Новая стратегия НАТО по Афганистану

Последняя сессия НАТО действительно стала знаменательной. Явно под нажимом европейцев и в силу экономических и политических реалий Вашингтон согласился на пересмотр основной концепции блока. Условно говоря, США и союзники не выдержали испытание «монополярностью».

Но нас в этом интересует несколько другое, а именно пересмотр концепции «основного врага». Из всего принятого на последней сессии в Лиссабоне четко усматривается тот факт, что основными противниками блока теперь обозначены радикальные исламисты всех мастей, а также не менее радикальный Иран с его планами обзавестись собственной «маленькой» ядерной бомбой. Теперь по пунктам.

1. НАТО четко обозначил свою афганскую концепцию. Согласно ей, войска коалиции будут находиться в стране как минимум до 2014 года. Как минимум, потому что никто не берет сейчас на себя смелость утверждать, в какой степени боеготовности будет находиться к этому времени режим в Кабуле. На сегодняшний день эта степень минимальна. В этой связи вновь прозвучали и были приняты предложения об ударных темпах подготовки национальных кадров в области безопасности. Но даже, если пропустить через заграничные курсы все вооруженные силы и полицию, никакой гарантии того, что афганские силовики смогут сдержать талибов, нет. В этой связи встает вопрос о финансировании.

2. Тема финансирования непосредственно боевых действий и системы подготовки национальных кадров стала одной из важнейших на прошедшем саммите. США воспользовались случаем, чтобы поставить точки над «i». На сегодняшний день только пять стран из 28 вносят взносы согласно установленным уставом организации правилам: 2% от ВВП. Основное бремя несут США (26%) и ФРГ (13%). Такая ситуация для Вашингтона стала недопустимой. Отсюда жесткий разговор в кулуарах и перезагрузка правил игры. То есть на указанной сессии были определены более жесткие рамки взносов в «общак», который, прежде всего, пойдет в «афганский котел». Попытки части членов альянса завести разговор про «чрезмерную» афганскую коррупцию успеха не имели. Вопрос финансов для режима в Кабуле является основным для его жизнестойкости, отсюда и жесткая риторика Вашингтона. Сама по себе эта ситуация очень наглядно показывает водораздел между Соединенными Штатами, Великобританией и ФРГ с одной стороны и остальными членами альянса — с другой. Если называть вещи своими именами, то позицию последних можно грубо обозначить следующим: «сами заварили кашу, сами и расхлебывайте». В большинстве европейских столиц не верят в успех афганской эпопеи, и особенно это не скрывают в неофициальных разговорах.

Теперь ситуация якобы должна изменится, во что верится с трудом. Поддержать американцев и британцев чисто военными методами остальные члены альянса тоже не спешат, да и боеготовность их частей оставляет желать много лучшего. Если уж стойкие британцы не выдержали испытания проводя военную операцию в провинции Гильменд и были вынуждены уступить свое место американцам, то о войсках из остальных стран-членов НАТО говорить не приходится в принципе. Этот нюанс в Пентагоне прекрасно осознают, отсюда и требование от союзников увеличения финансирования с одновременным разворачиванием тыловой структуры, например, полевых госпиталей.

3. Отметим, что логика событий в Афганистане вынуждает США оттянуть силы на заключительном этапе своего пребывания в Афганистане именно на север страны, то есть в зону ответственности т.н. «северного альянса». По большому счету, все возвращается « на круги своя». Такая тенденция обречена на провал без усиления позиций НАТО в регионе Центральной Азии. Именно усиление своего влияния в этом регионе и было закреплено официально на прошедшей сессии в Лиссабоне. Что это означает на практике? Усиление пропускной способности уже существующих баз и усиление авиакрыла. НАТО рассматривает эти базы как важнейший аэродромы «подскока» и операций с применением беспилотников с учетом крайне вероятной потери основных авиабаз в самом Афганистане. Рассчитывать на базы в Пакистане или Индии всерьез не приходится.

Все это вынуждает альянс разворачиваться лицом к России. Именно Москва в состоянии пока еще серьезно повлиять на лояльность своих центральноазиатских союзников в «нужном» для НАТО ключе. Отсюда все эти заигрывания с коллективной ПРО.

Россия соответственно согласилась на это партнерство, поскольку это полностью соответствует геополитическим интересам страны на очень долгую перспективу. Плачевное состояние дел альянса в Афганистане было использовано Москвой на «все сто процентов». Наша страна получила все по максимуму: участие в коллективной ПРО, откуда один шаг до системы коллективной безопасности Европы в целом. Именно этот тезис особенно отмечают в Кремле. Плюс НАТОвский щит в Афганистане. Да довольно «дырявый», но при этом во много раз надежней, чем наш собственный. Остаться один на один с исламистской экспансией из Афганистана Россия с ее нынешним уровнем обычных вооруженных сил просто не может себе позволить. К сожалению, реальность ныне такова. Исходя из этого, нынешний союз с НАТО и «прорыв» в отношениях был просто предопределен. Москва кровно заинтересована в как можно долгом пребывании войск алянса в Афганистане. Особенно с учетом достигнутой договоренности об активизации совместной борьбы с афганским наркотраффиком.

Одновременно НАТО получает возможность расширить пропускную способность своего логистического канала через Россию. При этом зафиксируем, что альтернативы пакистанскому коридору, тем не менее, на сегодняшний день не существует. В этой связи, похоже, что США уладили в общих чертах свои проблемы с посредниками в Пакистане. В крайнем случае, бензовозы больше не горят, а операции с использованием беспилотников на днях возобновились.

В общем и целом тактика американских войск в Афганистане пока изменений не претерпела. Новая концепция и не предусматривает этого. Она должна обеспечить жизнеспособность нынешнего режима в Кабуле как минимум на ближайшие четыре года и после этого определится с перспективами. В этой связи на сессии НАТО афганский лидер Х.Карзай получил «карт-бланш» на реформирование правительства с целью привлечения в него пуштунских вождей, способных своим присутствием обеспечить хоть какую-то стабильность. Ибо без этого условия все потуги альянса окажутся напрасными. Именно это и будет положено во главу угла новой стратегии НАТО в Афганистане.

21.88MB | MySQL:65 | 0,449sec