Военно-политическая обстановка в Ираке (декабрь 2010 года)

Воено-политич6еская обстановка в Ираке в декабре 2010 года продолжала оставаться сложной. Главным политическим событием минувшего месяца стало формирование, хотя и не в полном составе, нового коалиционного правительства во главе с Н. аль-Малики. Положение дел в сфере обеспечения безопасности в стране по-прежнему остается неустойчивым. Наиболее важным внешнеполитическим событием прошедшего месяца стала отмена Советом Безопасности ООН 15 декабря санкций, введенных против Ирака в начале 1990-х годов в связи с иракским вторжением в Кувейт.

Несмотря на известный прогресс в политическом процессе в связи с формированием нового правительства, зарубежные и иракские эксперты оценивают ситуацию в стране в целом негативно. Так, утверждается, что «Ирак — крайне нестабильная страна, охваченная непрекращающимся насилием». «В стране не спадает террористическая угроза. Активны вооруженные группировки. Периодически обостряются эт-ноконфессиональные трения». В то же время политический порядок в Ираке «толком не сформирован, ключевые вопросы распределения власти – не разрешены. Нури аль-Малики все чаще проявляет авторитарные замашки», но при этом подчеркивается что, «в сущности, установление авторитарного режима – если не самим аль-Малики, то кем-нибудь еще — в данном случае, возможно, основной шанс утвердить порядок и покончить с насилием. Внутриполитическая динамика в стране по-прежнему такова, что для получения и сохранения власти предпочтительнее выглядят крайние меры. При этом все внутренние конфликты, существовавшие во времена баасистской диктатуры, по-прежнему сохраняются, а вражда между шиитами и суннитами даже обострилась и стала еще жарче. Основной причиной этого была интенсификация межрелигиозных противоречий в самом Ираке, хотя, конечно, не стоит забывать и о пресловутом иранском влиянии». В этих условиях «особую значимость приобретает обеспечение устойчивого и широ-копредставительного политического процесса, а также последовательной нормализации отношений Ирака с другими государствами региона».

Вопросы обеспечения безопасности названы в числе важнейших в программе действий нового иракского правительства. Положение дел в этой сфере в декабре 2010 года, несмотря на положительную динамику последних месяцев, продолжало оставаться нестабильным. Теракты, вооруженные нападения, обстрелы и другие акции вооруженного насилия продолжают иметь место в 13 из 18 провинций Ирака. По данным иракских официальных структур (министерств внутренних дел, обороны и здравоохранения), в декабре от различных видов вооруженного насилия в стране погибли 89 мирных жителей (в ноябре – 105 человек), а число раненых составило 114 человек (в ноябре – 155 человек). Кроме того, в ходе боевых и контртеррористических операций было убито 34 боевика и террориста (в ноябре – 40). Таким образом, декабрь стал месяцем самых низких людских потерь в 2010 году. Всего, по данным правительственных источников, в минувшем году в Ираке от вооруженного насилия погибли 2505 человек из числа мирных жителей (в 2009 году – 2800 человек) и было убито 710 боевиков и террористов. Число раненых мирных граждан в 2009 году составило 7713 человек (в 2009 году – 10562 человека).

По информации британской неправительственной организации Iraq body count, занимающейся подсчетом жертв среди мирного иракского населения, в 2010 году (по состоянию на 25 декабря) в стране зафиксировано 3976 случаев гибели гражданского населения в результате насильственных действий (в 2009 году – 4680). Это самый низкий показатель с 2003 года. Тем не менее, организация считает, что в Ираке сохраняется «тлеющий конфликт», а поэтому в ближайшие годы, возможно, число жертв сохранится примерно на нынешнем уровне. Также отмечается, что крупные теракты (свыше 50 погибших) продолжают оказывать негативное воздействие на положение дел в стране. В 2010 году таких терактов было девять, что на один больше, чем в 2009 году, хотя число жертв при этом уменьшилось с 750 до 567 человек.

В декабре на севере, в центре и на западе Ирака вооруженные нападения, теракты и другие насильственные действия имели место в городах (и прилегающих к ним районах): Багдад, Киркук, Мосул, Тикрит, Талль-Афар, Самарра, Джалаула, Эль-Каим, Баакуба, Рамади, Кайярия, Абу-Грейб, Эт-Таджи, Эль-Искандерия, Халис, Балад Руз, Сальман Пак, Эд-Дуджайль и в ряде других мест.

