Военно-политическая обстановка в Ираке (август 2010 года)

В августе 2010 года в Ираке сохранялась сложная военно-политическая обстановка. Основным событием минувшего месяца стало окончание 31 ав-густа боевой миссии вооруженных сил США в стране. В августе в Ираке продолжался глубокий внутриполитический кризис, вызванный отсутствием прогресса в деле формирования коалиционного правительства по итогам со-стоявшихся еще в марте с. г. парламентских выборов. Нестабильная, с види-мыми элементами напряженности остается ситуация в сфере безопасности. В прошедшем месяце внешнеполитические контакты руководства и видных политиков Ирака были связаны преимущественно с вопросами формирования нового правительства страны. Одновременно США и соседние государства активно пытались воздействовать на развитие политической ситуации в Ираке.

По оценкам экспертов, основной причиной решения американской ад-министрации вывести войска из Ирака стало понимание вашингтонскими по-литиками невозможности решения конфликта в этой стране военным путем. Фактически это явилось признанием того, что длительное и масштабное аме-риканское военное присутствие так и не привело к стабилизации положения в Ираке и урегулированию многочисленных и сложных иракских конфликтов. Свою немаловажную роль также играют требования внутренней полити-ческой борьбы в США. До запланированных на ноябрь промежуточных вы-боров в Конгресс президент Б. Обама надеется заручиться большей поддерж-кой американцев путем реализации обещаний, данных во время предвыбор-ной кампании в 2008 году. Кроме того, в Вашингтоне решили переместить «стратегический центр» борьбы с терроризмом из Ирака в Афганистан. Так, Б. Обама 31 августа заявил, что «благодаря выводу войск из Ирака Соеди-ненные Штаты смогут перебросить необходимые ресурсы в Афганистан для борьбы с «Аль-Каидой»».

Необходимо отметить, что официальное прекращение войсками США боевых операций на иракской территории произошло «в момент серьезной политической и институциональной неопределенности» в стране, которая продолжает балансировать на грани раскола по этно-конфессиональному признаку и возобновления гражданской войны. Причем утверждения прези-дента США Б. Обамы, других высокопоставленных государственных деятелей и представителей военного командования о сокращении насилия в Ираке «до исторического минимума» опровергаются реальными событиями, проис-ходящими в стране, практически ежедневными террористическими актами и вооруженными нападениями, совершаемыми в различных районах Ирака. Не выдерживают критики и утверждения многих американских и иракских ру-ководителей о готовности иракской армии, полиции и органов безопасности самостоятельно обеспечить безопасность на всей территории страны. К тому же отметим, что очень многие в Ираке опасаются того, что образующийся после ухода американских войск «вакуум силы» постараются заполнить ре-гиональные игроки: с одной стороны – шиитский Иран, с другой – суннитские арабские государства, а также Турция. Это может привести к новой вспышке межэтнического и межконфессионального противостояния, причем более жестокого, чем в 2006-2007 годы.

Таким образом, завершение военной кампании Соединенных Штатов и вывод из Ирака боевых частей ВС США ни в коей мере не стал следствием успешного завершения американской «освободительной» миссии в этой стране. За более чем семь лет американцам так и не удалось создать в Ираке стабильное демократическое государство и гражданское общество, сформи-ровать дееспособные национальные силовые структуры и восстановить нор-мально функционирующую экономику. В своем обращении к американскому народу 31 августа президент Б. Обама признал: «Остается еще много работы, которую нам предстоит сделать, чтобы быть уверенными в том, что Ирак яв-ляется нашим эффективным партнером».

По мнению видного американского специалиста-ближневосточника Э. Кордесмана, «война в Ираке не закончилась. По сути, он (Ирак, — В. Ю.) на-ходится в критической ситуации, как это и было в любой период после 2003 года».

Положение дел в сфере безопасности в Ираке в августе 2010 года про-должало оставаться неустойчивым. Зарубежные эксперты считают, что си-туация с обеспечением безопасности в стране «более хрупкая, чем та, кото-рую хотели бы видеть американские и иракские власти». По данным иракских правительственных органов, в прошедшем месяце число погибших от различных видов вооруженного насилия мирных жителей составило 295 че-ловек (в июле – 396 человек), а число раненых достигло 508 человек (в июле – 680 человек). Также было убито 98 боевиков и террористов (в июле – около 100). Ежедневно в стране совершается в среднем 14 терактов и вооруженных нападений.

