Вопрос о слиянии министерств в Иране обостряет отношения президента с парламентом

В последнее время стремление исполнительной власти, в лице иранского президента Махмуда Ахмадинежада, к большей свободе действий правительства стало объектом неустанной критики со стороны духовного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи, а также председателя законодательного органа Али Лариджани.

Только улеглись страсти вокруг недавней попытки М.Ахмадинежада укрепить свою власть во вред прерогативам духовного лидера, как буквально на днях мы стали свидетелями очередного всплеска противостояния президента с парламентом. На этот раз «яблоком раздора» стал вопрос о сокращении числа министерств путем их слияния.

Для подтверждения своей правоты в споре с парламентом вокруг вопроса о слиянии министерств М.Ахмадинежад ссылается на положения статьи 53 Закона о пятилетнем плане экономического развития страны под лозунгом «за развитие и справедливость» на период 2010-2015 гг., согласно которой правительство обязалось сократить число министерств с 21 до 17. По его объяснению, правительство действовало в соответствии с этим законом, который дает право на сокращение числа министерств по определению самого правительства. Однако, как видно из сообщения газеты «Афтаб», не обращая никакого внимания на парламент, только после учреждения новых министерств правительство намеревалось дать пояснения на счет их функции!

По свидетельству М.Ахмадинежада, правительство занято именно формированием этих министерств, и «обвинять правительство в такой момент — неправильно». Причем иранский президент сослался на прежнюю практику слияния министерств, как это имело место в прошлом с объединением министерства полезных ископаемых с министерством металлов и тяжелой промышленности. Тогда это прошло как-то гладко, не вызвав никаких пререканий со стороны парламента. По его убеждению, этот процесс слияния министерств не терпит никаких отлагательств, поскольку процедура их утверждения в парламенте и так может затянуться на несколько месяцев. А это, по его мнению, будет равносильно тому, что эти министерства целый год ничем не будут заниматься. Как выясняется, до назначения министров, М.Ахмадинежад даже готов взять на себя кураторство над новыми министерствами. По сообщению «Аср-е Иран», правительство убеждено, что процесс слияния министерств не нуждается в вердикте парламента и что новые министры могут приступить к своим обязанностям и без вотума доверия со стороны парламента!

«Опека» парламента настолько надоела президенту, что он прямо заявил: «Как видно, уважаемый председатель парламента полагает, что он является «оком закона», однако подобное предположение неправильно, причем следует иметь в виду, что не следует без всякой причины осложнять ситуацию в стране». Он обвинил парламент в создании атмосферы нетерпимости в отношении правительства. По его объяснению, поскольку в стране существует высшая инстанция, способная рассмотреть разночтения в законе, то, следовательно, недопустимо, чтобы председатель парламента лично занимался бы этим вопросом». По убеждению Ахмадинежада, этим вопросом должен заниматься суд административной справедливости, а в случае возникновения разногласий между исполнительной и законодательной властями, последнее слово за духовным лидером. Вместе с тем, он упрекнул парламент в стремлении подмять под себя правительство: «Некоторые думают, — заявил президент, — что они являются работодателями, а правительство – их рабочая сила. Было бы лучше, если уважаемый парламент займется исполнением своих обязанностей и даст возможность исполнительной власти исполнять свои обязанности в соответствии с конституцией, с тем чтобы донести до конца тяжелую ношу управления страной».

Между прочим, для выяснения правоты сторон в этом споре, председатель парламента обратился с письмом к Совету наблюдателей, в котором он просил его дать свое пояснение 133 статьи иранской конституции. Изучив вопрос, Совет наблюдателей изложил по нему свое мнение, основанное на положении конституции, изложенное в упомянутой статье. Кстати, согласно статье, любое изменение законных обязанностей и полномочий, впрочем, как и объединение двух или более министерств должно быть одобрено парламентом. Раз это так, то естественно, что никакие изменения ни в обязанностях, ни в полномочиях прежних министров или объединившихся министерств не могут быть произведены без согласования с парламентом. Таков вердикт Совета наблюдателей. Как пояснил секретарь Совета наблюдателей, любой министр, как новый, так и ставший во главе нового министерства, нуждается в вотуме доверия со стороны парламента. Яснее не скажешь. Тем не менее, согласно трактовке помощника руководителя Отдела по развитию управления и человеческих ресурсов при аппарате президента Форузанде Дехкярди, со ссылкой на имеющийся прецедент в практике деятельности Совета наблюдателей, Совет наблюдателей не занимается оценкой действий, имевших место в прошлом. Отсюда логика члена аппарата президента: раз слияние министерств уже состоялось, то бить в барабаны уже поздно!