Обстановка в Багдаде и прилегающих к столице районах остается нестабильной и напряженной. В городе и его окрестностях постоянно продолжают совершаться теракты, вооруженные нападения, ракетные и минометные обстрелы, другие насильственные акции. 5 декабря в Багдаде, преимущественно в шиитских районах, была совершена серия терактов, приведших к гибели 27 человек, около 100 человек получили ранения. 30 декабря одновременно в шести кварталах столицы террористическим нападениям подверглись местные христиане. В целом, по данным организации Iraq body count, в 2010 году Багдад занял первое место в стране по числу жертв серди мирного населения. Тем не менее, правительство поручило военным и МВД изучить возможность сокращения количества блокпостов в городе (около 870), которые в значительной степени затрудняют передвижение по столице. На всех блокпостах службу несут только иракские военные и полицейские. По имеющейся информации, эффективность их действий зачастую не очень высока, отмечается много случаев халатного несения службы, отсутствие должной внимательности и бдительности, да и хороших профессиональных навыков.

Нестабильная, с элементами напряженности сохраняется ситуация в крупнейшем городе иракского севера – Мосуле и его окрестностях, где регулярно продолжают совершаться вооруженные нападения, теракты и другие насильственные действия. Организация Iraq body count считает Мосул «самым опасным городом» Ирака. Напряженная ситуация характерна и для всей провинции Найнава. Сложная обстановка сохраняется в соседнем Киркуке. Здесь не прекращается противостояние арабского и туркоманского населения с курдами. Террористы и боевики продолжают активно действовать в западной провинции Анбар. В административном центре провинции Рамади 5 и 27 декабря были совершены серии терактов, приведших к гибели и ранениям десятков человек. В прошедшем месяце силы безопасности при участии отрядов верных правительству племен и формирований «сахва» провели в провинции Анбар крупную антитеррористическую операцию, в ходе которой было задержаны 93 боевика, в т. ч. 60 лиц, находившихся в розыске.

Ситуация в ряде районов на юге Ирака в декабре характеризовалась заметными элементами напряженности. Вооруженные нападения, теракты, другие насильственные действия имели место в городах (и прилегающих к ним районах) Кербела, Джурф-эс-Сакр, Хасва и в некоторых других местах. В декабре жертвами экстремистов во многих случаях вновь стали иранские паломники, посещавшие священные для шиитов места на юге Ирака.

В середине декабря власти приняли чрезвычайные меры безопасности в дни проведения ежегодной шиитской религиозной церемонии Ашура. Только в район города Кербела в мероприятиях по обеспечению безопасности более чем двух миллионов паломников были задействованы 28 тыс. военнослужащих и полицейских. Кроме того, 7 тыс. человек находились в экстренном резерве в готовности незамедлительно прибыть в места паломничества. Отметим, что среди полицейских было до 600 женщин, специально обученных противодействию террористкам-смертницам. Благодаря принятым мерам удалось не допустить терактов и крупных нарушений общественного порядка.

Относительно спокойной в прошедшем месяце была обстановка в районах Иракского Курдистана, прилегающих к границам с Турцией, где базируются основные боевые формирования сепаратистской Рабочей партии Курдистана (РПК), ведущей вооруженную борьбу с турецким правительством, что связано с перемирием, которое продолжает соблюдать руководство РПК.

Положение дел в сфере безопасности во внутренних районах Иракского Курдистана в декабре в целом оставалось стабильным.

Командующий ВС США в Ираке генерал Р. Одьерно заявил, что после вывода американских войск из страны на иракский север потребуется направить миротворческие силы ООН, если отношения между арабами и курдами «не наладятся», т. к. уход американцев может «катализировать» курдско-арабский конфликт, который потенциально остается наиболее взрывоопасным в Ираке.

Не прекращаются попытки различных политических сил, как иракских, так и зарубежных вновь обострить противоречия между суннитами и шиитами и тем самым не допустить стабилизации обстановки в стране. По-прежнему очень остро стоит вопрос о дальнейшей судьбе бывших и действующих бойцах и командирах суннитских отрядов «сахва». Они, а также члены их семей и другие родственники часто подвергаются нападениям как со стороны шиитов, так и суннитских экстремистских группировок. Прави-тельство продолжает предвзято, в основном негативно относится к бойцам «сахва». До сих пор полностью не решен вопрос об их трудоустройстве в гражданские государственные структуры и интеграции в армию и полицию. Власти при содействии американских военных составили соответствующие планы, однако во многих случаях они остались на бумаге. Когда же дело касается их практической реализации, то, как правило, следует отказ с традиционной ссылкой на отсутствие необходимых средств. К настоящему времени из примерно 100 тыс. бойцов «сахва трудоустроено, по различным оценкам, от 49 до 51 тыс. человек. Особенно сильно противодействует включению в свои структуры бойцов «сахва» контролируемое шиитскими политиками МВД. Так, руководство министерства отказывается зачислить в свой штат 10,3 тыс. человек, состоявших в отрядах «сахва». В ответ наблюдается тенденция возвращения суннитских бойцов в ряды суннитских экстремистских группировок. По данным иракских спецслужб в настоящее время число таких людей невелико – примерно 0,5 процента. Однако этот процесс не останавливается, а американские военные опасаются, что число перебежчиков будет и дальше увеличиваться, если власти не изменят своего в целом негативного отношения к суннитским бойцам.

