пакистаном, а также в полосе племен на территории пакистанской провинции Хайбер Пахтунхва (бывшая СЗПП) – о возможном сотрудничестве между Организацией договора о коллективной безопасности и Шанхайской организацией сотрудничества.

Прошедшая в рамках саммита двусторонняя встреча Д. Медведева и президента Пакистана Асиф Али Зардари показала явное стремление обеих сторон расширять сотрудничество как в торгово-экономической, так и в политической сферах. И началась она с выражения соболезнований друг другу в связи с постигшими оба государства катастрофами, принявшими характер национального бедствия, – сильнейшая засуха в России и возникшие в результате этого пожары, а также трагедия в Пакистане – наводнение, которого еще не было в истории этого государства. Именно критическая ситуация внутри страны, обусловленная этим стихийным бедствием, заставила президента Пакистана покинуть Россию после нескольких часов пребывания в Сочи вместо предполагавшихся двух дней.

В ходе беседы российский президент подчеркнул, что Москва хотела бы наладить с Исламабадом более тесное экономическое сотрудничество, но пока, несмотря на сравнительно частые встречи глав двух государств, по этому направлению «больших успехов нет». Тем не менее президент надеется, что эта ситуация скоро изменится, и Россия и Пакистан активнее начнут вести совместную борьбу с терроризмом, наркоугрозой и международной преступностью/3/.

Но вначале представляется целесообразным подробнее сказать о наводнении в Пакистане, поскольку эта трагедия вызвала в мире не просто широкий общественный резонанс, но главное – представляет собой долгосрочную угрозу не только для Пакистана (хотя это – самое главное), но и реально отражается и будет отражаться на ситуации (в первую очередь социально-экономической) как в центральноазиатском регионе, так и возможно далеко за его пределами.

По состоянию на начало сентября с.г. от этого стихийного бедствия пострадали свыше 20 млн человек, около 1700 человек погибли, 2090 – ранены и находятся в больницах (цифры ежедневно уточняются, полностью разрушены почти 1 млн жилых домов и около 15 млн человек остались совсем без жилья. Разрушено свыше 150 основных ирригационных систем страны, буквально уничтожены 4,4 млн акров обрабатываемых земель/4/. В стране создано 1520 временных лагерей для беженцев (и продолжают создаваться), однако это вовсе не спасает пострадавшие семьи, которые вынуждены ютиться на голых островках еще не покрытой водой земли, без крыши над головой. Основные проблемы для населения страны связаны с растущим голодом и распространением самых разных заболеваний/5/. Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун посетил Пакистан и описал ситуацию в этой стране как «отчаянную и душераздирающую»/6/. По словам главы ООН, никогда раньше ему не доводилось видеть кошмарные последствия разрушительной стихии, и он вновь призвал мировое сообщество ускорить оказание помощи пострадавшим регионам Пакистана.

Естественно, эта трагедия уже оказала и будет долго оказывать крайне негативное влияние на пакистанскую экономику – по многим оценкам не менее, чем в течение 10-ти лет. На завершившимся 2-го сентября заседании кабинета министров был сделан неутешительный вывод, что рост ВВП в 2010/11 финансовом году будет не выше 2,5% (планировалось 4,5%) – однако по нашему убеждению Пакистану не удастся достичь даже таких темпов экономического роста, т.е. 2,5%, и он будет намного ниже, если вообще не станет отрицательным.

Рост промышленного производства будет также заметно ниже плана в размере 5,6%, а пакистанская индустрия только-только смогла начать выход из кризисного состояния.

