Пакистан и переговоры по урегулированию ситуации в Афганистане

По сообщению ВВС, в середине февраля для участия в переговорах по вопросу мирного урегулирования ситуации в Афганистане Лондон посетил бывший высокопоставленный чиновник Исламского Эмирата Афганистана/ИЭА (1996-2001) Абдула Салам Заиф. А. Заиф — первый человек, связанный в прошлом с движением «Талибан», которому британское правительство предоставило визу. Как сообщают пакистанские и британские источники, он до настоящего времени поддерживает тесные отношения с лидером движения «Талибан», бывшим эмиром ИЭА муллой Мохаммадом Омаром, и «является ключевым игроком в переговорах между ним и Х. Карзаем».

А. Заиф принял участие в закрытом совещании, организованном при поддержке Министерства иностранных дел Великобритании, и в работе конференции в Королевском колледже в Лондоне. Конференция, посвященная «обсуждению мирных предложений, направленных на прекращение боевых действий в Афганистане» (ВВС 15.02.11), собрала представителей Афганистана, Пакистана, Индии, Соединенных Штатов и Великобритании. Лондон, как сообщается, прилагает усилия для содействия в проведении переговоров между президентом Афганистана Х. Карзаем и движением «Талибан» с целью найти политическое решение проблемы Афганистана. Итак, на сегодняшний день вопрос стоит именно о политическом решении, а не о военном.

В январе 2009 г., войдя в Белый дом, Б. Обама решительно взял курс на «победу» в антитеррористической кампании в Западной Азии, подкрепив свои слова направлением в Афганистан на борьбу с талибами и «Аль-Каидой» дополнительно 30 тысяч американских военных в составе Международных сил содействия безопасности/МССБ. Но, как позже признали сами американцы, «чем больше войск направляем, тем больше жертв». Если экстраполировать ситуацию в условиях вывода войск из Афганистана, то главный вывод, который напрашивается: военное решение борьбы с международным терроризмом полностью провалилось.

В январе 2010 г. западные страны во главе с США предприняли вторую попытку решения «афганского вопроса». Они инициировали проведение международной конференции по мирному урегулированию в Лондоне. Кабул и Вашингтон выдвинули движению «Талибан» три основных условия: разоружение, признание Конституции Исламской Республики Афганистан и отказ от поддержки «Аль-Каиды». Но, как позднее заявил в интервью ВВС все тот же А. Заиф, «они к нам не приходили и не предлагали никаких переговоров. Поэтому я не вижу никаких условий, как, например, признание присутствия иностранных войск, следовательно,.. если мы будем вести переговоры, то без каких-либо условий…»

Все последующие месяцы в СМИ появлялась информация о переговорах, в которых участвовали представители афганского движения «Талибан». Имена пяти из них были удалены из «черного списка» Совета Безопасности ООН, всего в списке на сегодняшний день числится 500 имен. А. Заиф получил право свободного передвижения по просьбе президента Х. Карзая только 30 июля 2010 г.

В феврале с.г. Кабул и Вашингтон предприняли третью попытку «решения афганского вопроса» — прямые переговоры в Лондоне. Только на таких условиях, по их мнению, движение «Талибан» согласилось участвовать в них.

Решение Вашингтона о выводе войск из Афганистана однозначно воспринимается противоборствующей стороной в Афганистане и в целом в исламском мире как поражение США и как победа талибов и исламистских тенденций. Это их победа, причем и военная, и идеологическая. Более того, решение о вводе войск привело к серьезному моральному подъему исламистские движения в мире.

На переговорах в Лондоне в феврале с.г. речь идет о разделении зон потенциального влияния в Афганистане. Один из основных обсуждаемых вопросов: примет ли движение «Талибан» верховенство правительства Кабула в обмен на власть в южных провинциях Афганистана с доминирующим пуштунским населением. Сторонники сделки утверждают, что «предоставление Талибану части власти является… небольшой платой за прекращение войны в Афганистане».