Противоречивые оценки даются деятельности в стране приверженцев террористической сети «Аль-Каида». Так, иракские власти заявляют, что по мере приближения срока вывода из страны американских войск (конец 2011 года) усиливается финансирование действующих в Ираке экстремистских и террористических группировок, выступающих под флагом «Аль-Каиды». В Багдаде это объясняют «рефлексом боязни» в арабских государствах растущим влиянием Ирана в Ираке, а также тем, что ключевые посты в иракском руководстве находятся в руках шиитов. По иракским оценкам, ежемесячно противники багдадского режима получают из-за рубежа десятки миллионов долларов. Деньги поступают от руководства сети «Аль-Каида», мусульманских спонсоров, проживающих в США, и «так называемых арабских националистов», не желающих утверждения в Ираке шиитской власти. Сообщается, что только в октябре 2010 года в страну проникло около 250 иностранных боевиков. Причем основная их часть прибыла через Сирию при содействии местных исламистов. Большинство боевиков – граждане Туниса и Алжира, также много выходцев из Пакистана, Саудовской Аравии, Ливии и Йемена.

По оценке же американских экспертов и военных, в Ирак ежемесячно проникает «менее десяти боевиков», но иракские повстанцы и террористы часто используют «Аль-Каиду» в качестве прикрытия своих действий.

Как и прежде, террористы и боевики совершали вооруженные нападения, теракты и другие насильственные действия в отношении иракских политических деятелей различных рангов и ориентации, чиновников центральных и местных органов власти, военнослужащих, сотрудников полиции и служб безопасности, религиозных деятелей, журналистов, ученых, судей, преподавателей ВУЗов, шейхов племен. Жертвами вооруженного насилия часто становятся дети. Нападениям подвергаются иностранцы, рабо-тающие в Ираке, предприниматели. Многие теракты совершаются боевиками-смертниками (зачастую – женщинами), подрывающими автомашины, начиненные взрывчаткой, в людных местах или вблизи различных государственных учреждений. Для обстрелов различных объектов широко используются минометы и ракеты. Часто террористы и боевики действуют, переодевшись в форму иракских военнослужащих или сотрудников полиции.

В декабре не прекращались нападения исламистских экстремистов на иракских христиан, многие из которых вынуждены перебираться из центральных и северных районов страны на территорию курдской автономии или эмигрировать за рубеж.

Не прекращаются нападения на здания иракских органов власти, полицейские участки и объекты иракской армии, представительства различных политических партий и организаций, офисы иракских и иностранных фирм, медицинские учреждения, рестораны, кафе, различные экономические объекты.

Продолжаются похищения людей с целью получения выкупа или по политическим мотивам. В целом похищение людей и рэкет остаются в Ираке прибыльным «бизнесом», борьба с которым не приводит к заметным успехам.

Активно действуют в стране криминальные элементы, в т. ч организованные преступные группировки.

По состоянию на 1 января 2011 года в силовых структурах Ирака числилось около 724 тыс. человек, в т. ч. в вооруженных силах 260 тыс. человек (из них 5,7 тыс. человек в специальных антитеррористических формированиях) и в различных структурных подразделениях МВД – 464 тыс. человек.

В декабре 2010 года потери иракских военных и полицейских при проведении боевых и специальных операций, а также в ходе повседневной служебной деятельности составили убитыми 62 человека, в т. ч. 21 военнослужащий и 41 полицейский (в ноябре – 66 человек, в т. ч. 23 военнослужащих и 43 полицейских). Ранения получили 157 человек, в т. ч. 80 военнослужащих и 77 полицейских (в ноябре 138 человек, в т. ч. 60 военнослужащих и 78 полицейских). Всего в 2010 году погибло 1020 человек, в т. ч. 348 военнослужащих и 672 полицейских (в 2009 году 601 человек, в т. ч. 144 военнослужащих и 457 полицейских).

В настоящее время в Ираке реализуется программа создания вооруженных сил численностью примерно в 300 тыс. человек в составе 20 дивизий сухопутных войск, в т. ч. 6 бронетанковых. При этом общее число танков должно составить примерно 2500 единиц.