25 августа в Ираке была совершена серия хорошо скоординированных терактов, которая была направлена главным образом против местной полиции и сил безопасности. Тем самым террористы хотели продемонстрировать их слабость и неспособность контролировать ситуацию в стране. Взрывы и нападения, исполненные боевиками-смертниками, произошли в большинстве районов Ирака: в Багдаде, городах Кербела, Эль-Кут, Киркук, Тикрит, Мосул, Басра, в провинциях Дияла и Анбар. Характерно, что акты насилия были осуществлены на следующий день после того как командующий ВС США в Ираке генерал Р. Одьерно объявил о том, что численность американских войск в стране сократилась ниже уровня 50 тыс. человек. По американским оценкам, теракты, наподобие тех, что были совершены 25 августа, будут происходить и в будущем, в т. ч. и после вывода из страны американских войск.

28 августа премьер-министр Ирака Н. аль-Малики заявил о приведении в состояние полной боевой готовности национальной армии, полиции и спецслужб. Это было сделано в связи с получением правительством инфор-мацией о планах иракского ответвления «Аль-Каиды» и руководства бывшей правящей, а ныне запрещенной партии Баас совершить новые теракты и воо-руженные нападения для того, чтобы еще больше дестабилизировать обста-новку в стране. Н. аль-Малики также отметил, что, действующие на иракской территории экстремисты получают помощь из-за рубежа.

В августе на севере, в центре и на западе Ирака вооруженные нападения, теракты и другие насильственные действия имели место в городах (и прилегающих к ним районах): Багдад, Киркук, Мосул, Рамади, Баакуба, Эль-Фаллуджа, Эль-Махмудия, Тикрит, Ширкат, Талль-Афар, Эль-Халис, Самар-ра, Эль-Юсифийя, Кайяра, Эль-Искандерийя, Эль-Баадж, Рабиа, Сайярийя, Хувайза, Эль-Мукдадийя, Карма, Ясриб, Саклавийя, Эль-Мутанна, Мадаин, Эт-Таджи, Ширин, Абу-Сайда, Нимруд, Эль-Хадита, Балад Руз, Эд-Дуджайль, Эр-Радванийя, и в ряде других мест.

Нестабильной и напряженной остается ситуация в Багдаде и приле-гающих к столице районах. В городе и его окрестностях постоянно соверша-ются теракты, в т. ч. крупные, и вооруженные нападения. Неустойчивая си-туация сохраняется в крупнейшем городе иракского севера – Мосуле и его окрестностях, где также регулярно продолжают совершаться вооруженные нападения, теракты и другие насильственные действия. Напряженность со-храняется и в Киркуке. Здесь не прекращается противостояние арабского и туркоманского населения с курдами. Террористы и боевики продолжали ак-тивно действовать в западной провинции Анбар и северо-восточной провин-ции Дияла.

Ситуация в ряде районов на юге Ирака в августе также характеризова-лась заметными элементами напряженности. Вооруженные нападения, терак-ты, другие насильственные действия имели место в городах (и прилегающих к ним районах) Басра, Эн-Насирия, Кербела, Эль-Кут, Эш-Шуайба, Джурф-эс-Сакр и некоторых других местах. Наиболее крупный теракт (погибли 29 человек) был совершен 25 августа в Эль-Куте.

В августе снизилась напряженность в районах Иракского Курдистана, прилегающих к границам с Турцией, где базируются основные боевые фор-мирования сепаратистской Рабочей партии Курдистана (РПК), ведущей воо-руженную борьбу с турецким правительством. В то же время иранские войска обстреливали боевиков сепаратисткой Партии свободной жизни Курдистана (ответвление РПК), находившихся на территории Ирака.

Положение дел в сфере безопасности во внутренних районах Иракского Курдистана в прошедшем месяце в целом оставалось стабильным. Вместе с тем, американские эксперты полагают, что усиливающаяся напряженность между арабами и курдами на иракском севере представляет собой одну из главных угроз, препятствующих превращению Ирака в «безопасную и ста-бильную страну». Это потребует дополнительного внимания и усилий со стороны американских военных и дипломатов.

Терроризм продолжает оставаться реальной «угрозой для Ирака», а действия экстремистских сил обусловлены стремлением «подорвать позиции правительства и политический процесс» в стране. Наибольшую опасность представляет местное ответвление «Аль-Каиды». В Вашингтоне считают, что влияние иракской «Аль-Каиды» все еще достаточно сильно и его никоим об-разом «не стоит минимизировать». В настоящее время «Аль-Каида» всячески пытается спровоцировать суннитское население на возобновление масштаб-ного противостояния («открытую войну») с шиитами. Также «Аль-Каида» пытается вновь привлечь на свою сторону бывших суннитских повстанцев, которые после 2006 года воевали против экстремистов на стороне американ-ских войск. Для этого экстремисты используют недовольство суннитских бойцов отношением к ним со стороны багдадского правительства, которое не предоставляет лицам, служившим в отрядах «Сахва», возможностей для тру-доустройства и задерживает выплаты денежных пособий. Экстремисты предпринимают попытки «перекупить» бывших повстанцев, ежемесячно вы-плачивая тем, кто возвращается на путь вооруженной борьбы с властями, суммы от 100 до 350 долларов США. Одновременно террористы развернули кампанию убийств тех, кто отказывается присоединиться к ним.

