План Маршалла по-арабски и продолжение «жасминовых революций»: мнения немецких аналитиков

Протестное движение в Северной Африке и странах Ближнего Востока ведет к освобождению арабов от власти многолетних диктаторов. Этот процесс протекает по-разному, но, как показывает практика, демонстранты добиваются успеха в течение нескольких недель. Созидательные задачи при этом требуют более продолжительного времени.

Демократические мускулы обретаются не только на площадях, но и в аудиториях. В странах Северной Африки дело обстоит иначе. К примеру, в Египте выделяется только 4% общественного продукта на образование, из-за чего каждый третий житель страны неграмотен. Разом, протестным порядком освободиться от хронической безработицы, а следовательно, и от бедности тоже не получится. Между тем примерно 40% египтян живут на 1,5 евро в день.

Население Египта пребывает в ожидании немедленного улучшения жизненных условий; такими же надеждами полон народ Туниса, указывает Юрген Хробог, бывший посол ФРГ в Вашингтоне (1995–2001), ныне шеф правления предпринимательского фонда BMW Stiftung Herbert Quandt. В принципе это понятно, поскольку ежедневные потребности — та реальность, от которой не уйти. Но как к ним прийти и с какого конца подступиться?— размышляет внешнеполитический и экономический эксперт. Рассматривая проект по созданию предприятий в этих странах на основе капитала европейских концернов (а это магистральный путь к снижению массовой безработицы), Юрген Хробог указывает, наряду с аргументами «за», все основные аргументы «против». Во-первых, где набрать сразу персонал соответствующей квалификации, во-вторых, даже если наберется, то это означает потерю значительного числа рабочих мест для самой Европы.

Получается, что подъем уровня жизни в странах Северной Африки может быть достигнут либо за счет дополнительной напряженности в сфере занятости в Старом Свете, либо благодаря массивной гуманитарной помощи развивающимся странам и значительным инвестициям в образование и профобучение в них.

Речь идет о современном варианте плана Маршалла, актуальном подобии той программы, которую после Второй мировой войны США предприняли в отношении Европы, прежде всего Германии. Кто и как ликвидирует нищету, накормит и оденет, даст образование и работу Северной Африке при современном состоянии дел в Европе послекризисного периода, задает вопрос германский эксперт. Сегодня перед европейским сообществом стоят четко очерченные континентальные задачи: надо вытаскивать из долгового болота Грецию, Ирландию, Португалию, Испанию и, вероятно, Италию. С другой стороны, ЕС должен срочно предпринимать меры в отношении стран Арабского Востока, поскольку промедление грозит еще более грозными потерями — как политическими, так и финансовыми.

Протесты на площадях Северной Африки еще идут, а Старый Свет уже расплачивается за разгромленные инфраструктуры, ограбленные банки и музеи, спекулятивные цены на муку, молоко и масло. В качестве примера напомним: Верховный представитель Союза по иностранным делам и политике безопасности Евросоюза Кэтрин Эштон, посетившая Тунис 14 февраля с.г., сообщила, что до 2013 г. ЕС хочет поддержать Тунис суммой 258 млн евро, причем первые 17 млн евро предназначены в качестве срочной помощи временному правительству Туниса.

Но требуется больше. «Арабы нуждаются в европейских миллиардах», уточняет ситуацию, прибавляя несколько недостающих нулей, обозреватель Die Welt Гюнтер Лахман. Населению стран Северной Африки понятия «демократия» и «рыночная экономика» ничего не говорят, это для них из области ирреального. Они даже не пытаются себе представить, как добьются первых результатов в хозяйственной деятельности своими собственными силами.

Определенные надежды жители Северной Африки возлагают на богатство изгнанных тиранов. Известно, к примеру, что в поисках имущества Бен Али в его дворце на северо-востоке страны были найдены украшения «бесценной стоимости и нескольких миллионов евро в 500-евровых банкнотах». Стопки 500-еврокупюр были спрятаны, согласно сообщению французских СМИ, в сейфах за книжной полкой. Примечательно, что найденные там же купюры в 500 долларов больше не печатаются, указывает Financial Times Deutschland.

По предварительным оценкам, совокупное состояние семьи Хосни Мубарака оценивается минимум в 70 млрд долларов. Участники массовых демонстраций обвиняли его в проматывании национального достояния самой многонаселенной страны арабского мира, что привело 21 февраля к решению генерального прокурора Египта о замораживании всех зарубежных активов Мубарака.

26 февраля Вашингтон объявил о введении санкций против Ливии. Как заявил президент США Барак Обама, будут заморожены активы ливийского лидера Муаммара Каддафи, его родственников и ближайших соратников. По оценкам немецких экспертов, суммы исчисляются миллиардами долларов, не считая недвижимости в США.

