Раскол Партии Труда и конец израильского «левого» лагеря

17 января 2011 года израильская политика пережила серьезное потрясение, подобного которому не было несколько лет: председатель Партии Труда министр обороны Эхуд Барак вместе с еще четырьмя депутатами покинули собственную партию. Эхуд Барак объявил, что выходит на новый путь, создавая «центристскую, сионистскую, демократическую партию», которую он назвал «Независимость». Данная инициатива была предварительно согласована Эхудом Бараком с премьер-министром Биньямином Нетаньяху, но не с большинством депутатов от возглавляемой им самим фракции, что не может не вызвать удивления: Б. Нетаньяху все же стоит во главе конкурирующего блока «Ликуд», а в 1999 году два политика соперничали между собой на прямых выборах главы правительства, закончившихся победой Э. Барака. При этом ни один из парламентариев от Партии Труда, кроме самих «раскольников», никакой информации о грядущем уходе из партии ее председателя не имел.

Характерный курьез: когда депутат Кнессета арабский националист Ахмед Тиби, слушая радио, сказал депутату от Партии Труда, в прошлом – известному журналисту Даниэлю Бен-Симону, что его партии нужно искать себе нового председателя, последний одернул А. Тиби словами, что «сейчас не время шутить». Роль, которую играл в этой истории Д. Бен-Симон, заслуживает отдельного упоминания. По действующему в Израиле закону, выйти из фракции и образовать свою (а в перспективе – участвовать в следующих выборах) может группа, состоящая из не менее чем трети депутатов от того или иного списка, или же, если фракция включает более чем 21 депутата (вне зависимости от ее точной численности), то группа из семи депутатов может отделиться от нее. Поскольку Партии Труда удалось провести в Кнессет на последних выборах лишь тринадцать депутатов (худший для нее результат за всю историю страны), то любая группа «раскольников» должна была насчитывать минимум пять человек. Э. Барак же изначально заручился поддержкой лишь трех представителей парламентской фракции партии, которую на тот момент возглавлял: своего заместителя по Министерству обороны генерала в отставке Матана Вильнаи, верного ему министра сельского хозяйства Шалома Симхона и ставшей депутатом лишь год назад доктора политологии Эйнат Вильф. Для того, чтобы они смогли уйти вчетвером, фракция Партии Труда должна была сократиться до 12 человек. Даниэль Бен-Симон, разочаровавшийся в курсе, которым вел Партию Труда Эхуд Барак, давно хотел выйти из фракции, но для этого было необходимо согласие всех остальных депутатов – и Эхуд Барак его не давал. Однако в условиях, когда сам Э. Барак решил бежать из возглавляемой им партии, не имея достаточного числа сторонников, сокращение численности фракции в связи с уходом из нее Д. Бен-Симона оказывалось спасительной соломинкой. Э. Барак известил Д. Бен-Симона, что снимает свои возражения, и последний начал процедуру выхода. Однако в это время Э. Барак пришел к согласию с заместительницей министра промышленности, торговли и занятости депутатом Кнессета Орит Нокед о том, что в случае, если ей будет предоставлен министерский портфель, то и она присоединится к «раскольникам»; она также обещала ничего не говорить об этом своему непосредственному начальнику, министру Б. Бен-Элиэзеру (его, своего в прошлом ближайшего соратника и сторонника, лишь за считанные минуты до пресс-конференции проинформировал об уходе сам Э. Барак). Тогда, когда Д. Бен-Симон, получив согласие Э. Барака, готовился отправиться в «свободное плавание», его уход перестал быть Э. Бараку нужен – и он даже не счел нужным известить Д. Бен-Симона о том, что они больше не будут состоять в одной фракции, но по совсем иным причинам… Соответственно, о том, что они с Э. Бараком состоят в разных партиях, Д. Бен-Симон узнал от А. Тиби…

Изначально объявление об уходе из партии, которую он дважды возглавлял (с 1997 по 2001 гг. и с 2007 года), Эхуд Барак планировал сделать в среду, 12 января. По разным причинам ( одна из которых – траур по скоропостижно скончавшемуся в Харькове профессору Б.С. Элькину, из-за чего его сын — председатель парламентской коалиции и фракции «Ликуда» Зеэв Элькин, бывший одним из очень немногих, кто знал о готовящейся «спецоперации», отсутствовал 12 января в Кнессете) публичное объявление было отложено. Редчайший в израильской политике случай: на протяжении около двух недель примерно десять политиков владели чрезвычайно значимой информацией, но ни один из них ничего не «слил» в прессу, которая узнала о произошедшем только тогда, когда Эхуд Барак и Биньямин Нетаньяху решили, что ей пора об этом узнать.

В тот же день, когда Эхуд Барак провел свою пресс-конференцию, Комиссия Кнессета по регламенту во главе с «ликудником» Яривом Левиным утвердила раскол Партии Труда на две фракции. 11 членов Комиссии голосовали «за» (все представители «Ликуда», НДИ, ШАС и «Еврейства Торы», а также Эйнат Вильф, одна из «пятерки Барака»), трое (все – от «Кадимы») – против, Ницан Хоровиц из МЕРЕЦа воздержался, а ошарашенный Даниэль Бен-Симон голосовать не стал вообще.

