Судан: ситуация в Дарфуре

Как мы предсказывали ранее, суданская армия по мере приближения времени проведения референдума об отделении Южного Судана активизирует свои наступательные операции в Дарфуре против членов Суданской освободительной армии (СОД) А.Нура. На настоящий момент члены этой группировки, которая по-прежнему блокирует все попытки международных медиаторов усадить ее за стол переговоров с суданским правительством в Дохе, является единственной оппозиционной вооруженной силой Хартуму в Дарфуре. Члены подконтрольной Х.Ибрагиму группы Движения за справедливость и равенство (ДСР) фактически «растворились» в регионе и за его пределами. Согласно различным независимым источникам, на территории Дарфура не зафиксировано локальных дислокаций боевиков этой группировки, она просто исчезла с политической карты. По данным ряда экспертов, то, что осталось еще от этой некогда мощнейшей повстанческой группы, старается пробиваться на север в надежде уйти в Ливию. Теперь с полным основанием можно констатировать, что ДСР фактически свое существование прекратила и перестала быть фактором, оказывающим какое-либо существенное влияние на внутриполитические процессы в Судане. В этой связи роль самого Х.Ибрагима, как и предполагалась ранее, сводится лишь к декларациям и угрозам, которым верят все меньше и меньше. То есть классическая картина еще одного лидера оппозиции за границей, за которым нет, ни сил, ни средств. Это лишний раз подтверждает тезис о том, что вся история с оппозицией была «рукотворным произведением» Нджамены и Парижа, которые преследовали свои «производственные цели». В этой связи необходимо вновь вернуться к истории возникновения дарфурского кризиса — крупнейшего кризиса планеты, который вызвал массу жертв и обошелся мировому сообществу «в копеечку». Стоит, на наш взгляд, попристальней рассмотреть роль мировых держав в возникновении такого рода кризисов, что, наверное, может потянуть на хорошего уровня докторскую диссертацию и новый вердикт МУС. Вся эта история с ДСР и войной на полное уничтожение преследовала единственную цель – сохранить у власти в Чаде «французскую марионетку» И.Деби, который остается на сегодняшний день одним из основных столпов присутствия Парижа на континенте.

Автоматически нивелировалась роль и чадской оппозиции, которая предпринимала попытки свергнуть И.Деби. Согласно достигнутому соглашению между Чадом и Суданом произошла передислокация ее отрядов на север Дарфура, основные оппозиционные лидеры и антиподы чадского президента переместились на безбедное существование в Катар, а рядовые боевики ожидают своего трудоустройства и социальной адаптации в новых условиях. Судя по всему, последние процессы происходят не без «срывов». При этом бывших боевиков согласно достигнутым договоренностям нельзя инкорпорировать в суданские вооруженные силы, и тем самым решить проблему их трудоустройства. Что с ними делать, пока в Хартуме не решили, да и не до бывших друзей сейчас. А тем временем ситуация начинает накаляться, оппозиционеров сейчас около 1000 человек и они локально дислоцированы в двух лагерях рядом с населенными пунктами Сайе и Корной. Среди них уже начинаются брожения, что стимулирует фрагментацию ранее единого движения. И не все эти «фрагменты» настроены миролюбиво, что выражается в локальных стычках с местными племенами. На сегодняшний день около 500 бойцов чадской оппозиции начинают все активнее и активнее заявлять о своих правах суданскому руководству, требуя решить их судьбу путем предоставления им статуса политического убежища в Судане. Налицо классическая история разложения «брошенной армии». Судя по всему, такой статус будет союзникам Хартума предоставлен, что стимулирует бывших партизан превратиться в торговцев на знаменитом рынке Хартума или пасти скот в Ньяле. В любом случае, суданское руководство четко соблюдает достигнутые договоренности с Нджаменой и не собирается сворачивать с курса нормализации двухсторонних отношений.

Что же касается группировки А.Нура, то подконтрольные ему боевики или лица, которые продолжают сохранять на словах ему верность, в настоящее время контролирует семь разновеликих районов в Дарфуре, самым крупным из которых является треугольник северо-восточнее Ньяла между населенными пунктами Голо-Рокеро-Гульбай. Именно по нему и ряду районов в Джабаль Марра сейчас и «работают» суданские «силовики» совместно с лояльными отрядами племенной милиции. Только за последние дни им удалось ликвидировать около сотни боевиков СОД. Наступление разрушило 14 деревень, которые являлись тыловыми базами боевиков, 5000 человек стали беженцами. Условно говоря, вся тактика укладывается в схему, о которой мы говорили ранее: уничтожается система подпитки боевых отрядов СОД, без которой они не смогут эффективно действовать и вытеснение их из Дарфура. Это единственно верная тактика суданской армии в этом случае, особенно с учетом того, что наконец-то сухопутным войскам оказывается адекватная поддержка с воздуха. Лояльные Хартуму отряды Движения за освобождение и справедливость (ДОС) явно уступают по численности ДСР, их зона влияния примерно в половину меньше. Это хорошо иллюстрирует степень влияния на фур А.Нура и Э.Сисси. При этом отряды последнего занимают стратегически важные «выступы» на судано-чадской границе, что блокирует отход отрядов на этом направлении. Хотя вряд ли И.Деби станет приветствовать такой вариант развития событий. Но одновременно ДОС и СОД-Минави (еще один примирившийся с правительством лидер повстанцев) контролируют вместе территорию, вдвое превышающую зону влияния А.Нура.

Суданский генштаб серьезно рассматривает вариант вытеснения СОД-Нура в ЦАР. Вернее, предусматривает такой вариант развития событий по инициативе самих повстанцев. В этой связи суданский генштаб принял решение об усилении совместного патрулирования с войсками ЦАР границы с этой неспокойной страной. Связано это конечно и с активностью «Гнева господнего», боевики который после своего вытеснения с территории Уганды перебазировались в ЦАР и даже уже предпринимали две успешные попытки проникновения в Дарфур.

На самом деле основная опасность таится в другом. Совершенно очевидно, что в случае открытого военного поражения и возможной высылки А.Нура из Парижа основные отряды повстанцев уйдут на юг Судана, где к тому времени уже будет провозглашено независимое государство. Ровно по этой причине А.Нур около полугода назад и встречался с южносуданским лидером С.Кииром, по итогам которой и был озвучен тезис «о возобновлении стратегического партнерства». При этом обе стороны решают собственные задачи. А.Нур получает плацдарм в непосредственной близости от Дарфура, что позволяет ему с большей долей эффективности контролировать подконтрольных ему фур, а С.Киир получает запасной «козырь» для воздействия на Хартум, если отношения между двумя новыми государствами не заладятся. К этому существуют множество предпосылок, а кроме динка в Абъее предъявить С.Кииру нечего. Кстати, в отличие от Хартума, который поддерживает не только на словах ряд мятежных южносуданских генералов. Таким образом, А.Нур превращается в «адекватный ответ» Хартуму. А это, в свою очередь, стимулирует продолжение с разной степенью интенсивности конфликта в Дарфуре. Таким образом, возникает возможность повторения истории с Чадом. Но все это только в том случае, если развод с Югом получится «нецивилизованным».

52.41MB | MySQL:103 | 0,472sec