Бюджетный дефицит будет примерно на уровне 7%, однако и здесь, как мы считаем, он будет выше указанной цифры. Проблема заключается в том, что и МВФ, и Мировой банк приняли несколько десятков лет назад решение об оказании помощи только тем государствам, где бюджетный дефицит не превышает показателя в 5% (естественно, что в этом Заявлении были оговорены и другие условия предоставления финансовой помощи – уровень инфляции до 10%, реальное осуществление экономических реформ, в том числе реализация программ по борьбе с бедностью и т.д., но мы пока не ставим задачу рассматривать эти вопросы, поскольку они далеки от поставленных конкретных проблем анализа в данном материале). Естественно, что Исламабад опасался отказа в настоящее время в расширении помощи от этих финансовых международных организаций вследствие заметного превышения этого показателя по сравнению с требуемым МВФ и МБ. Более того, оказалось, что если по итогам 2009/10 финансового года (закончился в июне с.г.) Пакистан указал этот параметр в размере 5,1%, то по признанию пакистанских официальных лиц на самом деле он составил 6,3%/7/.

Не будет достигнуто и запланированное сокращение инфляции в стране в размере менее 10%; этот показатель реально может возрасти до 20%.

Сфера услуг, вкладывающая в ВВП Пакистана свыше 50%, также серьезно пострадает, поскольку тесно связана с производством в реальном секторе экономики; это же касается и внешней торговли./8/

Несомненно, что все мировое сообщество, независимо от симпатий или антипатий к Пакистану, уже оказало и оказывает этой стране посильную помощь, по имеющимся в нашем распоряжении данным на двусторонней основе это сделали уже 48 государств, и этот список ежедневно пополняется. У нас также имеется информация о том, в каком конкретно размере предоставило финансовую помощь то или иное государство. Однако из-за нехватки места в статье мы не стали помещать указанные сведения в силу большого объема такой таблицы. Отметим лишь основные страны и международные финансовые организации.

Естественно, что на первом месте находятся США, объем предоставленной помощи от которых составляет пока что 210 млн долл., однако по словам сенатора Джона Керри, она превысит в ближайшее время 1 млрд долл. Направлена в больших объемах американская гуманитарная помощь, в Пакистане активно работают самолеты и особенно вертолеты ВВС США, наземная (включая водную) техника.

Помощь Великобритании – 115 млн долл. (по словам заместителя премьер-министра Ника Клегга, посетившего Пакистан в начале сентября, эта помощь будет в перспективе заметно увеличена). Далее следуют Саудовская Аравия – 70 млн, Германия – 38 млн, Австралия – 33 млн, Канада 31 млн, ОАЭ – 25 млн, Китай – 20 млн, Дания – 12 млн и Австрия – 7 млн долл./9/

Понятно, что международные финансовые организации оказывают Пакистану значительно большую финансовую поддержку. Вечером 2 сентября в Вашингтоне завершилось совместное заседание руководства МВФ и многочисленной пакистанской делегации (возглавлявшейся министром финансов Абдул Хафиз Шейхом). По итогам продолжавшейся 10 дней оценки ситуации в Пакистане МВФ приняло решение предоставить немедленно 450 млн долл., а до конца года – еще 1,7 млрд долл. Параллельно Мировой банк объявил о выделении помощи в размере 1 млрд. долл., которая частично уже предоставлена Пакистану и будет полностью направлена туда до конца текущего года/10/. По некоторым данным, Азиатский банк развития намерен выделить 2 млрд долл. Пакистану, однако официально эти сведения не подтверждены.

Россия также фигурирует в этом списке, выделив 1 млн долл. Пакистану и попав, таким образом, в одну группа по размерам помощи с Афганистаном, Алжиром, Азербайджаном, Индонезией, Южной Кореей. Однако этот факт ни в коей мере не следует расценивать как иронию. Наша страна сама сейчас находится в крайне тяжелом положении после сильнейшей засухи и глобальных пожаров, охвативших едва ли не всю территорию России. Тем не менее, уже были направлены в Пакистан несколько самолетов ИЛ-76 МЧС РФ с гуманитарной помощью, к тому же в ходе двусторонней встречи с президентом Пакистана Д.Медведев пообещал расширить в перспективе объем российской помощи Исламабаду/11/.