Но все тайные и явные счета еще предстоит найти и раскрыть. А есть надо уже сегодня. Гораздо проще в данной ситуации требовать немедленного улучшения благосостояния у стран Запада, которые больше всего разглагольствуют о грядущем торжестве демократии. Стало быть, раз они лучше всего знают, о чем говорят, с них и спрос. Европа должна платить — вот гласный и негласный девиз, с которым каждое утро просыпаются миллионы жителей стран Арабского Востока, охваченных демонстрациями. Европа и платит.

Счет беженцам из Туниса, поток которых безуспешно пытаются унять Италия, Греция и другие государства в Средиземном море, ставшие коридором в более благополучные страны Западной Европы, идет на тысячи. Тунисский диктатор изгнан, но хлеба на столе не прибавилось. Тем более что те же тунисцы достаточно образованы, едут не только за хлебом, но и за карьерой. Так Европа платит — рабочими местами для беженцев, которые согласны трудиться за втрое более низкую плату, чем коренные жители. Последствия предсказуемы: усиление зоны действия «серого капитала», уменьшение налоговых отчислений в бюджет, сокращения пакета социальной помощи.

Если прекратить заниматься регулированием потока беженцев, пустив дело на самотек в буквальном смысле, последствия будут фатальными. Число стремящихся за пределы своих бесперспективных родин может достичь не тысяч, а миллионов. Возможна экономическая экспансия. Если учесть, что речь идет о мусульманах, экспансия будет исламская. Немецкие эксперты в своих прогнозах опасаются, что мощное мусульманское подкрепление может привести Европу на грань создания исламских государств в странах, где ислам достаточно прочно закрепился в обществе: в Дании, Франции, Германии, Италии, Австрии.

Арабы Северной Африки, возможно, не столь радикальны, как представители иранского режима мулл. Но, как говорится, лиха беда начало. Люди, которым нечего терять, готовы пуститься во все тяжкие, как это уже случилось с жителями Сомали и Нигерии, сотнями и тысячами вступившими на тропу морского разбоя. Неслучайно ливийские наемники из числа коренных народов африканской глубинки применяют нынче тот же метод, что и сомалийские пираты, — похищение заложников с целью выкупа. Утопленная в крови и разрушенная Ливия, жителям которой также не оставляют шансов на достойную жизнь, пополняет поток североафриканских беженцев.

Любая демократия начинается на обеденном столе. Повод для многотысячных демонстраций, что в Китае в 1989 году, что в Тунисе в 2011 году, — один и тот же: повышение цен на продовольствие. Международные эксперты указывали на этот важный фактор в ходе всемирного саммита по вопросам экономики (Давос, январь 2011). К примеру, в Египте цены на продукты в течение короткого времени выросли на 17%. Отмечая детонирующую роль растущих цен на основные продукты питания при демонстрациях в Тунисе и Египте, шеф саудовской al-Kholi-Gruppe Хамза аль-Холи указал, что «протестами в Северной Африке дело не закончится; из-за растущих цен на продукты и высокой безработицы они будут распространяться на множество стран».

Примечательно, что в числе этих стран может оказаться и Саудовская Аравия. Волна насилия грозит перекинуться на Ближневосточный регион, указывают немецкие эксперты. Обозреватели Spiegel-Online составили карту политических прогнозов на основе анализа мнения ближневосточных экспертов и пришли к выводу о том, что «жасминовые революции» вполне ожидаемы в 11 странах мира, причем охватывают Европу, Азию, Латинскую Америку и Африку. В том числе упомянуты две ближневосточные страны — Саудовская Аравия и Иран.

 

Миллиарды нефтедолларов против гнева в интернет-формате — так выглядит противостояние в Саудовской Аравии. Здесь намечено провести подобие «Дня гнева» в Каире. Известна дата проведения демонстраций — 11 марта. Согласно сообщениям средств массовой информации, войска в Эр-Риаде находятся в состоянии повышенной боевой готовности. Силовые структуры получили приказ быть готовыми отразить народное наступление в ряде портовых городов.

Есть угроза взрывоопасной ситуации ввиду близости к Бахрейну и Оману, жители которых уже обозначили свой голос в ближневосточном хоре протестного движения. В связи с вероятными беспорядками, которые, судя по всему, не должны принять каирский масштаб массовости и ливийскую версию кровопролития, тем не менее принято решение отменить назначенную ранее серию гоночных соревнований «Формулы-1».

Несмотря на активизацию военных подразделений, саудовский король Абдалла, по его словам, не намерен опираться на штыки. 87-летний монарх пообещал обширные благодеяния стране, пораженной высоким процентом безработных, отсутствием современного профобучения и осознанием зависимости от милости власть имущих. Собственно, этим и занят король Абдалла, чье личное состояние оценивается в 20 млрд долларов: он намерен повысить расходы на образование, социальное обеспечение и жилищное строительство. Монарх планирует повышение окладов госслужащих в среднем на 15%, обязательное получение стипендий студентами. Впервые в истории страны гарантированы выплаты пособий по безработице. Король Абдалла сообщил, что выделяет 37 млрд долларов, чтобы обеспечить социальный мир в его королевстве. Однако далеко не все жители Саудовской Аравии готовы довольствоваться этим. «Мы хотим прав, нам не нужны никакие подарки», — подобными сообщениями полны интернет-сайты, в целом отражающие мнение оппозиции.