Вместе с тем, по американским оценкам, обучение и оснащение иракских вооруженных сил идет более медленными темпами, «чем этого хотелось бы Вашингтону и Багдаду». В руководстве иракского министерства обороны в этой связи неоднократно заявляли, что американское военное присутствие в стране будет востребовано, как минимум, до 2016 года, чтобы помочь иракцам в боевой подготовке и освоении нового вооружения и военной техники. Американцы также подчеркивают, что иракская военная разведка в настоящее время способна эффективно работать только при значительной помощи со стороны США. В то же время премьер-министр Ирака Н. аль-Малики 28 декабря вновь подтвердил, что после 2011 года ни один американский солдат не останется на территории страны, подчеркнув, что это решение является окончательным и не подлежащим изменению. По мнению Н. аль-Малики, возглавляемое им новое правительство и национальные силы безопасности «в состоянии отвечать на любые остающиеся угрозы безопасности Ирака, его суверенитету и единству».

Правительство Ирака поручило министерству обороны провести переговоры с США на предмет приобретения 6 истребителей F-16 в дополнение к 18 уже закупленным самолетам этого типа. Также военное ведомство должно провести переговоры с Францией о закупке 18 истребителей «Мираж 2000».

Регулярно проводятся совместные учения подразделений армий Ирака и США.

Сенат Конгресса США в декабре в рамках бюджета Пентагона на 2011 год выделил 1,5 млрд долларов на цели укрепления и развития сил безопасности Ирака.

В министерстве обороны Ирака считают, что иракская сторона не нуждается в помощи американских войск в деле обеспечения безопасности во время предстоящего в марте 2011 года в Багдаде саммита государств – членов ЛАГ, т. к. национальные силовые структуры «полностью контролируют ситуацию в стране, и это продолжается на протяжении всего последнего года». В соответствии с указаниями главы правительства и инструкциями МО и МВД сформирован комитет безопасности, который «обеспечит проведение саммита на высоком уровне, соответствующем столь важному событию».

По официальной правительственной информации, в Ираке в период с 2005 года по 2010 год по судебным приговорам было казнено 257 человек, в т. ч. 6 женщин. В настоящее время 33 человека ожидают исполнения смертных приговоров. В 2010 году в Ираке казнили 17 человек (в 2009 году – 124 человека, в т. ч. 4 женщины).

В стране реализуется программа восстановления и модернизации тюрем. К 2015 году все тюрьмы (33) должны будут отвечать международным стандартам. Кроме того, должны быть построены новые тюрьмы. По состоянию на сентябрь 2010 года, в местах заключения находились 24783 человека, в т. ч. иностранцы, в основном выходцы из арабских государств. Содержание одного заключенного обходится казне в 180-190 долларов в месяц, из которых 150 долларов уходит на питание, а остальные деньги — на одежду и коммунальные расходы.

По состоянию на 1 января 2011 года численность американских войск в Ираке составляла около 50 тыс. человек. Этот уровень военного присутствия в стране командование ВС США намерено сохранить до лета 2011 года.

В декабре 2010 года американские войска в Ираке понесли наименьшие потери со времени вторжения в эту страну в 2003 году. В боестолкновении с противником погиб всего один американский военнослужащий (в ноябре – 2 человека, из них 1 – боевая потеря). Число раненых составило около 10 человек (в ноябре — 6 человек). Таким образом, общие потери вооруженных сил США в Ираке с 20 марта 2003 года по 1 января 2011 года составили, по уточненным данным, убитыми (по информации Пентагона) 4748 человек и ранеными около 31980 человек. Кроме того, один американский военнослужащий продолжает числиться пропавшим без вести.

В декабре Багдад с визитом посетил председатель Комитета начальников штабов ВС США адмирал М. Маллен, обсудивший с иракскими руководителями вопросы военного сотрудничества двух стран после вывода американских войск из Ирака.

Интенсивность деятельности военной авиации США в Ираке в декабре существенно не изменилась. В минувшем месяце американские самолеты и вертолеты ежедневно совершали в среднем около 39 вылетов (в ноябре — в среднем 36 вылетов) для обеспечения повседневной деятельности группировки американских ВС в стране и обеспечения действий наземных сил. Отмечается сокращение числа вылетов американской авиации на выполнение боевых заданий (преимущественно на ведение воздушной разведки) и увеличение числа вылетов с целью перевозки войск и грузов. Боевая авиация (преимущественно тактические истребители F-16) оказывала поддержку войсковым и анитеррористическим операциям вооруженных сил Ирака, прикрывала с воздуха расположение частей американских войск в различных районах страны, наносила удары по объектам боевиков и террористов. Транспортные перевозки в интересах американских войск, находящихся в Ираке, выполнялись главным образом самолетами типа С-17 и С-130.

