«Аль-Каида» на афганском направлении

С активизацией борьбы против «Аль-Каиды» в Ираке с привлечением боевого потенциала суннитских отрядов сопротивления «Ас-Сахва», радикалы от ислама понесли серьезные потери. В связи с этим, начиная с 2008 г., они стали постепенно перемещаться на территорию Афганистана, Пакистана и Йемена. С этого времени пропагандистская машина салафитов стала все больше акцентировать внимание на событиях, происходящих в исторической области «Хорасан», включающей в себя Афганистан, Пакистан, Узбекистан, Пакистан и Иран. Причем этот район рассматривается «Аль-Каидой» как место, где врагам ислама будет нанесено решающее поражение.

Длительный период времени отделение «Аль-Каиды в Афганистане» возглавлял Мустафа Абу Язид, который был убит в результате ракетно-бомбового удара с беспилотного летательного аппарата 21 мая 2010 на пакистанской территории в Северном Вазиристане. Новый руководитель Фатех аль-Масри, как и его предшественник является скорее финансистом, нежели организатором диверсионных атак. По всей вероятности он будет продолжать реализацию выработанной Абу Язидом линии. Салафиты намерены укреплять свои позиции в Афганистане, активно сотрудничая с различными фракциями местных группировок талибов, предоставляя им специалистов по минно-взрывному делу, а также, оказывая им финансовую помощь для ведения партизанской войны. При этом радикалы не намерены перехватывать инициативу, и ставят перед собой задачу «пропустить» через эту страну как можно больше молодых людей, выделяя из них кандидатов для формирования среднего звена руководителей, в котором в настоящее время остро нуждается «Аль-Каида».

Наряду с этим Аль-Масри намерен активизировать нападения на силы НАТО в Афганистане, параллельно укрепляя связи с радикальными группировками в соседнем Пакистане. Наиболее боеспособная структура «Аль-Каиды» в районе афгано-пакистанской границы «Лашкар аз-Зил» (Армия тени) оказывает значительную поддержку талибам в Нуристане, Нангархаре, Забуле, Кандагаре, Логаре, Вардаке, Пактике, Хосте, предоставляя им высококвалифицированных специалистов. Большинство успехов талибов связано именно с тесным сотрудничеством с этим подразделением «Аль-Каиды» укомплектованным ветеранами боевых действия в Ираке, Йемене, Сомали. Известные радикальные исламистские группировки, «Хаккани», «Хезбе Ислами», «Лашкаре Тойба», «Техрике талибан Пакистан», направляют своих боевиков в «Лашкар аз-Зил» для получения ими подготовки по ведению партизанской войны. Во время приобретения ими необходимых навыков, салафиты пропитывают их идеологией «чистого ислама». После возвращения они, как правило, входят в руководящее звено среднего уровня своих организаций. С помощью проведения совместных военных операций и высокого уровня боевой подготовки «Аль-Каиде» удается вовлекать некоторых полевых командиров талибов в орбиту своего идеологического влияния, формируя таким образом круг сторонников, на которых она сможет опереться в будущем. «Лашкар аз-Зил» стала своего рода объединяющим элементом талибов и «Аль-Каиды».

Абдалла Саид, нынешний ее руководитель озвучил тактику своей организации в Афганистане, призывая сосредоточить внимание на нанесении ударов по крупным административным центрам страны и особенно в район Майдан-Вардак, являющегося, по его словам, ключевым для последующего захвата Кабула. Наряду с этим, он отводит важное значение перекрытию путей снабжения войск НАТО из Пакистана и центральноазиатских республик. А.Саид предлагает также осуществлять подготовку подразделений талибов, передавая им опыт, накопленный «Аль-Каидой» в Ираке, Сомали, Йемене. При этом он намерен сделать акцент на террористах-смертниках, подготовленных в военно-тренировочных лагерях на подконтрольных талибам территориях. По его мнению, также следует проводить теракты на территории стран-союзников США по коалиции в Афганистане, с одновременной с их информационной поддержкой. Он считает, что это позволит через избирателей оказать давление на руководителей государств с целью вывода их вооруженных формирований из ИРА, Одновременно он предлагает использовать слабый контроль за границами Афганистана и переправлять на его территорию моджахедов из различных государств, в том числе и европейских для последующих диверсий в ЕС. Согласно его сценарию, моджахедам следует использовать сосредоточенность коалиционных сил и афганской армии на обеспечении безопасности в крупных административных центрах и оставление без контроля периферии. В связи с этим А.Саид предлагает использовать сложившуюся в стране ситуацию для создания параллельных властных структур и военно-тренировочной инфраструктуры в отдаленных населенных пунктах.

Талибы стремятся установить на подконтрольных им территориях шариатский порядок. Однако между ними и «Аль-Каидой» существуют разногласия. Афганский «Талибан» проповедует ислам ханафитского мазхаба (правовой школы) и является по сути пуштунским движением. Его военная стратегия не предполагает выхода за границы Афганистана.