Как и прежде, террористы и боевики совершали вооруженные нападе-ния, теракты и другие насильственные действия в отношении иракских поли-тических деятелей различных рангов и ориентации, чиновников центральных и местных органов власти, религиозных деятелей, ученых, судей, преподава-телей ВУЗов, военнослужащих правительственной армии и сотрудников спецслужб, шейхов племен. В августе участились нападения на полицейских, а в начале месяца была совершена серия целенаправленных вооруженных нападений на сотрудников дорожной полиции. Нападениям подвергаются иностранцы, работающие в Ираке, предприниматели. Многие теракты со-вершаются боевиками-смертниками (зачастую – женщинами), подрывающи-ми автомашины, начиненные взрывчаткой, в людных местах или вблизи раз-личных государственных учреждений. Боевики для обстрелов различных объектов часто используют минометы и ракеты.

Не прекращаются нападения на здания иракских органов власти, поли-цейские участки и объекты иракской армии, представительства различных политических партий и организаций, представительства иракских и ино-странных фирм, медицинские учреждения, различные экономические объек-ты.

8 августа впервые в северной части Персидского залива примерно в 30 км от иракского порта Умм-Каср вооруженными преступниками были ограб-лены четыре торговых судна, принадлежащих Антигуа, КНДР, Сирии и США. Нападавшие похитили у экипажей компьютеры, мобильные телефоны и деньги. Отметим, что эта морская зона вблизи иракских нефтяных терми-налов патрулируется кораблями ВМС США и Ирака.

Продолжаются похищения людей с целью получения выкупа или по политическим мотивам. В целом похищение людей и рэкет остаются в Ираке прибыльным «бизнесом», борьба с которым не приводит к заметным успехам.

Не прекращаются попытки различных политических сил, как иракских, так и зарубежных вновь обострить противоречия между суннитами и шиита-ми и тем самым не допустить стабилизации обстановки в стране. Так, очень многие теракты в августе целенаправленно совершались или против суннитов, или против шиитов.

Командование ВС США считает, что иранское руководство финанси-рует и оказывает содействие в обучении некоторых шиитских экстремистских группировок, действующих в Ираке, с тем, чтобы таким образом влиять на развитие ситуации в соседней стране и совершать нападения на американские войска.

По состоянию на 1 сентября 2010 года в силовых структурах Ирака числилось около 675 тыс. человек, в т. ч. в вооруженных сила 248 тыс. чело-век и в различных структурных подразделениях МВД – 427 тыс. человек.

В августе 2010 года потери иракских военных и полицейских при про-ведении ими боевых и специальных операций, а также в ходе повседневной служебной деятельности составили убитыми 131 человек, в т. ч. 54 военно-служащих и 77 полицейских (в июле — 139 человек, в т. ч. 50 военнослужа-щих и 89 полицейских). Ранения получили 150 военнослужащих (в июле – 165) и 188 полицейских (в июле – 198).

7 июля командование ВС США официально объявило о передаче ирак-ским армии и полиции всей ответственности за проведение операций против боевиков и террористов. При этом командующий американскими войсками в Ираке генерал Р. Одьерно заявил о готовности иракской армии взять на себя ответственность за обеспечение безопасности на всей территории страны. В то же время американские военные продолжают оказывать местным силовикам помощь в ведении разведки и логистическом обеспечении. Подобную помощь ВС США продолжат оказывать иракской стороне вплоть до полного ухода из Ирака в конце 2011 года.

Вместе с тем, начальник генштаба ВС Ирака генерал Б. Зибари заявил 11 августа, что полный вывод американских войск из страны к концу 2011 года «будет преждевременным», поскольку иракская армия не будет в со-стоянии обеспечить полную безопасность до 2020 года. Иракские военные аналитики пришли к выводу, что степень готовности национальной армии успешно противостоять внутренним угрозам составляет в настоящее время 60-70 процентов, но она не может защищать границы страны, так как «не имеет и 20 процентов вооружений, которыми располагают армии соседних государств».

В ответ в госдепартаменте США заявили, что «вооруженные силы Ира-ка с каждым днем становятся все более боеспособными», а Вашингтон «ни-когда не допустит, чтобы в Ираке образовался вакуум в сфере безопасности». Также было признано, что иракские военным необходимо и в дальнейшем поставлять вооружение и военную технику из Соединенных Штатов и союз-ных им стран.