30 декабря командование ВС США передало иракским властям лагерь Кэмп-Букка, расположенный недалеко от Басры и использовавшийся американцами в качестве тюрьмы. Руководство провинции Басра заявило, что создаст на месте лагеря торговую зону.

В середине декабря сухопутные войска Ирана завершили крупные учения, проходившие недалеко от границы с Ираком. В отличие от большинства учений, проводимых в ИРИ, на сей раз в Тегеране ничего не сообщили о задачах, которые отрабатывали войска в ходе маневров.

Таким образом, ситуация в сфере безопасности в Ираке в декабре 2010 года не претерпела существенных изменений и продолжала оставаться сложной и неустойчивой, несмотря на продолжающееся сокращение числа жертв вооруженного насилия.

Главным событием внутриполитической жизни Ирака в декабре 2010 года стало формирование, хотя и не в полном составе, нового коалиционного правительства, что произошло спустя девять месяцев после парламентских выборов.

Переговоры о формировании нового правительства шли очень трудно и сложно. Каждый из участвовавших в них блоков настаивал на принятии своих политических и иных требований. Так, альянс курдских партий обусловливал свое участие в кабинете министров принятием списка из 19 требований, глав-ными из которых являлись признание законными сделки, заключенные правительством курдской автономии с иностранными нефтяными компаниями, а также решение спорных территориальных вопросов, в первую очередь, судьбы Киркука, на основе ст. 140 конституции Ирака, т. е. путем проведения референдума. А. Алауи – лидер крупнейшего парламентского блока «Аль-Иракия» — заявлял, что его представители войдут в правительство только при условии предоставления им права вето при принятии важнейших решений по вопросам безопасности и внешней политики, а также выполнении всех условий соглашения о разделении властных полномочий, достигнутого в ноябре.

18 декабря парламент отменил запрет на участие в политической деятельности трем видным суннитским политикам, включая С. аль-Мутлака, возглавляющего Фронт национального согласия — крупнейшую фракцию блока «Аль-Иракия», что сняло одну из главных преград на пути формирования правительственной коалиции.

21 декабря депутаты Совета представителей (нижней палаты иракского парламента) единогласно утвердили предложенные премьер-министром Н. аль-Малики кандидатуры на посты вице-премьеров (3) и министров (29). Из-за сохраняющихся разногласий и интриг между политическими блоками в кабинете министров остаются вакантными 11 постов, в т. ч. министра обороны, главы МВД и комитета национальной безопасности, которыми временно будет руководить Н. аль-Малики. Возглавляемый Н. аль-Малики блок Национальный альянс получил в правительстве 19 постов, соперничающий с ним блок «Аль-Иракия» (имеет в парламенте наибольшее число мест) — 9, Курдский альянс – 4, остальные портфели достались мелким партиям. Лидер «Аль-Иракии» А. Алауи возглавит создаваемый Совет по национальной стратегической политике. Он заявил, что его блок полностью поддержит правительство. Один из постов вице-премьеров занял видный суннитский политик С. аль-Мутлак. Сунниты также получили посты мини-стров финансов и энергетики. Вице-премьером от шиитов стал бывший министр нефти Х. аш-Шахристани. В новом кабинете он будет отвечать за топливно-энергетический комплекс. Портфель министра нефти получил его заместитель А. К. аль-Луайби. Пост министра иностранных дел сохранен за Х. Зибари (курдом). Отметим, что восемь постов, в т. ч. министров жилищного строительства, труда и туризма получили сторонники радикального антиамериканского шиитского имама М. ас-Садра. Несомненно, что сохранение за Н. аль-Малики должности главы правительства свидетельствует о прочности его позиций.

В представленной 21 декабря парламенту правительственной программе Н. аль-Малики декларировал усиление роли государства и приверженность принципу верховенства закона. Ирак будет «демократическим, федеральным, многопартийным и суверенным государством», где уважаются права человека, различных этнических и национальных групп. Подчеркнута необходимость сохранения территориальной целостности и национального единства Ирака, укрепления его обороноспособности, строительства граж-данского общества, сдерживания насилия на конфессиональной почве. Было заявлено, что Ирак будет проводить активную внешнюю политику, стремиться разрешить проблемы в отношениях с соседними государствами, а его экономика станет развиваться на принципах либерализма. Правительство намерено стабилизировать финансовое положение страны и национальной валюты – динара. Усилится борьба с «финансовой и административной коррупцией». 23 декабря на первом заседании нового кабинета в качестве его первоочередных задач Н. аль-Малики определил необходимость разработки «четкой политики в области безопасности, финансов, нефти, коммунальных услуг, в первую очередь обеспечения электроэнергией, а также налаживание внешних связей».