Дело здесь в ином, возвращаясь к вопросу о нынешнем уровне двусторонних отношений, в первую очередь – к торгово-экономическому сотрудничестве России с Пакистаном, объем которого оставляет, мягко говоря, желать лучшего. Неудивительно, что в ходе беседы в Сочи с президентом Пакистана Дмитрий Медведев отметил отсутствие успехов в двустороннем сотрудничестве. Заметим, что товарооборот между двумя странами составляет, по данным Посольства Пакистана в России, примерно 500 млн долл. (любопытно отметить, что, например, двусторонняя торговля Пакистана с Индией, которая, несмотря на определенное потепление отношений, остается все же едва ли не основным противником Исламабада, превышает 2 млрд долл. и имеет тенденцию к дальнейшему росту)/12/.

Одним из важных результатов российско-пакистанских переговоров на высшем уровне стало решение о проведении в сентябре с.г. заседания созданной несколько лет назад Межправительственной комиссии по двустороннему сотрудничеству, которая так и не приступила к работе с момента ее создания. Кроме того, в ходе беседы Дмитрий Медведев высказал пожелание об участии России в той или иной форме в сооружении газопровода Иран-Пакистан-Индия, общей стоимостью 7,6 млрд долл. и протяжённостью свыше 1 тыс. км, а также в модернизации построенного с помощью СССР Карачинского металлургического завода (введен в строй в 1985 г., мощность — 1,1 млн т стали в год, планируется в ближайшее время увеличить ее до 1,5 млн т, а затем и до 3 млн т).

Кроме того, обе стороны договорились рассмотреть возможности сотрудничества в области железнодорожного транспорта и в энергетическом секторе. Российский президент предложил также увеличить число пакистанских студентов для приема в ВУЗ’ы нашей страны. Нельзя также не отметить весьма важное предложение Д.Медведева об открытии в Пакистане отделений российских банков и, соответственно, в России – отделений пакистанских банков для осуществления экспортно-импортных операций. Сергей Лавров, выступая перед представителями российских и зарубежных СМИ, подчеркнул, что «именно экономическое сотрудничество может и должно стать ключевым элементом в деле решения всех существующих проблем»/13/.

Со своей стороны Асиф Али Зардари предложил российским инвесторам рассмотреть вопросы вложения капиталов в пакистанскую энергетику, горнодобывающую промышленность, производственную инфраструктуру. Было сделано предложение Д. Медведеву посетить Пакистан с официальным визитом, которое было с благодарностью принято/14/. Наконец, президент Пакистана особо подчеркнул значение России как сверхдержавы в деле сохранения стабильности в регионе (подразумевая, по всей видимости, центральноазиатский и южноазиатский регионы).

Здесь следует отметить, что это уже не первое приглашение посетить Пакистан с официальным визитом, сделанное высшему российскому руководителю. В феврале 2003 г. во время официального визита в Москву тогдашнего президента Пакистана Первеза Мушаррафа последний пригласил Владимира Путина прибыть в Пакистан с аналогичной целью, однако это приглашение так и не было реализовано. Лишь в апреле 2007 г. состоялся визит тогдашнего премьера М.Фрадкова, который не принес практических результатов и был малоэффективен. Хотелось бы верить, что на этот раз сделанное пакистанским президентом предложение посетить Пакистан будет реализовано, и Москва реально расширит двустороннее сотрудничество с Исламабадом.

Уже не раз у экспертов, занимающихся изучением Пакистана, в том числе и у российских, возникает резонный вопрос: А почему бы России не попытаться вступить в ряд международных организаций, где участвует Пакистан, в качестве наблюдателя? Россия в свое время поддержала желание Пакистана вступить в ШОС в качестве наблюдателя, и оно было реализовано.

Пакистан активно способствовал нашему намерению вступить в Организацию Исламская конференция, и это было тоже сделано. Россия сейчас – наблюдатель в ОИК.