По мнению американского генерала М. Барберо, отвечающего за реа-лизацию программы подготовки иракской армии, Ирак в предстоящем деся-тилетии будет нуждаться в поддержке со стороны США в деле защиты своих внешних границ, но сможет противостоять внутренним угрозам.

Официальный представитель правительства Ирака А. ад-Даббаг 22 ав-густа назвал заявление Б. Зибари «его личным мнением», подчеркнув, тем не менее, что иракские ВС пока не готовы защищать суверенитет страны, т. к. «армию нельзя построить за один-два года. До 2011 года силовые структуры не будут готовы встать на защиту национальных границ и суверенитета».

Премьер-министр Ирака Н. аль-Малики 31 августа подчеркнул, что на-циональные силы безопасности готовы взять на себя всю полноту ответст-венности за безопасность страны и ее граждан, оптимистично добавив, что Ирак готов самостоятельно бороться со всеми угрозами, как с внутренними, так и внешними.

Критическую оценку силовым структурам страны дал директор Ирак-ского института стратегических исследований С. аль-Хаваджи: «Американцы уходят, не сумев подготовить дееспособные национальные вооруженные си-лы и органы безопасности. Это может привести к возвращению вооруженных группировок и росту террористической активности». В условиях продолже-ния борьбы за власть в Ираке и право формирования нового правительства существует угроза целостности самих сил безопасности, т. к. иракская армия и полиция «построены не на национальной основе». С. аль-Хаваджи считает, что «с уходом американцев все эти взращиваемые ими долгое время структу-ры безопасности могут расползтись по разным враждующим этническим ла-герям, и не будет никакой иракской армии». Это вполне реальная перспектива в условиях сохраняющегося недоверия между арабами и курдами, суннит-ской и шиитской общинами.

В августе ВС Ирака получили первые 11 из 140 заказанных в США танков М1А1 «Абрамс». Оставшиеся машины должны быть поставлены до конца 2011 года. К настоящему времени для этих танков уже подготовлено 60 иракских экипажей. Командование иракской армии планирует сформиро-вать бронетанковую дивизию, оснащенную «Абрамсами».

ВВС Ирака в прошедшем месяце начали использовать новую систему управления и контроля, которая связала между собой все военно-воздушные базы. Также имеются выходы на сети министерства обороны и разведки. Система была создана специалистами ВВС США.

Сербия поставила Ираку в августе три учебно-тренировочных самолета «Ласта-95». Еще 17 самолетов этого типа прибудут в Ирак до конца 2010 го-да.

В сложной ситуации находятся полицейские силы, охраняющие объек-ты национальной нефтяной отрасли («нефтяная полиция»). Эти формирова-ния насчитывают примерно 40 тыс. человек, что на 10 тыс. человек меньше их штатной численности. К тому же многие полицейские прошли лишь двух-недельный курс подготовки. Так, охрану экспортного нефтепровода из Ирака в Турцию несут четыре полка, что в условиях сложной обстановки на севере страны считается недостаточным. Недостаточной остается и помощь со сто-роны армии и других полицейских структур. Слабой остается и техническая оснащенность «нефтяной полиции». В частности, она испытывает острую нехватку патрульных самолетов для мониторинга трасс основных нефтепро-водов. Также имеется дефицит водовозов для доставки воды на отдаленные посты охраны.

31 августа президент США Б. Обама официально объявил о завершении боевых действий в Ираке. Вместе с тем, президент подчеркнул, что миссия в Ираке «пока не окончена, а лишь завершилась ее боевая фаза», подчеркнув, что «работа будет продолжена, прежде всего, гражданским персоналом в стране и силами, которые будут вести передачу ответственности» иракским силам безопасности. Б. Обама назвал «не менее важным делом» проведение подготовки иракских сил безопасности и оказание им необходимой помощи.

1 сентября 2010 года в связи с изменением мандата операция воору-женных сил США «Иракская свобода» переименована в операцию «Новый рассвет».

В связи с окончанием боевой миссии американских вооруженных сил в Ираке и для участия в официальной церемонии передачи ответственности за обеспечение безопасности в стране иракским властям в Багдад прибыли вице-президент США Дж. Байден и министр обороны Р. Гейтс.

К концу августа численность американских войск в Ираке сократилась до 49,7 тыс. человек. Этот уровень военного присутствия командование ВС США намерено сохранить до лета будущего года.

В ночь с 18 на 19 августа иракскую территорию покинуло последнее боевое соединение армии США – 4-я бригада 2-й пехотной дивизии. В то же время в Пентагоне сообщили, что некоторые боевые подразделения останутся в стране и далее, чтобы содействовать полному переводу американского военного присутствия в «консультационную миссию и операцию по обуче-нию иракских военных».