Создание нового правительства Ирака стало первой за последнее время серьезной попыткой продвинуть вперед процесс национального примирения. Вместе с тем, в силу сохраняющихся противоречий между основными политическими силами страны и сложными отношениями между лидерами основных блоков это, все еще до конца не сформированное правительство ожидает непростое будущее. Так, Н. аль-Малики утверждает: «Я не говорю, что это правительство, со всеми его формациями, удовлетворяет желания граждан, политических блоков, мои устремления или устремления любого другого человека, потому что оно сформировано в экстраординарных условиях».

11 декабря глава иракской курдской автономии М. Барзани в своем выступлении в столице региона Эрбиле на съезде возглавляемой им Демократической партии Курдистана (ДПК) впервые официально заявил, что курды обладают «неотъемлемым правом на самоопределение». Кроме того, М. Барзани подчеркнул, что будет добиваться воссоединения Киркука с провинциями, входящими в состав Иракского Курдистана, назвав этот город «исконно курдской землей». Отметим, что на съезде ДПК присутствовали президент Ирака Дж. Талабани (курд), глава иракского правительства Н. аль-Малики и лидер крупнейшей парламентской фракции А. Алауи.

Разъясняя высказывания лидера ДПК, его заместитель Н. Барзани (племянник вождя), заявил 15 декабря, что хотя курды и «обладают правом на самоопределение, они приняли твердое решение остаться в составе федеративного Ирака», отметив, что речь М. Барзани была «неправильно истолкована некоторыми политиками и средствами массовой информации», т. к. курдский руководитель «не имел в виду, что курды собираются отделяться от Ирака и создавать независимое государство». В то же время либерально-патриотический блок «Аль-Иракия» расценил высказывания М. Барзани как «угрозу территориальной целостности Ирака». По мнению многих экспертов, высказывания курдского лидера о праве курдов на самоопределение являются «миной замедленного действия», которая может взорвать единство иракского государства.

В Сулейманни (Иракский Курдистан) 18 декабря прошла многотысячная демонстрация, участники которой протестовали против принятия нового регионального закона, ограничивающего права граждан на проведение демонстраций.

В самой южной провинции Ирака – Басре на фоне интенсивного развития нефтяной отрасли вновь усилились автономистские и сепаратистские настроения, все более настойчиво звучат требования о предоставлении региону автономного статуса, наподобие того, что имеет Иракский Курдистан. Причем, в первую очередь, речь идет о более выгодном для провинции распределении средств от добычи и экспорта нефти.

Уголовный суд Ирака 22 декабря принял решение освободить из-под стражи трех крупных функционеров бывшего режима С. Хусейна. На свободу выходят единокровный брат свергнутого диктатора В. И. аль-Хасан, возглавлявший МВД и занимавший ряд других важных постов, командующий элитной при прежнем режиме Республиканской гвардией генерал К. Мустафа и бывший глава президентского управления А. Х. аль-Худейр. Все они обвинялись в расправах над представителями арабского племени аль-джибур в провинциях Салах-эд-Дин, Найнава и ряде других мест в начале 1990-х годов.

28-29 декабря на совещании в Дамаске пять фракций бывшей правящей, а ныне запрещенной в Ираке партии Баас приняли решение о создании «Движения за национальное возрождение и обновление» (ДНВО). Новое политическое объединения возглавил Х. ас-Самараи, заявивший, что целью ДНВО является «восстановление партийных рядов во имя общей борьбы за лучшее будущее Ирака, для чего следует «вернуться к истокам (баасистского движения, — В. Ю.), исправить допущенные ошибки и переработать программу». По словам одного из руководителей ДНВО А. Х. Шахера, «новая политическая ситуация в Ираке стала реальностью. Нужно искать пути взаимодействия». Вместе с тем, лидеры нового блока не отказываются от вооруженного сопротивления американской оккупации, хотя выступают против террористических акций, жертвами которых становится мирные жители. «Мы поддерживаем сопротивление против оккупационных сил, но осуждаем любое нападение на иракцев, будь то гражданское население или военные». Любые действия, «ведущие к кровопролитию иракцев, суннитов или шиитов», расценивается ДНВО, как терроризм. В качестве условий примирения с нынешней властью было названо выдвижение правительством требования полного вывода американских войск из Ирака после 2011 года и его отказ от политики дебаасификации. В состав ДНВО вошли баасистские фракции «Национальное возрождение», «Единство и переоценка», «За арабское обновление», «Движение арабского возрождения» и «Борцы». Помимо перечисленных группировок в иракской Баас имеются еще две крупные фракции, которыми руководят бывший вице-президент страны И. И. ад-Дури (предполагается, что он проживает в Йемене) и крыло М. Юнеса. Эти фракции критически отнеслись к созданию ДНВО, назвав его «рекламным ходом».