Но добиваясь прекращения военных действий со стороны движения «Талибан», Вашингтон в то же время ставит «основную задачу — снизить влияние «Аль-Каиды» на Талибан с тем, чтобы работать с последним», так как, по его мнению, Талибан «не вовлечен в террористическую деятельность» (The New York Times 06.02.11).

 

Западные политологи, характеризуя серию переговоров с представителями движения «Талибан», выдвигают несколько положений. Во-первых, отсутствие единства в афганском движении «Талибан». Во-вторых, опасение, что такие фигуры, как А. Заиф и др., фактически отошли от реальных дел. В-третьих, реальная власть находится в руках «молодого, более радикального поколения командиров Талибана, таких как Сираджуддин Хаккани, сын Хаккани, который на пакистанской территории в Северном Вазиристане после 2001 г. фактически создал сеть боевых отрядов, воюющих против иностранных войск на территории Афганистана. И самое главное: действительно ли все переговорщики откажутся от поддержки «Аль-Каиды» и У. бен Ладена? Сегодня А. Заиф заверяет, что Талибан «учел уроки прошлых лет».

«Уроки прошлого» относятся не только к борьбе движения «Талибан», но и к событиям 2002 г. В ноябре 2002 г. «высокопоставленные представители талибов собрались в Пакистане и выразили согласие присоединиться к процессу политического участия и примирения с новым правительством Афганистана. Тем не менее решение было принято отрицательное, поскольку и афганское, и американское правительства отказались от сотрудничества с движением «Талибан». В начале 2000-х Вашингтону нужна была яркая победа в антитеррористической кампании в Афганистане. Сегодня политический ход за талибами, что эквивалентно их возврату к власти в Кабуле.

Исламабад внимательно следит за развитием ситуации в соседней стране. Десять лет он играет роль «ключевого союзника» США в антитеррористической борьбе, а в результате — постоянные локальные военные операции в пограничном с Афганистаном районе, усиление исламского радикализма, рост конфессиональных столкновений, терактов во внутренних районах и в целом подрыв социальной стабильности в стране.

В Западной Азии движение «Талибан» за прошедшие годы приобрело региональный характер. Нельзя однозначно утверждать, что существует какое-либо объединение разрозненных боевых группировок афганских талибов и пакистанских боевиков, несмотря на их общие лозунги установления шариата. Исламский экстремизм, привнесенный из Афганистана, в последние годы нашел благодарных последователей в Пакистане, которые проводят террористические акты против федеральной власти, военных и религиозных меньшинств.

На протяжении последних десяти лет Исламабад играл свою роль по отношению к бывшим лидерам ИЭА, базирующимся в пограничных с Афганистаном районах Белуджистана, Территорий племен федерального административного управления/ТПФУ и провинции Хайбер-Пахтунхва, к афганским талибам и пакистанским боевикам, защищая национальные интересы и отстаивая свои позиции в регионе. Он добился того, что его роль в переговорном процессе с талибами в Афганистане признана конструктивной.

 

Постскриптум

Комментируя заявление Х. Клинтон о том, что «талибы не имеют другого выбора, кроме как порвать с «Аль-Каидой» и принять конституцию Афганистана», представитель движения «Талибан» З. Муджахид заявил, что «госсекретарь США не должна диктовать Талибану, что ему делать. Талибы — независимые люди, которые руководствуются верой, …талибы самостоятельно принимают решение о своем будущем. Конституция Афганистана была разработана по поручению иностранцев, и Талибан не может принять подобные законы. Страна имеет свою собственную веру и культуру, и только афганцы должны принимать решение…»

На вопрос о том, «участвовал ли Талибан в тайных переговорах с США», он ответил: «Это ложь. Мы не проводили переговоров с кем-либо и не участвовали в тайных переговорах. Мы не будем вести диалог с кем-либо до тех пор, пока в стране присутствуют иностранные военные силы». На вопрос о переговорах в Великобритании З. Муджахид заявил, что «мулла А. Заиф не может представлять Талибан, и если он вел переговоры, то это его личное дело».

43.92MB | MySQL:92 | 0,948sec