Отметим, что как иракские, так и американские высокопоставленные официальные лица неоднократно высказывались о возможности продления срока пребывания ВС США в стране после 2011 года. Об этом, в частности, говорили министр обороны США Р. Гейтс, командующий американскими войсками в Ираке генерал Р. Одьерно и вице-президент Ирака А. А. Махди.

В настоящее время на иракской территории находятся шесть американ-ских бригад «консультации и поддержки». Две из них дислоцированы северо-восточнее Багдада, одна – юго-восточнее столицы, одна – на севере вблизи Мосула, одна – на западе вблизи Рамади и одна на юге недалеко от города Таллил. Все бригады хорошо вооружены и оснащены и в случае необходимо-сти могут вести как наступательные, так и оборонительные боевые действия. Более того, командование подчеркивает, что «контртерроризм остается ча-стью их миссии». Помощь иракским силам в борьбе с террористами и боеви-ками экстремистских вооруженных группировок также будут оказывать под-разделения американского спецназа (всего до 5000 человек). На вооружении бригад «консультации и поддержки», в частности, имеются роботы для раз-минирования, беспилотные летательные аппараты (БПЛА) и команды собак, обученных «выслеживать боевиков и обнаруживать придорожные взрывные устройства». Среди личного состава оставшихся соединений имеется много специалистов по разведке и логистике. В дополнение к бригадам «консульта-ции и поддержки» в Ираке продолжают базироваться две бригады армейской авиации. В целом в Пентагоне отмечают, что дислоцированные на иракской территории силы «могут выполнять различные функции в зависимости от поставленных задач и приказов».

Командующий войсками США в Ираке генерал Р. Одьерно считает, что после 1 сентября 2011 года американские военные вряд ли возобновят уча-стие в боевых операциях. «Это может произойти лишь при условии «полной неудачи» иракских сил», что, по мнению генерала», «не должно случиться».

Население Ирака неоднозначно оценивает уход американских боевых частей из страны. Многие иракцы восприняли эту новость с воодушевлением. Другие признают роль американских военных в борьбе с боевиками и террористами и сомневаются в возможностях национальной армии и поли-ции. По данным опроса, проведенного иракским исследовательским центром «Аш-Шарк» («Восток»), примерно 60 проц респондентов ожидают после ухода с территории страны американских боевых частей наступления «плохих времен».

В августе участие ВС США в операциях против боевиков и террористов резко сократилось. В то же время американские военные советники и инструкторы, прикомандированные к частям и подразделениям иракской ар-мии, продолжали регулярно участвовать в боевых и антитеррористических операциях совместно с иракцами.

Интенсивность деятельности военной авиации США в Ираке в августе существенно не изменилась. В минувшем месяце американские самолеты и вертолеты ежедневно совершали от 37 до 48 вылетов (в июле – в среднем 45 вылетов) для поддержки действий наземных сил и обеспечения повседневной деятельности группировки ВС США в стране. Отмечается продолжающееся сокращение числа вылетов американской авиации на выполнение боевых за-даний и увеличение числа вылетов для перевозки войск и грузов. Боевая авиация (преимущественно тактические истребители F-16) оказывала под-держку войсковым и анитеррористическим операциям вооруженных сил Ирака, прикрывала с воздуха расположение частей американских войск в различных районах страны, наносила удары по базам боевиков и террористов, складам оружия и боеприпасов, мастерским по изготовлению взрывных устройств, прикрывала с воздуха передвижение важных транспортных кон-воев на автодорогах, вела воздушную разведку противника. Одним из наибо-лее часто применяемых способов действий американской авиацией в Ираке является демонстрация силы над неспокойными районами страны, в первую очередь, над городами (в августе такие полеты совершались над Багдадом и Киркуком). Авиация США также регулярно привлекается к решению поис-ково-спасательных задач и эвакуации раненых. Транспортные перевозки в интересах американских войск, находящихся в Ираке, выполнялись главным образом самолетами типа С-17 и С-130. Дозаправку горючим боевых самоле-тов в воздухе производили самолеты-заправщики КС-10 и КС-135. Командо-вание ВС США сообщило, что вывод боевых соединений частей из Ирака не приведет к сокращению количества полетов БПЛА, более того, их число даже возрастет.

В августе 2010 года в Ираке погибло 3 американских военнослужащих, причем все потери боевые (в июле – 4 человека, в т. ч. боевые потери – 1 че-ловек). Число раненых в августе составило около 20 человек (в июле — около 20 человек). Таким образом, общие потери вооруженных сил США в Ираке с 20 марта 2003 года по 31 августа июля 2010 года составили, по уточненным данным, убитыми (по информации Пентагона) 4416 человек и ранеными око-ло 31930 человек. Кроме того, один американский военнослужащий продол-жает числиться пропавшим без вести.