В Ираке усиливается процесс исламизации общественной жизни, ведется планомерное наступление на личные свободы граждан, светскую культуру и светский характер государства. Наибольшую активность в этом деле проявляют сторонники радикального шиитского деятеля М. ас-Садра. В частности, приверженцы имама регулярно проводят рейды в шиитских районах Багдада, преследуя нарушителей требований шариата. Под давлением религиозных партий власти закрывают в Багдаде и провинциях ночные клубы и магазины, в которых продаются алкогольные напитки, также закрываются общественные клубы: писателей, инженеров, учителей и др. Под давлением ряда исламских партий в сентябре 2010 года не состоялся Международный фестиваль культуры в Вавилоне. В Басре исламисты не разрешили гастроли цирка из Монте-Карло. Министерство просвещения Ирака запретило с 2011 года преподавание театрального дела и музыки в Багдадском институте изящных искусств. Преподаватели и студенты института опасаются, что запрет может распространиться и на другие дисциплины, в том числе на живопись и скульптуру. Представители интеллигенции заявляют: «Мы не хотим повторения в Ираке афганского ре-жима «Талибан». И так жизнь в стране больше напоминает медленное умирание: запретили театр, не будет кино, непозволительны даже женские парикмахерские. Вместо обещанной американцами демократии мы возвращаемся в каменный век. В политике Ирака доминируют религиозные партии, которые управляют страной из мечетей». 4 декабря в Багдаде прошла массовая демонстрация протеста против запретительных действий властей и клерикализации общественной жизни.

Сложной остается экономическое положение Ирака и ситуация в социальной сфере страны. Население и экономика продолжают испытывать нехватку электроэнергии, пресной воды, топлива. По-прежнему имеют место перебои в работе транспорта.

В то же время отмечаются позитивные изменения в главной отрасли национальной экономики – нефтяной. В декабре 2010 года Ирак достиг наивысшего с 2003 года показателя добычи нефти – 2,6 млн баррелей в сутки, а в 2011 году этот показатель планируется увеличить до 3 млн баррелей. Новый министр нефти Ирака А. К. аль-Луайби в числе приоритетов своей деятельности назвал развитие инфраструктуры нефтяной отрасли. В частности, речь идет о расширении экспортного комплекса в Басре и во-зобновлении экспорта нефти и газа через территорию Сирии.

В декабре 2010 года Ирак объявил о намерениях развивать ядерную энергетику в мирных целях. Вице-премьер Х. аш-Шахристани заявил на международном инвестиционном форуме в Багдаде: «Ирак стремится развивать ядерную энергетику в мирных целях, опираясь на свой потенциал и внутренние ресурсы. У Ирака есть особая программа, сопоставимая с другими развивающимися странами, но бывший режим партии Баас трансформировал эту программу под другие цели». Ирак планирует использовать мирный атом в медицине, сельском хозяйстве, промышленности и других областях. Х. аш-Шахристани подчеркнул: «Решение Совета Безопасности было принято очень своевременно, учитывая потребности страны в развитии энергетики в самых разных областях». Кроме того, в своем выступлении на форуме Х. аш-Шахристани призвал местных и иностранных инвесторов к участию в строительстве в стране четырех электростанции, которые позволят снять остро стоящую перед Ираком проблему обеспечения электроэнергией.

Министр нефти А. К. аль-Луайби считает, что экспорт нефти из курдского региона будет частью общенациональной экспортной нефтяной политики. Со своей стороны, правительство курдской автономии заявило, что не возобновит экспорт нефти до тех пор, пока в Багдаде не признают законными все соглашения, заключенные курдами с иностранными компаниями. Как известно, в 2008 году региональными властями было подписано 15 таких соглашений, а в июне 2009 года Иракский Курдистан начал экспорт нефти. Однако центральное правительство не признало законность этих контрактов, и вскоре экспорт нефти был курдами приостановлен.

Таким образом, в Ираке в декабре 2010 года внутриполитическая ситуация в Ираке характеризовалась высокой динамичностью. Важнейшим событием месяца стало формирование нового коалиционного правительства. Вместе с тем, этот шаг пока не позволяет говорить о необратимости тенденции по выходу страны из глубокого политического кризиса.

В декабре 2010 года внешнеполитическая деятельность иракского руководства в связи с занятостью внутренними проблемами не отличалась высокой активностью. Главное внимание продолжало уделяться отношениям с США и соседними государствами.