Вместе с тем «Аль-Каида» не устанавливает никаких границ, в ее рядах принимают участие боевики разных национальностей, исповедующие ислам ханбалитского толка.

Афганские талибы придерживаются умеренных взглядов и многие из них рассчитывает, что в будущем решат внутриполитические проблемы Афганистана, призывая отказаться то методов «Аль-Каиды». Это заставило салафитов пересмотреть свои позиции, постепенно сосредотачивая свое внимание на граничащих с Пакистаном районах страны. Идейная близость «Аль-Каиды» и талибов в Афганистане уже не столь очевидна.

Радикалы из «Аль-Каиды» поэтому стремятся не перехватывать инициативу, занимая свою нишу на афганском направлении джихада, планируя продержаться здесь как можно дольше, подготавливая новых боевиков, необходимых ей для активизации военных действий на других фронтах. «Аль-Каиду» и талибов объединяет общая цель — изгнать с территории ИРА коалиционные войска. Поэтому, несмотря на идеологические противоречия между ними они продолжают сотрудничество. Более того, вероятность победы моджахедов в Афганистане, по мнению идеологов всемирного исламизма, гораздо выше, чем на некоторых других театрах боевых действий, в частности в Ираке.

В частности, доктор Фадль (Саид Абдель Азиз аль-Шариф), ведущий теоретик джихада и давний коллега доктора Аймана аз-Завахири опубликовал книгу, в которой он анализирует будущее конфликта в Афганистане. Он был одним из основателей египетской исламистской организации «Исламский джихад». После ссоры с А.аз-Завахири в Пакистане переехал в Йемен, где оставался до депортации на родину. Находясь в тюрьме, д-р Фадль опубликовал книгу о стратегии «Аль-Каиды» под названием «Рационализация джихада в Египте и в мире».

Новая работа д-р Фадля, «Будущее войны между Америкой и талибами в Афганистане», в которой он прогнозирует победу талибов в нынешней борьбе против сил коалиции и правительства президента Х. Карзая. По его мнению сущетсвует 12 причин, по которым победа талибов неизбежна:

1. Движение «Талибан» (ДТ), которое он называет реформаторским, руководствуется, прежде всего, религиозно-идеологическими и национально-освободительными установками, и следовательно это несколько снижает его риск быть втянутым в игру третьих сторон.

2. В настоящее время ДТ ориентировано на борьбу с иностранной оккупацией и пользуется значительной поддержкой населения и отражает общий настрой жителей Афганистана на изгнание коалиционных войск. Д-р Фадль указывает на примеры борьбы за независимость США и антияпонского движения сопротивления в Азии во время Второй мировой войны.

3. Рассуждая о пуштунском национальном характере ДТ, он пишет, что трансграничные племенные связи кланов этого народа, проживающего на территории Афганистана и Пакистана, очень важны для успеха джихада. «Лояльность афганских и пакистанских пуштунов своим лидерам намного сильнее, чем правительствам в Исламабаде и Кабуле».

4. Джихад в Афганистане пользуется значительной поддержкой местного населения, который обеспечивает талибов разведывательной информацией о перемещении американских войск, предоставляет им убежище, пополняет их ряды новыми бойцами.

5. Характер местности в Афганистане и знание талибами ландшафта делает эту страну исключительно подходящей для партизанской войны. По его словам, «тот, кто борется с географией, потерпит поражение».

6. Тяжелые условия жизни в Афганистане также, по мнению Фадля, является дополнительным фактором, способствующим успеху в войне против иностранной оккупации. «Русский опыт доказал, что даже тактика «выжженной земли» мало влияет на людей, которые терпеливы к трудностям войны и кому нечего терять».

7. Традиционно сильные позиции талибов на юге Афганистана и практически полный контроль на периферии является показателем правильности избранной ДТ стратегии, ориентированной на длительную войну. По его мнению, оккупационные силы не выдержат финансового и морального бремени пребывания в Афганистане.

8. Талибы, по его оценкам, обладают практически неисчерпаемыми возможностями пополнения своих рядов добровольцами, «они любят жизнь, но всегда готовы проститься с ней в борьбе с врагом».

9. Операции смертников, как отмечает Фадль, необходимы талибам, чтобы компенсировать нехватку современного оружия.

10. После трех десятилетий почти непрерывной войны, пуштуны обладают необходимым опытом, чтобы отразить иностранную агрессию.

11.Он отмечает, что история также на стороне талибов. «Мировые державы, как Британская империя и Советский Союз не смогли покорить Афганистан, и это вселяет в пуштунов дополнительную уверенность, морально подпитывает их, что крайне важно – они носители психологии победителя».

12. Поддержка ДТ с территории Пакистана позволяет талибам получать вооружение, подготовленных бойцов из организаций джихада, а также находить там убежище, что также важно для продолжения борьбы против коалиционных войск.

43.93MB | MySQL:92 | 0,915sec