Министерство по делам вооруженных формирований «пешмерга» в правительстве иракской курдской автономии 18 августа опровергло сообще-ния о том, что США намерены создать на территории региона постоянную военную базу.

В связи с завершением вывода боевых частей из Ирака США намерены более чем вдвое увеличить частную вооруженную охрану, доведя ее числен-ность до 6-7 тыс. человек. Охранники будут обеспечивать безопасность рабо-тающих в стране американских дипломатов и сотрудников других ведомств и организаций.

Таким образом, ситуация в сфере безопасности в Ираке в августе 2010 года оставалась сложной и неустойчивой. Сохранялась высокая активность действий экстремистских сил, сумевших совершить многочисленные теракты и вооруженные нападения, чему в большинстве случаев не смогли воспре-пятствовать иракские армия и полиция.

Внутриполитическая обстановка в Ираке в августе 2010 года характе-ризовалась продолжением жесткой борьбы между ведущими политическими силами за право формирования нового правительства, а значит и за власть в стране. Это, прежде всего, блок «Аль-Иракийя» во главе с бывшим премьер-министром А. Алауи и коалиция «Государство закона», лидером которой яв-ляется остающийся на посту главы кабинета министров Н. аль-Малики. Зна-чимую роль на переговорах о создании правительства играют также шиитский блок «Иракский национальный альянс» (ИНА) и ведущие курдские партии – Демократическая партия Курдистана (ДПК) и Патриотический союз Курдистана (ПСК).

Необходимо особо подчеркнуть, что, учитывая традиционные харак-терные черты иракской политической жизни, особенно авторитаризм (причем в его крайних формах), ведущие политики Ирака отдают себе отчет в том, что происходящая в настоящее время борьба за право формирования правительства имеет одну очень существенную особенность: для каждого из них – это, по всей вероятности, последняя реальная возможность прийти к власти и сформировать в Ираке новый политический режим, исходя из соб-ственных предпочтений. Несомненно, что это обстоятельство значительно обостряет политическую борьбу, делает ее менее склонной к компромиссам и уступкам.

Прошедшие в августе встречи и переговоры между ведущими полити-ческими деятелями Ирака продемонстрировали их неспособность выработать компромиссы, которые могли бы привести к созданию коалиционного прави-тельства. Причем основным «камнем преткновения» продолжает оставаться вопрос о личности кандидата на пост премьер-министра. И Нури аль-Малики, и Айяд Алауи всячески стремятся заполучить пост главы нового кабинета министров и категорически не желают идти на какие-либо уступки в этом вопросе. Причем Н. аль-Малики постоянно заявляет о вмешательстве в иракские дела внешних сил, которые препятствуют процессу формирования правительства.

Опрос населения, проведенный в августе, не выявил явного лидера на пост премьер-министра Ирака. Так, 32 проц респондентов остановили свой выбор на А. Алауи, 31 проц – на Н. аль-Малики и 10 проц – на А. А. Махди, шиите, вице-президенте Ирака и одном из лидеров шиитского религиозно-политического блока ИНА. Остальные голоса были отданы другим 14 канди-датам.

Н. аль-Малики отверг сирийскую идею провести за пределами Ирака, предположительно в Дамаске примирительную конференцию с участием ос-новных иракских политических блоков и представителей от соседних араб-ских государств, Турции и Ирана. По замыслу, итогом этой конференции могло бы стать принятие национального пакта наподобие Таифских согла-шений 1989 года, положивших конец многолетней гражданской войне в Ли-ване. В качестве одного из вариантов предлагалось создание правительства национального спасения во главе с А. Алауи.

По мнению президента курдской автономии и лидера ДПК М. Барзани, «обстановка в Ираке требует серьезных решений путем создания правитель-ства на широкой политической платформе». Причем, по словам М. Барзани, «курды не являются причиной внутреннего кризиса, но они могут содейство-вать урегулированию». В то же время некоторые курдские политики заявля-ют, что в случае, если власть не будет передана «демократически, мирно и конституционно», то «курды могут пересмотреть конституцию и политиче-ский порядок в стране».

Командующий войсками США в Ираке генерал Р. Одьерно полагает, что если до октября в Ираке не будет сформировано коалиционное прави-тельство, «народ потеряет доверие к демократическому политическому про-цессу», а это может привести к повторным парламентским выборам.

Вся сравнительно короткая история искусственно созданного англича-нами в начале 1920-х годов иракского государства показывает, что успешно контролировать ситуацию в такой сложной по составу населения стране, как Ирак, в состоянии только крупная, сильная авторитарная личность. Однако среди ныне действующих видных иракских политиков такая фигура отсутст-вует, что в значительной степени предопределяет существующую в стране после свержения американцами в 2003 году режима С. Хусейна нестабиль-ность.