Наиболее важным внешнеполитическим событием в минувшем месяце стало принятие Советом Безопасности ООН 15 декабря трех резолюций, отменивших санкции, введенные против Ирака после иракского вторжения в Кувейт в 1990 году. Речь идет об ограничениях, касающихся ооновской программы «Нефть в обмен на продовольствие», запрета на деятельность в сфере мирной ядерной энергетики и международного управления фондом развития Ирака. Кроме того, были сняты санкции, ограничивающие Ирак в получении химического и бактериологического оружия, ракет средней дальности. Данное решение было принято по американской инициативе на специальном заседании Совета Безопасности под председательством вице-президента США Дж. Байдена. Соавторами резолюций стали также Россия, Китай, Великобритания, Франция и ряд стран Азии и Африки.

Политика Вашингтона в отношении Ирака показывает заинтересованность нынешней американской администрации продемонстрировать то, что при ней ситуация в этой стране не выходит из-под контроля, а американские военнослужащие смогут спокойно покинуть пределы Ирака к концу 2011 года. Президент США Б. Обама приветствовал формирование нового иракского правительства, обещав ему всяческую поддержку и подчеркнув неизменность курса Вашингтона на долгосрочное стратегическое партнерство с Багдадом.

Премьер-министр Ирака Н. аль-Малики утверждал 28 декабря, что «не позволит втянуть страну в какой-либо альянс с Ираном, несмотря на то, что в его правительстве имеются люди, поддерживающие такой союз», подчеркнув, что Ирак не будет «втянут в ось или орбиту» с Ираном, Турцией или арабами. В то же время Н. аль-Малики отметил, что «Иран является нашим соседом, и мы поддерживаем с этой страной хорошие исторические отношения. Иран и Ирак имеют примерно 1300-1400 километров общих границ и естественно, что установление хороших и динамичных отношений удовлетворит интересы обеих стран».

7 декабря на саммите стран-членов ССАГПЗ в Абу-Даби лидеры аравийских монархий высказались в поддержку единству и территориальной целостности Ирака, невмешательству к его внутренние дела, подчеркнув важность укрепления безопасности и стабильности в Ираке, успешного продвижения процесса национального примирения в стране. Кроме того, было заявлено о необходимости выполнения Ираком положений резолюций Совета Безопасности ООН в части, касающейся демаркации границ с соседними странами (имеется в виду Кувейт, — В. Ю.), идентификации военнопленных и лиц, пропавших без вести, возвращению Кувейту ценностей и документов национального архива, захваченных в 1990-1991 годы.

26 декабря Ирак посетил министр иностранных дел Египта А. А. аль-Гейт. Это был первый визит зарубежного политического деятеля высокого ранга в Ирак после формирования в этой стране нового правительства. Помимо Багдада А. А. аль-Гейт побывал в столице курдской автономии Эрбиле, где открыл консульство АРЕ, сообщив что Египет намерен также расширить свое посольство в Ираке и открыть еще два консульства – в Мосуле и Басре. С иракскими руководителями обсуждались вопросы под-готовки предстоящего в марте 2011 года в Багдаде арабского саммита. Глава египетской дипломатии подчеркнул стремление Каира «работать совместно с правительством Ирака по строительству стабильных и конструктивных отношений», сообщил о намерениях египетских инвесторов вкладывать средства в важные строительные и индустриальные проекты в Ираке. Отметим, что незадолго до прибытия в Багдада, А. А. аль-Гейт заявил, что Египет желает видеть Ирак «свободным от американских войск». Наиболее трудно проходили переговоры по вопросу об иракском долге Египту и выплате компенсаций египетским фирмам и рабочим, за ущерб, понесенный ими в начале 1990-х годов. По подсчетам, проведенным в Каире, Ирак должен Египту сумму в 1,559 млрд долларов, в т. ч. египетскому государству – 535 млн долларов, частным компаниям АРЕ – 222 млн долларов и египетским рабочим – 784 млн долларов. В Багдаде же общая сумма долга оценивается примерно в 800 млн долларов.

В декабре Ирак с визитами посетили главы внешнеполитических ведомств Германии Г. Вестервелле и Италии Ф. Фраттини, обсудившие с иракскими руководителями вопросы развития экономических связей. Также европейские министры уделили большое внимание вопросам, связанным с положением иракских христиан, выразив озабоченность участившимися случаями нападений на церкви, священнослужителей и верующих.

Таким образом, несмотря на происходящие в последнее время подвижки в политическом процессе, военно-политическая обстановка в Ираке в декабре 2010 года продолжала характеризоваться сложностью и неустойчивостью. Хрупкость достигнутых компромиссов между ведущими политическими силами страны, сохраняющаяся нерешенность большинства крупных политических и иных проблем не исключает в будущем новых обострений ситуации в Ираке.

44.04MB | MySQL:92 | 0,979sec