Стратегия развития Ирана до 2025 года: промежуточные итоги

Прошло пять лет с момента принятия важнейшего стратегического документа в истории Исламской Республики Иран – Перспективного 20-летнего плана развития страны до 2025 г. В этом контексте интерес представляет развернутый анализ успехов и неудач, достигнутых администрацией президента М.Ахмадинежада в первую пятилетку реализации плана – 2005-2010 гг.

Отметим, что данный документ стал первым долгосрочным стратегическим планом развития ИРИ, который интегрировал в себя т.н. «пятилетки», т.е. среднесрочные социально-экономические программы иранского правительства. Принятие в 2005 г. столь важного и амбициозного по масштабу поставленных задач плана идет в русле задач стоящих у власти молодых неоконсерваторов, которые ставят во главу угла задачу превращения Ирана в мощную региональную державу с претензиями на роль лидера исламского мира. В соответствии с главной целью Стратегии-2025, Иран должен будет войти к 2025 г. в список развитых государств мира, став первым номером в списке государств региона по экономической, научной и технологической мощи. Одновременно иранские стратеги поставили задачу сохранения исламского строя и исламской идентичности ИРИ, незыблемость принципов революции 1979 г., проведение конструктивной и эффективной международной политики, укрепление сотрудничества в рамках исламского мира и за его пределами.

В контексте внутриполитических задач Стратегии-2025 в качестве главного императива выдвигается принцип социальной справедливости – кстати, один из основных предвыборных лозунгов президента М.Ахмадинежада. Здесь же прописываются такие важные составляющие внутренней социально-экономической политики, как обеспечение равных возможностей для всех, повышение жизненного уровня, создание адекватной и справедливой системы получения доходов для всех слоев населения, приоритетное внимание вопросам здравоохранения, развитие системы кооперативов и поощрения кооперативного духа среди нации.

В долгосрочной стратегии обозначены, разумеется, и основные приоритеты экономического развития страны. Главная задача – устойчивый и быстрый экономический рост, сопровождающийся ростом ВВП на душу населения. Отдельная «головная боль» иранской экономики – сокращение уровня безработицы – также фигурирует в стратегическом документе. Более того, Стратегия-2025 декларирует цель полной ликвидации безработицы и обеспечения доступа всего населения к рабочим местам.

Следует отметить, что несмотря на столь амбициозные, важные и безусловно благие задачи Стратегии-2025, их реальное воплощение в жизнь заметно буксует. По-крайней мере, в ходе первой пятилетки достичь каких-либо прорывов на этих направлениях иранскому правительству не удалось. Это во многом было связано с объективными причинами, прежде всего началом глобальной финансово-экономической рецессии и совпавшим с ней глобальным продовольственным кризисом, которые затронули экономики всех государств мира, включая иранскую. В итоге многие задачи первой пятилетки, особенно в плане улучшения макроэкономических показателей, не были выполнены. Так, в частности, экономический рост страны в 2010 г. составит ориентировочно 2,6%, что в несколько раз ниже предполагаемого по Стратегии-2025 уровня экономического роста на 2010-2015 гг., составляющего 8%. Уровень безработицы в стране в 2008 г. подскочил до 25%, и хотя его удалось вновь опустить до 11,8%, это существенно ниже обещаний правительства удержать его на уровне 7% и создать дополнительно 1 млн рабочих мест. Инфляция в Ирана на январь 2010 г. выросла до 15%, хотя в целевых ориентирах правительства ИРИ на 2010-2015 гг. она планировалась в среднем на уровне не выше 12%. Упала мировая цена на нефть, что моментально отразилось на прогнозах иранского совокупного дохода (правительство закладывало в бюджете страны уровень в 65 долл. за баррель).

Весьма сомнительным представляется достижение еще одной глобальной цели – увеличение к 2015 г. доли ненефтяного экспорта до 30%. Это важная, стратегическая задача, гарантирующая Тегерану избавление в перспективе от углеродной экспортной зависимости. Доля ненефтяного экспорта в последние года действительно росла, но не столь динамично: на сегодняшний день она составляет 20%.

С большим трудом решается еще одна важная задача иранского правительства – последовательное увеличение инвестиций в ведущие отрасли промышленности – газовую, нефтяную, нефтехимическую, металлургическую, строительную. И хотя индустриальное развитие ИРИ идет быстрыми темпами, и доля промышленности в национальной экономике за последнее десятилетие выросла значительно, приток инвестиций для поддержания требуемой динамики является недостаточным. Серьезное сдерживающее влияние оказывают, безусловно, санкции западных стран. В особенности, речь идет об односторонних санкциях Евросоюза и Японии, которые могут самым непосредственным образом повлиять на ухудшение инвестиционного климата в ИРИ.

Таким образом, резюмируем, что под воздействием мирового финансового кризиса иранское правительство не смогло решить важнейшие задачи пятилетки 2005-2010, что, в принципе, ставит под угрозу выполнение конечных целей Стратегии-2025. При этом, однако, некоторые события внутриполитической жизни страны косвенно указывают на то, что причины «провала» социально-экономической программы правительства заключаются не только в воздействии объективных, общемировых тенденций. По крайне мере, Верховный руководитель ИРИ А.Хаменеи, прямо не признавая эти неудачи, усматривает в этом слабость самого правительства. Не случайно, на встрече с президентом М.Ахмадинежадом и его кабинетом в конце августа с.г. лидер ИРИ выступил с предложением по масштабной ревизии Плана-2025 и подведении некоторых итогов его выполнения. Не критикуя напрямую правительство, иранский руководитель призвал кабинет министров «облегчить жизнь народа» и «предпринять самые серьезные усилия», чтобы реализовать главные задачи стратегии. Кроме того, он предостерег президентскую команду быть готовой к возможной критике со стороны парламента, допуская возможность внесения депутатским корпусом каких-либо корректив в этот документ. Зная стиль и манеру поведения опытнейшего политика А.Хаменеи, такие высказывания можно воспринимать как прямую критику работы кабинета министров.

Между тем, следует признать, что, несмотря на достаточно куцые макроэкономические показатели, Иран смог устоять перед первой волной финансово-экономического кризиса и пережить рецессию. Во многом обеспечить внутреннюю стабильность удалось благодаря пока еще государственной экономике страны. В то же время, руководство страны отчетливо понимает все плюсы и минусы такого положения. Несмотря на масштабные планы по приватизации и либерализации всех государственных предприятий (согласно поправкам в конституцию от 2004 г., государство должно сохранить за собой не более 20% их доли), доминирование государства во всех – не только стратегических — секторах национальной экономики по-прежнему велико. А это притормаживает дальнейшее развитие страны и достижение тех масштабных задач, которые диктует Стратегия-2025. И все-таки прогнозы для Ирана на ближайшие годы достаточно благоприятные, и имеются возможности нагнать упущенное и набрать нужный темп. Тем более что впереди еще три нереализованные «пятилетки».

40.69MB | MySQL:92 | 0,981sec