Положение дел усугубляется усиливающимся расколом населения по этническому и национальному признакам. При этом внутри каждой нацио-нальной и религиозной общины также нет единства. В частности, среди шии-тов и суннитов имеются как сторонники светской формы правления, так и создания в Ираке исламского государства. Шииты также разделены на на-ционалистов и сторонников ориентации на Иран. Больше единства наблюда-ется среди курдов. Руководители их ведущих партий – ДПК и ПСК сумели приглушить имевшиеся между ними разногласия ради достижения общей цели – укрепления суверенитета курдской автономии.

Дополнительные сложности создает наличие в различных районах Ирака, преимущественно на севере большого числа районов со смешанным населением, что порождает постоянные столкновения на почве межнацио-нальных и межэтнических противоречий и стремления установить контроль над спорными территориями. В итоге же все это усиливает нестабильность и напряженность в стране и в перспективе, причем не столь отдаленной может привести к масштабному и кровопролитному вооруженному противостоя-нию.

Сложной остается экономическое положение Ирака и ситуация в соци-альной сфере страны. Население и экономика продолжают испытывать не-хватку электроэнергии, пресной воды, топлива. Отмечаются перебои в работе транспорта.

По данным ООН и правительства Ирака, примерно четверть иракцев проживает ниже черты бедности. Уровень безработицы достигает 30 процен-тов. Более половины иракских детей не может получить даже начального об-разования. Ирак занимает предпоследнее место в регионе по уровню детской смертности. 41 из каждой тысячи новорожденных умирает. В стране имеется лишь 35 тыс. больничных коек, тогда как потребность в них составляет 95 тыс. Половина жителей Ирака получают электроэнергию лишь в течение 12 часов в сутки.

В августе в городе Эн-Насирийя на юге страны прошли массовые про-тестные выступления населения с требованием улучшить снабжение элек-троэнергией.

Правительство Ирака 29 августа признало незаконным соглашение ме-жду властями курдской автономии и немецкой компанией RWE, которая должна был оказать помощь курдскому правительству в прокладке газопро-вода для проекта «Набукко» по поставкам природного газа в Европу. В ирак-ском министерстве нефти жестко заявили, что все сделки по нефти и газу должны заключаться только через Государственную маркетинговую нефтя-ную организацию. Со своей стороны, власти Курдистана утверждают, что подписание соглашения с немецкой RWE было «законным и конституцион-ным».

Евросоюз в августе подписал соглашение с Ираком о содействии в де-монтаже, резервации и дезактивации ядерных объектов, построенных в стране в годы правления С. Хусейна. ЕС выделит на эти цели 3,2 млн долларов. До настоящего времени Ираку самостоятельно удалось закрыть лишь один ядерный объект в Багдаде. Программа Евросоюза по подготовке иракских специалистов и поставкам оборудования рассчитана на 10 лет. В проекте за-действовано 80 иракских ученых.

Таким образом, внутриполитическая обстановка в Ираке в августе 2010 года по-прежнему характеризовалась сложностью и неустойчивостью. Страна продолжала жить в условиях глубокого политического кризиса, перспективы выхода из которого пока еще отчетливо не просматриваются.

В августе 2010 года внешнеполитическая активность вокруг Ирака, как и прежде, была преимущественно связана с политическими процессами, происходящими в стране. США и ряд государств, граничащих с Ираком, продолжали попытки оказать влияние на процесс формирования нового иракского правительства. При этом «страны-соперницы» поддерживают враждующие иракские фракции, политические лидеры которых регулярно посещают столицы соседних государств, проводя переговоры с их прави-тельствами, что не может не сказываться на усилиях по формированию ново-го правительства. Министр иностранных дел Ирака Х. Зибари назвал такую ситуацию очень опасной, т. к. «эти страны ведут игру «все или ничего»». Х. Зибари сообщил, что Багдад уже «предупредил об этом все соседние госу-дарства» и «предостерег их от попыток вмешиваться в его внутренние дела».

В августе Соединенные Штаты заметно усилили свою политическую активность на иракском направлении. Это было связано как с проблемой формирования нового иракского правительства, так и с окончанием боевой миссии американских вооруженных сил в стране.

Высокопоставленные представители вашингтонской администрации в августе неоднократно посещали Багдад с целью попытаться оказать воздей-ствие на иракских политических деятелей в решении вопроса о создании но-вого правительства. С этой же целью в Ираке побывала делегация американ-ского Конгресса. Однако все эти попытки не привели к каким-либо позитив-ным подвижкам.