Нет видимых препятствий для вступления нашей страны в качестве наблюдателя в такие организации как СААРК (South Asian Association of Regional Cooperation), куда входят Афганистан, Бангладеш, Бутан, Индия, Мальдивские острова, Непал, Пакистан и Шри Ланка; и в качестве наблюдателей – Австралия, Иран, Китай, Маврикий, Мьянма, США, Южная Корея, Япония и ЕС. А также в организацию «Друзья Пакистана» (куда входят Австралия, Великобритания, Италия, Канада, Китай, ОАЭ, Саудовская Аравия, США, Турция, Франция, Япония, представители ООН и ЕС).

Сейчас весьма благоприятный момент для расширения наших связей с Пакистаном, хотя бы потому, что оба наших государства постигла большая беда, которая может реально сплотить даже наши народы.

Кроме того, у власти в Пакистане находятся гражданский президент и новое правительство, Исламабад давно стремится улучшить двусторонние отношения с Россией как на политическом уровне, так и развивать их в экономической сфере, а также начать вести переговоры о возможном военно-техническом сотрудничестве, пусть и в ограниченном формате, приемлемом для России. Москва же демонстративно уходит от реальных действий по расширению наших связей, отделываясь полупустыми разговорами (достаточно сказать о вышеупомянутом малозначимом визите бывшего премьер-министра М.Фрадкова в Пакистан в апреле 2007 г., когда были подписаны лишь 3 несущественных документа, и это — лишнее тому подтверждение).

Бессмысленно также в этом плане продолжать Москве смотреть с опаской на Индию, опасаясь ее гнева в случае расширения связей с Пакистаном. Индия давно уже не считает необходимым осуществлять сотрудничество во многих сферах только с Россией или преимущественно с Россией, что в целом вполне нормально. Достаточно упомянуть соглашение с США или с Канадой о сотрудничестве в области атомной энергетики, подписанное в текущем году, равно, как и сказать о массированных закупках электроники в военных целях у Израиля и т.п. А игнорировать Россией пакистанское государство с населением около 175 млн. человек, расположенного в геополитически важном и взрывоопасном месте земного шара (учитывая, в первую очередь, соседство Пакистана с Афганистаном, Индией и Китаем) просто неразумно.

Наконец, в этой связи целесообразно иметь ввиду готовность Дели урегулировать свои отношения с Пакистаном, об этом свидетельствует хотя бы прошедшая 15 июля с.г. встреча министров иностранных дел обеих государств, в ходе которой были обсуждены все (мы подчеркиваем ВСЕ, включая кашмирскую проблему) вопросы пакистано-индийских отношений.

Одним словом, налицо все предпосылки для широкомасштабного развития российско-пакистанских экономических и даже политических отношений.

 

1. Настоящий материал подготовлен на основе анализа российской, пакистанской и другой зарубежной прессы. Ссылки на конкретную информацию, включая статистику, будут также сделаны.

2. См., например, Dawn. 27.08.2010.

3. Подробнее см.: «Время новостей». № 148, 19.08.2010. «Независимая газета», 19 августа 2010 г. «Ведомости». № 154 (2672), 19.08.2010. «Известия». 19.08.2010.

4. Dawn. 27.08.2010.

5. Pakistan Times. 20.08.2010.

6. Цит. По: «Известия». 19 августа 2010 г.

7. Business Recorder. 2.09.2010.

8. Ibid.

9. Pakistan Times. 2.09.2010.

10. Dawn. 3.09.2010. «Dawn». 17.08.2010. «Business Recorder». 19.08.2010. Pakistan Times. 20.08.2010. «Dawn». 20.08.2010. «Daily Mail». 19.08.2010. «The New York Times». 20.08.2010. «Le Monde». 20.08.2010.

11. Pakistan Times. 2.09.2010.

12. Расчеты экспертов Плановой комиссии Пакистана; они полагают, что в ближайшие 2-3 года эта цифра достигнет 3 млрд. долл. — «Business Recorder». 10.06.2010.

13. Цит. по: «Business Recorder». 19.08.2010.

14. Ibid.

42.41MB | MySQL:92 | 1,013sec