Тем не менее, в споре вокруг слияния министерств и назначения новых министров Совет наблюдателей поддержал позицию парламента и его председателя Али Лариджани, дав тем самым понять президенту, что тот не вправе выходить за рамки своих полномочий, которые он постоянно старается расширить. Попытки Ахмадинежада избавиться от опеки парламента не может не тревожить законодателей, многие из которых стараются найти объяснение действиям президента. Так, по определению одного из членов парламентской комиссии по культуре, депутата от Тегерана сеида Реза Акрами, главная причина противоправных действий президента состоит, во-первых, в том, что президент никогда не избирался депутатом в парламент, и поэтому у него нет опыта работы в качестве парламентария. Во-вторых, он не имеет достаточных знаний по части законодательной деятельности. Кроме того, по его мнению, в неведении президента могут быть повинны его советники, которые не дают своему начальнику правильные советы.

Как передают, президент намеревается послать устное и письменное сообщение в парламент, в котором даст понять, что вопрос о слиянии министерств исчерпан.

На заседании правительства, состоявшемся 11 мая 2011 г., М.Ахмадинежад утверждал, что обвинения в нарушениях им закона необоснованны. По его утверждению, для проведения в жизнь программы слияния министерств и был принят закон, согласно статье 53 которого правительству следовало провести слияние этих министерств. По утверждению иранского президента, законодатели не могут указывать ему, как претворять в жизнь положения закона или же вносить поправки в его содержание. Вместо того чтобы парламентарии придерживались буквы закона, они стараются вносить исправления в содержание закона под видом его «улучшения».

Как выясняется, обвиняя парламент в том, что тот постоянно ставит палки в колеса в работе правительства, на самом деле президент не проводит в жизнь многие постановления парламента. Так, например, несмотря на утверждение иранским парламентом плана правительства о создании министерства спорта и молодежи, правительство до сих пор не представило парламенту кандидатуру министра. Аналогичная ситуация сложилась и со слиянием двух министерств – министерства жилищного строительства и министерства дорог, когда правительство назначило Али Никзада временно исполняющим обязанности или куратором новообразованного министерства. Между тем правительство не предоставило парламенту никакой информации ни о функциях нового министерства, ни о кандидатуре самого министра. Тем временем уже истек срок полномочий временно исполняющего обязанности министра Али Никзада, которому уже давно пора покинуть занимаемую должность. По мнению тегеранского депутата, Ахмадинежад постоянно прибегает к разным отговоркам, когда вопрос касается представления в парламент кандидатуры того или иного министра и признания законности постановления парламента. Наконец, депутат напомнил президенту, что давать разъяснение обычного закона это прерогатива парламента, а комментировать положения конституции является правом Совета наблюдателей. Еще одно обвинение, которое он выдвинул против президента, состоит в том, что при возникновении напряженности с парламентом, вместо того, что обсудить спорный вопрос с законодателями путем представления запроса в парламент, президент выносит его в средства массовой информации, придавая ему излишний общественный резонанс.

Демарш Ахмадинежада не может не вызывать тревогу не только в парламенте, но и в окружении духовного лидера, поскольку практика противостояния исполнительной власти с законодательной властью может принять хронический характер. Ведь ставя сегодня под сомнение полномочия исламского законодательного органа, то завтра не исключено, что может появиться желание оспорить и верховенство самого духовного лидера и принципа «велаят-е факиха», основополагающего принципа исламской власти в Иране.

43.52MB | MySQL:92 | 0,946sec