Продолжая тему «Деспоты опасаются повторить судьбу Каддафи», политический обозреватель Биньямин Биггер указывает, что движение протеста грозит перекинуться и по ту сторону Персидского залива — на Иран, который уже имеет кровавый, но поучительный опыт общения с президентом и его командой. Оппозиция Тегерана знает, что ее ждет отпор в стиле Каддафи. Впрочем, в данном случае вполне может быть, что Каддафи действовал так же, как в свое время Ахмадинежад.

Примечательно, что опыт по движению к демократизации в одной стране имеет свою логику и облик в другой стране, а затем возвращается бумерангом. Так, анализируя вопрос, какое влияние события в Каире могут иметь на страны неарабских режимов, один из ведущих в ФРГ экспертов по Ближнему Востоку, руководитель берлинского исследовательского центра Stiftung Wissenschaft und Politik Фолькер Пертес считает наиболее интересным случаем сегодняшний Иран. Ирония истории состоит в том, что всего два года назад арабские СМИ подробно рассказывали о массовых протестах против иранского режима, доказывая незаконность его действий против демонстрантов, главным образом молодежи, которая использовала современные средства коммуникации, чтобы мобилизовать массы. Таким образом, современные события в Каире могут рассматриваться как зеркальное отражение тегеранских, которое вернулось в Тегеран. Поэтому иранское руководство занимается самообманом, если полагает, что тунисские и египетские протесты являются продолжением исламской революции в Иране в 1979 году, подчеркивает Фолькер Пертес.

Но главная опасность в данном случае заключается в том, развивают тему другие германские аналитики, что речь может идти не просто о зеркальном отражении, а об отражении, умноженном кровавым отблеском Триполи. Это способно спровоцировать еще больший рост насилия в Иране.

Пока президент Ирана увлечен планами о том, как революции в Северной Африке могут перекинуться на Европу и США, чтобы сбросить империалистические правительства и водрузить над ними зеленое знамя ислама, он, похоже, не замечает, как раскручивается пружина сопротивления в его собственной стране. В интервью Deutsche Welle от 28 февраля Ширин Эбади, известная правозащитница и лауреат Нобелевской премии мира, указывает, что предпринятые в последние дни демонстрации в Иране показывают: «зеленое движение» еще существует. «Правительство после жесткого подавления в течение последних двух лет считало, что держит ситуацию под контролем и движение уснуло. Но последние протесты показали, что огонь есть, только он покрыт пеплом. Огонь не погашен. Он может вспыхнуть в любую минуту и уничтожить режим», подчеркнула Ш. Эбади, подтверждая прогноз немецких экспертов.

 

Спецслужбам Ирана дано строгое указание: создавать помехи в работе Интернета, чтобы затруднить работу оппозиции. Это удается, поскольку иранская власть обладает технологиями, основную поставку которых осуществили в свое время концерны ФРГ. Поэтому сейчас власть Германии находится в двусмысленном положении: она ратует за предоставление иранцам свободы выражения мнений, тогда как сама сделала все, чтобы заткнуть рот оппозиции. Барыши в собственном кармане оказались дороже демократии в Иране. Собственно, протестное движение в Иране не прекращается. Как известно, в течение февраля проходили демонстрации, есть погибшие и раненые.

Немецкие эксперты отмечают три примечательных момента в деятельности режима мулл: физическое устранение противников режима, информационная блокада и демонстрация солидарности с авторитарными режимами Арабского Востока. Конкретнее это выглядит так. Первый — иранские ястребы с подачи президента призывают казнить лидеров оппозиции Хоссейна Мусави и Мехди Кярруби, как и экс-президента Мохаммеда Хатами. Второе — аннулирование аккредитации иностранных журналистов New York Times, агентства France Presse и телеканала Al-Dschasira. Третий — показ военной мощи путем прохода — впервые с момента исламской революции — иранских боевых кораблей водами Суэцкого канала.

Вывод, который делают немецкие эксперты, неутешителен. Революции в Северной Африке ставят Запад, прежде всего Европу, перед гигантским вызовом. Несмотря на то что европейское сообщество должно решать сложные экономические проблемы стран по одну сторону Средиземного моря, не менее актуальными являются проблемы на другом его берегу, в странах широкого протестного движения. Наилучший сценарий — совместный с арабами поиск решения. Насколько он вероятен в условиях хронического ощущения ими бесперспективности, омытой кровью тысяч жертв, покажут дальнейшие события.

44.85MB | MySQL:115 | 1,192sec