В этой ситуации министры Ицхак Херцог и Авишай Браверман, депутат Кнессета Шели Яхимович и многочисленные активисты, всё последнее время атаковавшие Э. Барака за то, что Партия Труда остается в неподходящей ей правительственной коалиции с «правыми» партиями «Ликудом», НДИ и ШАС, оказались в положении, когда их больше никто насильно в правительстве не держит. «Ненавистный» Э. Барак больше преградой не является. Застигнутые врасплох, министры социального обеспечения (он занимал этот пост с 2007 года, и в правительстве Э.Ольмерта, и в правительстве Б. Нетаньяху) адвокат Ицхак Херцог (сын бывшего президента страны Хаима Херцога) и по делам национальных меньшинств профессор Авишай Браверман (он работал в правительстве меньше двух лет), как и Биньямин Бен-Элиэзер, в правительстве Б. Нетаньяху занимавший пост министра промышленности, торговли и занятости, а в прошлом – самые разные посты, включая должность министра обороны в кабинете Ариэля Шарона, потеряли возможность выбора и немедленно объявили об уходе из правительства. Биньямин Бен-Элиэзер, привыкший быть видным министром практически везде и всегда и который, мягко говоря, ни с какой стороны ни «левак», оказался в особенно сложном положении. Менее чем через месяц ему исполняется 75 лет, и его шансы на продолжение политической карьеры очень проблематичны. Учитывая, что он уже был в прошлом председателем Партии Труда, Авишай Браверман предложил избрать его сейчас временным главой партии, до новых выборов ее руководителя, при условии, что Б. Бен-Элиэзер обязуется не участвовать в них, однако из депутатов Кнессета эту идею не поддержал более никто, и она, что называется, «зависла».

Места покинувших правительство министров были тут же поделены между «раскольниками». Шалом Симхон стал министром промышленности, торговли и занятости вместо Биньямина Бен-Элиэзера, а Матан Вильнаи стал министром в Министерстве обороны, ответственным за службу тыла (этой проблематикой он занимался и до настоящего времени, но в ранге замминистра), а также за вопросы, касающиеся национальных меньшинств, заняв, таким образом, и место Авишая Бравермана. Министром сельского хозяйства вместо Шалома Симхона стала Орит Нокед. Уже 19 января эти назначения были утверждены большинством депутатов Кнессета.

Правительство, в итоге, опирается на коалицию из 66 депутатов (из 120), и его стабильности не угрожает ничего, кроме возможного предъявления прокуратурой обвинения главе НДИ А. Либерману, что вынудит его покинуть правительство. Эта проблема, однако, никак не зависит от того, сколько депутатов, избранных по списку Партии Труда, входят в коалицию – тринадцать, как было еще утром 17 января, или пять, как стало после этого. Пост министра социального обеспечения остался вакантным, что позволяет Б. Нетаньяху, например, предложить войти в коалицию праворадикальной партии «Национальное единство», имеющей четыре мандата. Хотя парламентская база коалиции сузилась, она, пожалуй, стала стабильнее, чем была прежде: ежедневные угрозы развалить ее больше не звучат.

Оставшиеся без председателя деятели Партии Труда уже начали драку между собой. Явного лидера, каким был Б. Нетаньяху в «Ликуде» после ухода А. Шарона, в Партии Труда нет. Учитывая, что бывший председатель Партии Труда Амир Перец и ее бывший генсек Эйтан Кабель вообще вели в последнее время переговоры о своем переходе из Партии Труда в правоцентристскую «Кадиму» и только утром 19 января объявили, что остаются (на радостях Э. Кабеля тут же избрали председателем парламентской фракции), непонятно, насколько долго оставшиеся восемь представителей некогда ведущей партии страны проработают как единая группа. Из этих восьми четверо претендуют на первенство – Авишай Браверман, Ицхак Херцог, Амир Перец и, скорее всего, Шели Яхимович, вследствие чего речь уже не может идти ни о каких лагерях, а о тотальной борьбе «всех против всех» с очень проблематичными электоральными перспективами на следующих парламентских выборах, состоятся они в 2013 году или досрочно.

Обвинив Партию Труда в движении «влево, и еще левее» в направлении пост-сионизма, ее председатель отметил, что парламентская фракция партии давно раскололась де-факто, и половина депутатов отказывалась подчиняться общим решениям. Эхуд Барак добавил, что в свое время Давид Бен-Гурион, Ариэль Шарон и Шимон Перес так же покидали партии, которые в прошлом возглавляли, и он решил пойти тем же путем. Эйнат Вильф прямо заявила о разрыве новой фракции «Независимость» с «левыми». Отвечая на вопрос «Вы по-прежнему считаете себя частью левого лагеря?», она ответила: «Нет. Поэтому мы и пошли на разделение. Как мы и заявили, в Кнессете действовали две фракции [Партии Труда]. Одна – левая, ее члены выступали против правительства, возлагали на него всю ответственность за отсутствие прогресса на мирных переговорах. Они освобождали от нее палестинцев. А мы считаем себя центристами. Партией центра был и исторический МАПАЙ [название Партии Труда в 1930–1968 гг.]. Мы взаимодействуем с умеренными представителями правительства и «Ликуда» и не считаем, что во всем виноват Израиль». Таким образом, «левых» из неарабского сектора в Кнессете осталось аж целых одиннадцать человек: восемь от Партии Труда (включая, в частности, бывших министров обороны Б. Бен-Элиэзера и А. Переца, «левизна» которых по военно-политическим вопросам крайне сомнительна) и трое – от МЕРЕЦ, всё. Ничего подобного в израильской истории не было никогда.

Я уже не раз писал о том, что в условиях фактического краха переговорного процесса с палестинцами modus vivendi существования израильского «левого» лагеря в последнее десятилетие просматривался с большим трудом. Э. Барак, при поддержке и участии Б. Нетаньяху и З. Элькина, организационно оформили этот факт, сведя две единственные неарабские «левые» фракции в Кнессете до положения практически нерелевантного меньшинства, опирающегося менее чем на 10% парламентского корпуса. Израиль, так или иначе, построенный «левыми» сионистами, начал новый этап своей политической истории, в которой «левым» не осталось практически никакого места.

Что из этого выйдет – знать пока не дано.

49.64MB | MySQL:112 | 1,031sec