Президент США Б. Обама неоднократно призывал иракских политиче-ских лидеров «в безотлагательном порядке сформировать правительство, ко-торое будет справедливым, представительным и подотчетным иракскому на-роду. Как только такое правительство приступит к своим обязанностям, иракский народ, вне всяких сомнений, будет иметь в лице Соединенных Штатов надежного партнера». Б. Обама в августе даже направил специальное послание духовному лидеру иракских шиитов Великому аятолле А. Систани, предложив ему убедить иракских политиков скорее решить вопрос о прави-тельстве.

В связи с выводом из страны боевых частей американских войск руко-водители США и Ирака сделали несколько важных заявлений о перспективах американо-иракских отношений. Так, президент Б. Обама 28 августа под-твердил, что после окончания американской боевой миссии, «как любая не-зависимая страна, Ирак волен сам выбирать свой путь». Кроме того, Б. Обама обещал «продолжать строить партнерские отношения с Ираком, увеличивая гражданское присутствие и дипломатические усилия». Премьер-министр Ирака Н. аль-Малики заявил 31 августа, что «после завершения вывода войск наши отношения с Соединенными Штатами вступили в новую стадию отно-шений между равноправными и суверенными странами». Кроме того, Н. аль-Малики высказал пожелание об увеличении участия американского частного капитала в развитии иракской экономики.

18 августа в Багдад прибыл новый посол США в Ираке Дж. Джеффери. Дипломат имеет большой опыт работы на Ближнем Востоке.

США планируют расширить свое дипломатическое присутствие в Ира-ке. Американские консульства будут открыты в Басре и столице курдской ав-тономии Эрбиле. Кроме того, т. н. временные консульства будут функциони-ровать в Киркуке и Мосуле.

Совет Безопасности ООН 4 августа призвал иракских политиков как можно скорее договориться о создании нового правительства страны.

Иран стремится к тому, чтобы в Ираке «было сформировано прави-тельство определенного типа», находящееся под влиянием Тегерана. В этой связи иранцы продолжают оказывать давление на влиятельного иракского радикального шиитского лидера М. ас-Садра с тем, чтобы он поддержал кан-дидатуру Н. аль-Малики в качестве главы нового кабинета министров.. Од-нако М. ас-Садр отказывается уступать иранскому давлению.

Ирак и Иран договорились создать совместный комитет для изучения технических возможностей прокладки через иракскую территорию газопро-вода из Ирана в Сирию.

Правительство Ирака 4 августа заявило, что признает существующие сухопутные и морские границы с Кувейтом. Было подчеркнуто, что данную позицию будут занимать и все будущие иракские правительства.

В настоящее время Ирак все еще должен выплатить Кувейту сумму в 22,3 млрд долларов в качестве репараций за ущерб, нанесенный войной и ок-купацией в 1990-1991 годы. Гражданам Кувейта и частным компаниям были выплачены компенсации за ущерб в сумме 18,78 млрд долларов. Иракское правительство добивается аннулирования оставшихся невыплаченными сумм или их уменьшения, мотивируя свою позицию тем, что страна нуждается в дополнительных средствах для пополнения фонда восстановления Ирака по-сле американского вторжения в 2003 году. Кувейт же категорически высту-пает против «прощения» выплаты репараций.

Ирак и Кувейт «в принципе» договорились урегулировать вопросы, связанные с добычей нефти на нефтяных полях, расположенных в пригра-ничных районах. Для этого стороны проведут соответствующие переговоры. Ранее этот вопрос являлся одним из наиболее конфликтных в отношениях между двумя соседними государствами. В первую очередь, договоренность относится к гигантскому иракскому нефтяному месторождению Румейла, ко-торое имеет продолжение на территории Кувейта под названием Ритка. Также речь идет о месторождениях Зубейр и Сауфан. Ирак в настоящее время ежедневно добывает примерно 2,5 млн баррелей нефти, из которых 1,5 млн баррелей приходится на Румейлу. Кувейт же ежедневно добывает на место-рождении Ритка 500 тыс. баррелей нефти.

В проекте новой стратегии национальной безопасности Турции, кото-рый должен быть утвержден в октябре с. г., Ирак исключен из числа стран, представляющих опасность для Турции. В документе внимание концентри-руется на сотрудничестве Турции с центральным иракским правительством, особенно по вопросам энергетики и борьбы с терроризмом.

Таким образом, в августе 2010 года в Ираке сохранялась сложная воен-но-политическая обстановка. Страна продолжала находиться в состоянии глубокого политического кризиса, и не было сделано практических шагов по формированию нового коалиционного правительства. Напряженность сохра-нялась и в сфере безопасности. Завершение вывода боевых частей ВС США из Ирака сопровождалось повышенной террористической активностью экс-тремистских сил.

43.02MB | MySQL:87 | 0,846sec